Тим уокер: Тим Уолкер (Tim Walker)

Содержание

Тим Уолкер (Tim Walker)


Тим Уолкер (Tim Walker) – один из постоянных небожителей пантеона модных фотографов, чьи снимки то и дело попадают на страницы глянцевых изданий. Рецепт его успеха чем-то похож на Кока-Колу: все ингредиенты достаточно просты, но одна маленькая мелочь, остается в секрете, который Тим Уолкер, скорее всего и сам не знает. Он просто берет и осуществляет свои фантазии, несмотря на их разумность или неразумность. А, как получится – это его уже не волнует. Возможно за этим «как» и кроется секрет Тима Уолкера.


Конечно, так примитивно не стоило бы формулировать творчество этого знаменитого фотографа, но он бы, наверное, поступил точно так же, с присущим ему цинизмом и склонностью к гротеску. Самое интересное, что все «шалости» сходят Уолкеру с рук. Результат его работ оригинален и прекрасен своей уникальностью, собственно, что больше всего и ценится в фешн-фотографии.
Тим Уолкер родился в 1970 году в Англии. Фотографией он увлекся, работая над альбомом знаменитого Сесила Битона в Conde Nast. 


Тим Уолкер закончил Экстер арт-колледж, где получил профессию графического дизайнера, после чего работал фотоассистентом у разных фотографов, постигая тонкости профессиональной фотосъемки. Тиму Волкеру очень повезло работать в Нью-Йорке с Ричардом Аведоном, у которого он научился многому и, возможно, постиг одну из самых главных истин – фотограф должен быть знаменит своим почерком, и ничем другим. Быть может, поэтому его снимки так не похожи на работы Аведона. 


Однако то, что у Тима Уолкера на уме известно одному Тиму Уолкеру. Со стороны же заметно, только то, как он наслаждается процессом съемки и расстановки декораций. Похоже, он просто играет большими игрушками, и попутно делает снимки. Расставлять точки по координатам в графическом дизайне – это работа не для него. Уолкер умеет свалить все в кучу перемешать и получить гармонию там, где никто её не ожидает. При этом, совсем не похоже, что бы он ставил все с ног на голову. Если замок слишком угрюмый, то почему бы не развеселить его цветными шариками? Вы видели когда-нибудь сотни цветных шариков на средневековых стенах и вокруг них? Нет? Так смотрите же! Может вам интересно увидеть в шикарной гостиной, ну, скажем, лошадь? Нет проблем! 


Но, не смотря на такой подход, необходимо отдать должное таланту Уолкера. Далеко не у каждого получается сделать так, чтобы воплощенные фантазии были приняты зрителем. В модной фотографии Тим Уолкер ценится за свою непринужденную манеру диалога с публикой. Его снимки ничего не навязывают, они наоборот отвлекают от коммерческой сути фешн-индустрии.


После получения звания «независимого молодого фотографа» на Награждении Года, Тима Уолкера буквально засыпали предложениями такие модные издания, как Vogue, Harper‘s Bazaar, W. Ну и, конечно, его не могла обойти вниманием Мадонна. Стиль этого британского фотографа пришелся ей по душе. Тим Уолкер ставил свои сюрреалистические мизансцены, снимая загородную жизнь великой поп-дивы в уютном особняке, расположенном в графстве Уолтшир, для американского Vogue. Особняк этот некогда принадлежал тому самому Сесилу Бетону, с которого все и началось, в карьере Тима Волкера


Тим не прячет своего «скелета» в шкафу, а нарочно тянет его в кадр. Причем на снимках он выходит уж больно какой-то живой, а иногда даже вальсирующий. И, если скелет вызывает у зрителя интерес, то почему бы не подбросить в кадр огромный скелет, чтобы усилить этот интерес еще больше? Тим Уолкер точно знает, что в фешн-фотографии все средства хороши, но в отличие от многих он умеет изобретать одни из самых эффективных средств.


Сегодня о Уолкере говорят, как об широко востребованном фешн-фотографе. Иногда его фотосессии занимают несколько десятков страниц, например, как это было в 2004 году с британским Vogue. Серия этих фотографий с участием все той же Мадонны занимала 38 страниц и называлась «Модная пантомима».



 



 



Источник: creativestudio.ru

Алиса на грибах — Bird In Flight

Лабиринт и театр

Реальное влияние на Уокера оказали художники — в частности, Иероним Босх и сюрреалисты, — а также фотографы прошлого: Сесиль Битон и Петерсон; наверняка не обошлось без Лашапеля и Тима Бертона. Если окунуться в творческий котел Уокера, мы окажемся в дремучем лабиринте, который постоянно меняется и меняет нас. Мы пропадем там навсегда в дивных бредоподобных видениях.

Уокер — фешн-фотограф, который терпеть не может подиум. «Большинство коллег говорили мне, что фешн-фотография не для меня. Многие до сих пор удивляются, что я весьма преуспел в этой сфере. Я люблю красивую одежду, но мир подиумов по-прежнему чужд мне. Для меня модная фотография стала способом бегства от реальности, миром фантазий», — отмечает он. Фотограф бежит в особый мир одежды, декораций и персонажей съемок — совершенно непохожий на ту реальность, для которой предназначены наряды.

Глядя на одежду, Уокер обращается к ассоциациям, к неожиданно вспыхнувшим образам — часто на первый взгляд абсурдным, — хватает карандаш или маркер и рисует будущую фотографию. Затем заказывает бутафорию и массовку — и, например, журнал Vogue идет для него на любые расходы, будь то «роллс-ройс», двадцать балерин, семнадцать гусей, восемьдесят белых кроликов или куча зонтов. «Я бы сказал, что живу в сказке без начала и конца. В ней огромное количество персонажей: маленькие лошадки, непонятные люди, монстры, добрые животные, растения, яблоки размером с голову. Когда мне нужно сделать съемку, я просто достаю из этой сказки маленький кусочек волшебства».

В итоге фотографии Уокера не воспринимаются как реклама: это театр — с явной сценографией, торчащими креплениями декораций, кривляющимися актрисами и актерами. Героев, кстати, у Уокера тоже достаточно: его моделями были Мадонна, Тим Бертон, Вупи Голдберг, Тильда Суинтон, Джон Гальяно, Кейт Мосс и многие другие селебрити.

Это театр — с явной сценографией, торчащими креплениями декораций, кривляющимися актрисами и актерами.

Тим Уокер о своей выставке в Музее Виктории и Альберта

К выставке по итогам своей 25-летней карьеры Тим Уокер готовился четыре года. Но просто ретроспективой Tim Walker: Wonderful Things не назвать: идея в том, чтобы создать диалог между работами Уокера и постоянной экспозицией Музея Виктории и Альберта. «Встать в один ряд с коллекцией V&A было для меня невероятной честью, — признается фотограф. — Этот музей — бальзам на душу каждого. Он, как лекарство, исцеляет от всех ужасных вещей, происходящих в мире».

Вместе с куратором выставки Сюзанной Браун Уокер изучил все 145 залов музея, самые понравившиеся экспонаты легли в основу десяти фотопроектов. Вместе с другими работами Тима их можно увидеть в декорациях сет-дизайнера Шоны Хит, его давней напарницы. «Мне не хотелось возводить стены и разделять пространство», — отмечала Хит, чьи работы неотъемлемо присутствуют в фантазийных съемках фотографа. Сюрреалистичные сады, чрезмерно обставленные комнаты, чучела животных, будто сошедшие с картин Дали, — вместе Уокер и Хит создают сказочные миры, достойные пера братьев Гримм. Прежде чем выставка откроется широкой публике 21 сентября, мы попросили Тима Уокера провести для нас персональную экскурсию и рассказать о самых ярких эпизодах карьеры.

Фрагмент экспозиции Tim Walker: Wonderful Things в Музее Виктории и Альберта, 2019

Первый зал похож на краткий обзор всех ваших работ, включая портреты людей, с которыми вы сотрудничаете на постоянной основе: Тильды Суинтон, художника Грейсона Перри, танцора Линдси Кемпа. Что вас так в них привлекает?

Я называю это стеной моих муз. Как фотограф, я всегда визуализирую свои работы до того, как приступаю к исполнению. Но эти люди ломают мои изначальные представления и выдают нечто совсем другое, неожиданное. Взять, к примеру, Кристен Макменами. В одной из съемок она выступала в образе русалки, и от такого сюжета вы ожидаете чего-то изящного. Но в одноименной сказке Ганса Христиана Андерсена куда больше нюансов — в ней есть мрачность, соблазнение, сексуальность. Это съемка про человеческий опыт. Мне никогда не нравились слишком «сладкие» истории, и Кристен удалось добавить ей необходимой глубины.

То же самое касается Тильды. Мы обсуждаем проект — и она перевоплощается в персонажа, которого я не придумывал, нечто иное. Тогда я просто документирую эту трансформацию. Именно к этому я стремлюсь как фотограф — испытывать удивление, порой даже шок.

Тим Уокер. Джулиет Бьюик, Horse in House. Эглингем-Холл, Нортумберленд, 1998

Вы не пользуетесь вспомогательными средствами вроде фотошопа. Почему? Чрезмерная продуманность кадра убивает эффект спонтанности?

Да. Красота заключается в ошибках, удивлении и внезапности. И не может существовать в рамках строго организованной идеальности. Поэтому я и люблю фотографировать на пленку — она ловит моменты между статичными кадрами. По той же причине мне нравится работать с танцорами, такими как Гарри Александер, MJ Harper и Джордан Робсон, а также с хореографом Майклом Кларком. В такие моменты моя задача — поймать весь диапазон их движений.

Монтаж выставки Tim Walker: Wonderful Things в Музее Виктории и Альберта, 2019

Вы начинали карьеру ассистентом Ричарда Аведона. Какой главный урок вы вынесли из этого опыта?

Аведон был гением в навыках общения с людьми, которых снимал. Он постоянно говорил: «Главное — это человек, будь с ним целиком и полностью, все остальное не важно». Аведон всегда придумывал персонажей для своих моделей. Однажды мы снимали рекламную кампанию Versace, на площадку вышли Надя Ауэрманн и Кристен Макменами, одетые в черные костюмы, и я подумал: «Как мы можем снять это в стилистике Аведона?» Тогда он сказал моделям: «Представьте, что вы две вороны, которые борются за лежащего на полу червя». Я определенно научился у него такому режиссерскому подходу к съемкам.

Тим Уокер. Из серии Box of Delights. Джеймс Спенсер, Бэкап, Ланкашир, 2018

Многие ваши фотографии сняты на фоне пейзажей Нортумберленда, которые можно увидеть у живописцев романтической школы, от Уильяма Тернера до Джона Мартина. Почему это место вас так вдохновляет?

Когда я только начинал, редактор моды Карен Харрисон рассказала, что в Нортумберленде есть особняк, который называется Эглингем-Холл, и он наверняка должен мне понравиться. Мы вместе поехали туда на съемку, и я влюбился в это место. Я понял, что оно может стать идеальной сценой для моих «постановок». У каждого дома есть душа и персональная история, а уж у Эглингем-Холла и подавно. На мой взгляд, Нортумберленд с его пляжами, холмами и полями — очень атмосферная и многогранная локация.

Витраж «Брачная ночь Товита и Сары». Около 1520, Кельн. Тим Уокер. Из серии Illuminations. Сара Грейс Валлерстедт, Ана Виктория и Зузанна Бартошек в Valentino. Лондон, 2018

Зал Illuminations на вашей выставке вызывает почти религиозные ассоциации. На эту серию вас вдохновили витражи XVI века из коллекции V&A. Почему они?

Самое интересное для меня — свет, проходящий через цветное стекло, и сюжеты на витражах. Терри Блоксэм, помощник куратора из отдела керамики и витражей V&A, объяснил мне, что религиозные лидеры использовали их в образовательных целях. Многие прихожане в то время были неграмотными, поэтому вся информация доносилась до них подобными визуальными средствами. Мой любимый витраж — «Брачная ночь Товита и Сары», основанный на сюжете из ветхозаветной Книги Товита. В центре композиции изображена собака, символизирующая верность, а сбоку от кровати — тапочки, которые, как мне рассказал Терри, означают подчинение одного партнера другому.

Тим Уокер. Из серии Illuminations. Ана Виктория, Зузанна Бартошек и Сара Грейс Валлерстедт в Lanvin, Gucci и Heather Huey. Лондон, 2018

Серия Cloud 9 навеяна акварелью XVI века с изображением индуистских богов Кришны и Индры. Вы путешествовали в самые разные уголки мира, фотографируя местных людей и культуры. Как вам удается не задевать чьи-то чувства и относиться к чужому наследию с уважением?

Мне невероятно повезло с тем, что журналы отправляли меня в самые необычные страны — от Папуа-Новой Гвинеи до Бирмы и Монголии. Думаю, вся выставка направлена на то, чтобы показать многообразие народов и их понятия красоты. Если говорить о Cloud 9, я хотел создать атмосферу Индии, находясь в Вустершире. Я очень горжусь тем, что Великобритания — мультикультурная страна.

Кроме того, я хотел уйти от позиции собственника этих снимков. Главный импульс выставки — диалог с музеем. Работая над ней, я познакомился со многими кураторами V&A. Когда они показывают мне что-то из архива, будь то индийские акварели, золотая лакированная табакерка XVIII века или репродукция гобелена из Байе, то рассказывают об этих экспонатах с невероятным энтузиазмом. Сотрудники музея любят их, но не обладают ими. Думаю, такое отношение к работам нашло отклик в моем сердце — охранять и беречь, а не быть единоличным владельцем.

Тим Уокер. Из серии Cloud 9, Radhika Nair. Першор, Вустершир, 2018. Акварель «Кришна и Индра». Около 1590, Лахор

Музейные хранители могут проводить месяцы, а то и годы за реставрацией одной работы. Вы же существуете в рамках модной индустрии, которая живет на куда более быстрых скоростях. Опыт сотрудничества с музеем изменил ваш взгляд на этот вопрос?

Фотограф не может не думать о своей смертности и скоротечности времени, потому что его задача — «замораживать» момент. С каждым нажатием кнопки затвора вы испытываете чувства истинной красоты, ужаса, смерти, темноты и света, которые только что остались в прошлом. На серию Box of Delights меня вдохновила вышитая шкатулка XVII века с миниатюрным сказочным садом внутри. Для съемки Шона воспроизвела этот сад в реальном размере. Шкатулку же сделала неизвестная девушка, трудясь при свечах задолго до изобретения электричества. Ее давно нет, но созданная вещь до сих пор хранит память. Для меня этот объект олицетворяет быстротечность времени и красоты.

Вышитая шкатулка из дерева, сатина, шелка, металлической нити, слюды и бисера. Около 1675, Англия

Что для вас красота?

Недостаточно просто иметь симпатичное лицо. Внутренняя красота, образованность более фотогеничны. На выставке есть несколько портретов, на которые меня вдохновил роман в жанре магического реализма «Волшебный магазин игрушек» Анджелы Картер. Это история о девушке, которая съедает семена, и однажды из нее начинают расти цветы. Кейт Мосс прочитала сказку несколько раз и к моменту съемки четко понимала, как хочет интерпретировать главного персонажа. В Кейт столько жизни, и эта энергия так же красива, как и ее внешность.

Или посмотрите на обнаженное фото Бет Дитто. В ней тоже чувствуется невероятная любовь к жизни. Другие стеснялись бы такого тела, как у нее, но она преподносит его с достоинством, и в этом ее сила. Бет находится в большей гармонии с собой, чем я. Мне бы очень хотелось научиться у нее такому самоощущению. Красота прячется глубоко под кожей.

Тим Уокер. Why not be Oneself (Тильда Суинтон). Ренишоу-Холл, Дербишир, 2018

Один из последних залов выставки занимает съемка Why Not Be Oneself с Тильдой Суинтон в главной роли, отправной точкой стало ювелирное украшение британской поэтессы Эдит Ситуэлл. Расскажите о ней подробнее.

Когда меня привели в зал, где хранится ювелирная коллекция V&A, на одной из стен я увидел портрет Ситуэлл, а рядом — пустой кейс с бархатной подушкой, на которой остался след от украшения (тогда его на время отдали в другой музей). На деле инициатором съемки была Тильда. Она оказалась дальней родственницей Ситуэлл и, захватив с собой несколько ее колец, предложила поехать в старый дом поэтессы, Ренишоу-Холл, чтобы снять историю там.

Фрагмент экспозиции Tim Walker: Wonderful Things в Музее Виктории и Альберта, 2019

В одном из залов собраны сделанные вами снимки в жанре ню, они спрятаны за латексной занавеской. Вы впервые сняли обнаженную натуру в 2017 году, почему не раньше?

Если вы работаете с модной фотографией, главный объект съемки, конечно, одежда. Я подумал, что пора освободить себя и начать снимать людей, готовых позировать обнаженными. Я хочу и дальше работать в этом направлении, чем и занимаюсь в данный момент. На мужские ню-портреты меня вдохновили картины Фрэнсиса Бэкона, я смог оценить их только лет в 40. Они пугали меня, а способность видеть красоту в чем-то мрачном приходит с возрастом. Я бы ни за что не смог сделать подобные снимки в начале творческого пути, потому что не понимал бы, какую ответственность они несут. Я всегда был стеснительным парнем, и работа фотографом научила меня общаться с людьми, понимать и чувствовать их. Снимая таких великих, как Дэвид Хокни, Дэвид Аттенборо и Маргарет Этвуд, нужно быть очень уверенным в себе, даже если они полностью одеты.

Тим Уокер в Музее Виктории и Альберта, 2019

Камера, по-вашему, состояние души. «Если чувствуете себя несобранным, картинка будет такой же, — вы говорили ранее. — Если испытываете злость, картинка тоже получится злой. Фотография — это манифестация вашего психического состояния». А в каком состоянии находится ваша душа сейчас?

Я наглядно говорю о своем состоянии в самом финале выставки: любой конец — это начало чего-то нового, и это новое может случиться прямо здесь и сейчас. Мой путь так долго вел меня к выставке в V&A, и теперь самое время приступить к следующему этапу. Осталось только понять, каким он будет.

Выставка Tim Walker: Wonderful Things в лондонском музее V&A пройдет с 21 сентября по 8 марта 2020 года.

Тим Уокер. Pastel Cats. Эглингем-Холл, Нортумберленд, 2000

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: ©Tim Walker Studio; ©Victoria and Albert Museum, London; Sara Lloyd; Jamie Stoker

Тим Уокер. Удивительные вещи | New Style

Творчеству одного из самых изобретательных фэшн-фотографов современности, сюрреалиста-сказочника Тима Уокера посвящена новая выставка музея Виктории и Альберта в Лондоне Tim Walker:Wonderful Things.

Подготовка проекта заняла четыре года. Самая масштабная на сегодня экспозиция работ Уокера посвящена 25-летней художественной карьере фотографа и вдохновляющей роли богатейших коллекций музея в его творчестве. «Для меня V&A всегда был дворцом мечты – это самое вдохновляющее место в мире.

Aubrey Beardsley. ‘The Peacock Skirt’, 1894. Line block print on Japanese vellum paper. ©Victoria and Albert Museum, London Tim Walker. Sarah Grace Wallerstedt. London, 2018. © Tim Walker Studio

Коллекция музея невероятно широка и эклектична, и, думаю, именно поэтому она так сильно меня поразила. Многие из предметов, которые я видел во время своих исследований в музее, заставили моё сердце вздрогнуть, и мне хотелось попытаться создать фотографию, которая передавала бы не только физическую реальность и красоту этого объекта, но и мою эмоциональную реакцию на него.

Каждый новый снимок – это любовное послание к предмету из коллекции V&A и попытка запечатлеть мою встречу с возвышенным. Красота для меня – всё. Мне интересно разрушать границы, придуманные обществом, открывая и показывая разные виды красоты и удивительного многообразия человечества. Подготовка к этой выставке подтолкнула меня к освоению новых волнующих территорий; я нахожусь на том этапе жизни, когда чувствую в себе достаточно смелости, чтобы сделать это» – признаётся Тим Уокер.

Tim Walker. Duckie Thot, Aubrey’s shadow. Fashion: Saint Laurent. London, 2017. © Tim Walker Studio

Экспозицию «Удивительных вещей» открывают 150 фотографий, созданных художником за 25 лет работы, начиная с первых съёмок в 1990-х до больших редакционных проектов для Vogue, W magazine, i-D Magazine. Доминанта выставки – 10 новых фотографических проектов, непосредственно связанных с сокровищами из бездонного собрания V&A. Начав работу над проектом, Уокер зачастил в музей; куратор выставки Сюзанна Браун рассказала, что «первые полгода Тим приходил в V&A практически каждый день, а сотрудники открывали ему фонды и делились историями о коллекции. Уокер посещал запасники и реставрационные студии музея, исследовал коллекции 145 музейных галерей, облазил крышу и лабиринты викторианских пассажей под музеем. Поиски увенчались успехом: сияющие средневековые витражи, индийские миниатюры, табакерки, украшенные драгоценными камнями, золотые туфли, эротические иллюстрации, 50-метровая фотография знаменитого средневекового гобелена из Байе – эти и многие другие объекты из музейного собрания, воспламенившие воображение Уокера, – герои новых монументальных фотографий центральной части экспозиции. Фотографии и вдохновившие на них артефакты экспонируются рядом, каждой из 10 фотосерий отведён отдельный зал.

Tim Walker. Radhika Nair. Fashion: Halpern and Dolce & Gabbana. Pershore, Worcestershire, 2018. © Tim Walker Studio Tim Walker. Tilda Swinton. Fashion: Gucci, Marc Jacobs. Jewellery: Lisa Eisner Jewelry, Vela, Uno de 50, A. Brandt + Son. Renishaw Hall, Derbyshire, 2018. © Tim Walker Studio

Первый – Illuminations – напоминает интерьер сгоревшего собора. Витражные панели XVI века и изысканный иллюминированный манускрипт 1470-х годов, принадлежавший герцогине Бретонской. Эти ренессансные раритеты соседствуют с заключёнными в рамы крупноформатными фотографиями Уокера, висящими на стенах.

Зал Pen & Ink отталкивается от провокационных иллюстраций Обри Бердслея       1890-х годов. Работы этого известного британского художника-графика и поэта экспонируются в обшитой зелёным бархатом комнате, ведущей в белоснежную фотостудию, заполненную произведениями Уокера – остроумный комментарий фотографа на листы Бердслея.

В сценографии дизайнера Шоны Хит, с которой Тим Уокер сотрудничает уже более 20 лет, выставка Wonderful Things обещает стать грандиозным фантасмагорическим спектаклем.

* * *

Tim Walker: Wonderful Things

21 cентября 2019 – 8 марта 2020

V&A

Cromwell Road, London SW7 2RL

www.vam.ac.uk

Тим Уокер — книги автора, биография, фото, личная жизнь

  • Код товара
    960854

    Издательство:
    Random House

    Язык:
    Английский

    Год издания:
    2018

    Переплет:
    Мягкий

  • Код товара
    960853

    Издательство:
    Random House

    Язык:
    Английский

    Год издания:
    2014

    Переплет:
    Мягкий

Бесплатный курс лекций с Коллин Этвуд, Тимом Уокером, Молли Годдард и Сэмюэлем Россом

Лекции, посвященные искусству, моде и дизайну, будут проходить каждый день до 9 апреля в 17:00 по Гринвичу.

После известия о том, что французская школа моды IFM запускает серию бесплатных онлайн-курсов, фонд Александра Маккуина «Sarabande Foundation» также принял решение запустить курс лекций о моде и искусстве «The Sarabande Sessions». 

Приглашенными спикерами станут известные эксперты модной индустрии. Среди них — куратор Института моды Met Museum Эндрю Болтон, обладатель премии Оскар в номинации «художник по костюмам» Коллин Этвуд, основатель британского бренда A-cold-wall* Сэмюэл Росс, художник и писатель Грейсон Перри, фотограф Юнона Калипсо и другие.

Рассчитанная на широкую аудиторию творческая инициатива предоставляет возможность каждому (кто знает английский) получить представление о модной индустрии, и, конечно, помогает справиться со скукой самоизоляции, которую многие из нас испытывают в настоящее время.

Расписание выступлений здесь.


Спикеры: 

Тим Уокер (Tim Walker) – один из постоянных небожителей пантеона модных фотографов, чьи снимки то и дело попадают на страницы глянцевых изданий. Рецепт его успеха чем-то похож на Кока-Колу: все ингредиенты достаточно просты, но одна маленькая мелочь, остается в секрете, который Тим Уолкер, скорее всего и сам не знает. Он просто берет и осуществляет свои фантазии, несмотря на их разумность или неразумность. А, как получится – это его уже не волнует. Возможно за этим «как» и кроется секрет Тима Уолкера.

Уроженка Лондона, Молли Годдард, основала именной бренд в 2014 году. Для коллекций компании Molly Goddard она выбирает элементы фантазийного и романтического стиля, а также мотивы из винтажных и панк-направлений. Дизайнер отдает предпочтение легким и летящим материалам, среди которых шелк, органза и тюль. Интервью любимицы Рианны и автор того самого платья Вилланель из «Убивая Еву» с Vogue здесь.

Сэмюэл Росс — ученик Вирджила Абло, основатель уличного бренда A-Cold-Wall, он занимает почетное место в мире современной британской моды, а его имя ежегодно мелькает в рейтинге «Топ-100 самых влиятельных людей», по версии Dazed & Confused. 

О других спикерах  «The Sarabande Sessions» можно найти информацию на официальной странице мероприятия. 

Тим Уолкер и его волшебные миры.

Тим Уолкер (англ. Tim Walker) – всемирно известный фотограф британского происхождения. Является официальным фотографом Vogue UK. Работает преимущественно в направлениях рококо и сюрреализм, часто вдохновляясь литературными сказками и художественными фильмами. По выражению фотографа, для понимания его творчества «необходимы юмор и воображение». Уолкер избегает Photoshop, используя реальный реквизит и освещение.

Я бы сказал, что живу в сказке без начала и конца. В ней огромное количество персонажей: маленькие лошадки, непонятные люди, монстры, добрые животные, растения, яблоки размером с голову. Когда мне нужно сделать съемку, я просто достаю из этой сказки маленький кусочек волшебства.

Тим Уокер родился в 1970 году в Англии. Помимо него, в семье Лорны и Колина Уокеров рос старший сын Руперт. В детстве Тим Уокер много рисовал, придумывая образы и воспроизводя их на бумаге. В 12 лет он увлекся фотографией.

Я любил гулять с камерой и снимать знакомых людей. Фотосъемка для меня была схожа с коллекционированием. Когда у меня была камера, всегда находилась причина идти куда-то.

 

В конце 1980-х гг. Тим Уокер работал с архивами Сесила Битона в издательстве Condé Nast, где всерьез увлекся фотографией. Впоследствии он поступил в Эксетер-Колледж, один из старейших в Оксфордском университете. По признанию Тима, «в работе фотографа ему нравилось расставлять все по своим местам, создавать нужную атмосферу, подбирать наряды».

В 1994 году Тим Уокер работал внештатным фотографом в некоторых модных изданиях Лондона. Затем он переехал в Нью-Йорк и устроился ассистентом Ричарда Аведона.

Я был не лучшим ассистентом. Во время съемок Ричард Аведон любил сидеть на полу «по-турецки», и однажды попросил меня помочь ему встать. Я поднял его, а потом почему-то слишком рано отпустил, и он упал. То, что за этим последовало, никак нельзя назвать приятным. Ричард Аведон пришел в ярость на глазах у сорока человек.

В 1995 году Тим Уокер вернулся в Англию. В этом же году он провел свою первую фотосъемку для Vogue UK.

Со второй половины 1990-х гг. Тим Уокер начал сотрудничать с изданиями W и Harper‘s Bazaar, стал официальным фотографом Vogue UK. Он создал рекламные кампании для Barneys, Comme des Garçons, Gap и Yohji Yamamoto.

Уокер организовал свою первую крупную выставку в Музее дизайна в Лондоне в 2008 году. Событие совпало с выпуском его книги Pictures, опубликованной teNeues.

В 2010 году первый короткометражный фильм Уокера The Lost Explorer (BBC Films, 2010) был показан на кинофестивале в Локарно в Швейцарии.

Тим живет в Лондоне и по сей день.

 

Биография — Tim Walker Photography

фотографий Тима Уокера очаровали читателей Vogue, месяц за месяцем
месяц, уже более десяти лет. Экстравагантная постановка и романтические мотивы характеризуют
его безошибочный стиль. После 15 лет работы над фотографиями,
Уокер сейчас также снимает движущиеся фильмы.

Уокер родился в Англии в 1970 году. Интерес к фотографии начался в
Библиотека Condé Nast в Лондоне, где он работал над архивом Сесила Битона для
за год до университета.После трехлетнего диплома бакалавра фотографии с отличием в
Колледж искусств Эксетера, Уокер был удостоен третьей премии как независимый молодой фотограф года.

По окончании учебы в 1994 году Уокер работал внештатным фотографом.
помощником в Лондоне перед переездом в Нью-Йорк в качестве помощника на полную ставку
Ричард Аведон. Когда он вернулся в Англию, он сначала сосредоточился на
портретная и документальная работа для британских газет. В 25 лет он
снял свой первый рассказ о моде для Vogue и фотографировал для британцев,
Итальянская и американская версии, а также Вт.
Журнал
и LOVE Magazine ever
поскольку.

Уокер устроил свою первую крупную выставку в Музее дизайна в Лондоне в
2008. Это совпало с публикацией его книги «Картинки» , изданной teNeues.

В 2010 году состоялась премьера первого короткометражного фильма Уокера «Заблудший исследователь» в
Кинофестиваль в Локарно в Швейцарии и выиграл лучший короткометражный фильм на
Кинофестиваль в Чикаго, 2011.

2012 год ознаменовался открытием Walker’s ‘Story Teller’
фотовыставка в Сомерсет-Хаусе, Лондон.Выставка совпала
с публикацией его книги « Story Teller »
опубликовано Thames and Hudson. В сотрудничестве с Лоуренсом Миноттом в 2013 г.
и Кит Хескет-Харви, он также выпустил The
Бабушка Алфавит,
уникальная коллекция портретов и иллюстраций
празднование бабушек.

Уокер получил премию Isabella Blow в номинации «Создатель моды» от The
Британский совет моды в 2008 году, а также награда Infinity Award от The
Международный центр фотографии в 2009 году.В 2012 году Уокер получил
Почетный член Королевского фотографического общества.

Музей Виктории и Альберта и Национальная портретная галерея в
Лондон включает фотографии Уокера в свои постоянные коллекции.

Тим
живет в Лондоне.

Тим Уокер: «Мой интерес к красоте достигает предела» | Fashion

Сейчас 1995 год, и супермодели не встают с постели меньше чем за 10 000 долларов. В студии Ричарда Аведона, переоборудованной пожарной части в Верхнем Ист-Сайде Манхэттена, снимаются Надя Ауэрманн и Кристен МакМенами для новой кампании Versace.Оба «супа» почти 6 футов, и их волосы взлохмачены вверх, как линия горизонта, чтобы добавить еще пару дюймов. Их платья и костюмы смелые, стройные, все плечи и грудь: вершина мощной одежды. Аведон, которого все называют «Диком», устанавливает свою широкоформатную камеру размером 10×8 дюймов низко, снимая вверх, делая Ауэрманна и МакМенами еще более похожими на амазонских божеств.

Тем временем на заднем плане наблюдает худощавый, несколько бледный англичанин, лет двадцати пяти. Он четвертый помощник Аведона, то есть он подчиняется не только фотографу, но и третьему помощнику, второму помощнику и менеджеру студии.В его основные обязанности входит замена лампочек, опорожнение мусорных баков, доставка еды для всех. Он застенчивый и немного мечтательный, но все замечает.

«Моя роль была очень, очень простой, но необходимость убирать собачье дерьмо с улицы прямо перед его студией — что мне приходилось делать много — позволила мне занять место в первом ряду в этом опыте. увидеть фотографию Ричарда Аведона », — вспоминает Тим ​​Уокер, которому сейчас 49 лет, и он один из ведущих мировых фотографов моды на протяжении двух десятилетий.«Я был на передовой, и то, как Дик общался с предметом, было всем».

«Аведон действительно уволил меня. Я не торопился, я был ужасно плохим фото-ассистентом ». Фотография: Джеймс Стопфорт / Tim Walker Studio

Как так? «Дик расскажет им историю», — отвечает Уокер. «Когда Кристен и Надя вышли в двух маленьких черных костюмах, он сказал:« О, я думаю, вы вороны, и вы на ветке. На полу червяк, и вы сражаетесь за этого червя ». Очень упрощенные, детские сценарии, которые происходили очень быстро.Вы можете увидеть, как это разыгралось: на одном снимке со съемок МакМенами угрожает Ауэрманну туфлей на шпильке; в другом Ауэрманн наносит удар, а МакМенами смеется ей в лицо.

Уокер пробыл с Аведоном недолго, всего год. «На самом деле он меня уволил, — смеется Уокер. «Я недостаточно торопился. Я был ужасно плохим фото-ассистентом, очень медленным, а люди, которые работали на него, были очень быстрыми, пылкими и технически сверхопытными ».

И действительно, вы, вероятно, не стали бы инстинктивно связать двух фотографов: Аведон больше всего известен своими ярко освещенными портретами, часто помещенными на минималистском белом фоне; У Уокера же более причудливая, фантастическая эстетика.Его работы, найденные в таких журналах, как Vogue , W , Love и i-D , часто существуют в сюрреалистической сфере, где-то между мечтой и кошмаром. Шкала зашкаливает, или цвета психоделические, или пара белых лошадей скачет по величественному английскому дому, или актер Марго Робби в розовом латексе готовится разбить горку в треснувшее яйцо, или сидит модель в биплане из багета.

Тильда Суинтон, «Мечта мистера Джеймса», Лас Посас, Мексика, 2012 г.Фотография: Тим Уокер / Tim Walker Studio

Но Аведон, умерший в 2004 году, никогда не уходит из памяти Уокера. В день нашей встречи он находится в студии на востоке Лондона и готовится к съемкам, которые, как он надеется, станут последним этапом работы на новой выставке в V&A под названием Tim Walker: Wonderful Things. Сегодняшние изображения будут представлять модели в необычных резиновых «воздушных шарах», разработанных Фредриком Тьёрандсеном, норвежцем, только что окончившим Central Saint Martins, который приехал посмотреть. Этим летом стали вирусными кадры с демонстрации моделей, которые выглядят как огромные надувные шары, пока владелец не сдувает их и не превращает их в платья.Тьёрандсен выиграл престижную награду L’Oréal для молодых талантов и за одну ночь набрал 25 000 подписчиков в Instagram.

Уокер худощав, его темные волосы и борода подстрижены одинаковой длины. Его одежда — черная футболка, шорты и кроссовки — менее странная и менее «модная», чем можно было ожидать. Он понятия не имеет, как получатся фотографии, но он уже играет со сценариями в стиле Аведона, чтобы создать мир и уговорить моделей. «Сегодня днем ​​будет продаваться куча воздушных шаров, и они будут плавать вокруг, и кто-то купил воздушный шар, и ребенок уносит их», — размышляет он, когда мы спускаемся в кафе.«Я бы никогда не поговорил с кем-то и сказал:« Стой здесь, посмотри лицом к свету, позируй вот так… »», — Уокер делает паузу, четко выражая свою точку зрения: «Так что, да, я всем обязан Аведону».

Глядя на портфолио Уокера , можно предположить, что он мог выжить только в тревожном, безумном детстве. Вот только, на самом деле, это звучит так, как будто это не могло быть более идиллическим. Он родился в Гилфорде, графство Суррей, но когда они с братом были маленькими, его родители переехали в уединенное место в сельском Дорсете.Летом они прыгали через заборы, строили дома на деревьях и пытались перекрыть небольшую речку, протекающую через их долину, чтобы они могли плавать в ней. «Не то чтобы мое воспитание было лучше, чем у кого-либо другого, — говорит он, — но я знаю, что привилегия вырасти диким, потому что возможность бегать дала мне многое из того, что я сейчас использую».

Стелла Теннант в платье Dior Haute Couture, «Япония», Лондон, 2016. Фотография: Тим Уокер / Tim Walker Studio

Когда Уокер не гулял на улице со своим братом, он рисовал.«Мультики или мультяшные фигуры, крайности», — говорит он. «Итак, я бы рисовал очень высокого человека с очень, очень длинными волосами, или я бы рисовал очень круглого человека, или очень черного человека, очень белого человека, очень розового или зеленого человека. Это был своего рода язык мистера Мена, которым я до сих пор занимаюсь. У меня крайний интерес к красоте.

Уокер — тот редкий фотограф, который не публикует изображения в Instagram. «Меня не устраивает, что люди слишком много смотрят на технологии, потому что они безжалостно уводят вас из реальности», — говорит он.«И я думаю, что простой просмотр изображений в одном размере делает все очень линейным. Огромная радость — увидеть огромную гравюру Вольфганга Тильмана, которую он только что забил гвоздем в стене в галерее Тейт, затем посмотреть на крошечного Сесила Битона в Национальной портретной галерее, снятого в 1930-х годах, а затем открыть Sunday Times и просмотр картин Дона МакКаллина. Инстаграм — это страшно. Будь осторожен. Девятнадцать восемьдесят четыре ».

После школы Уокер провел несколько месяцев, каталогизируя архив Сесила Битона в журнальном издательстве Condé Nast в Лондоне, а затем в художественной школе в Эксетере.Получение сапог от Аведона в течение года в Нью-Йорке не помешало его карьере, скорее наоборот: в возрасте 25 лет, вернувшись в Великобританию, он получил свою первую комиссию за Vogue (отношения, которые продолжаются и по сей день). . Вскоре Уокер стал участником модных съемок, часто в сотрудничестве с художником-декоратором Шоной Хит.

Кейт Бланшетт катается на лыжах на Луне, Comme des Garçons & Julien d’Ys, Париж, 2015. Фотография: Тим Уокер / Tim Walker Studio

Однако поворотный момент наступил в 2009 году, когда Vogue попросил Уокера сфотографировать дизайнер Александр Маккуин.Перед съемками Уокер был в ударе: в прошлом году он организовал свою первую крупную персональную выставку в Музее дизайна, а недавно он был удостоен премии Infinity от Международного центра фотографии в Нью-Йорке. Для Маккуина он нашел череп и попросил художника по декорациям Энди Хиллмана сделать из костей галстук-бабочку, который Маккуин будет носить.

Проблема заключалась в том, что Маккуин не хотел носить галстук-бабочку и не хотел надевать череп на голову, как предполагал Уокер.Возник неловкий тупик. Но затем Маккуин заткнул сигарету в рот черепа, который теперь сидел на столе перед ним. Он зажег себе еще одну. Этот портрет станет одним из самых известных портретов Уокера и культовым изображением Маккуина, покончившего с собой в следующем году.

«Маккуин, взяв под контроль это сидение, научил меня важности того, что объект владеет их фотографией, — говорит сейчас Уокер. «Так что мне очень нравятся все творческие люди, с которыми я работаю, будь то Фредрик Тьёрандсен или Маккуин, я хочу, чтобы они владели, наслаждались и существовали в своих фотографиях.

Кейт Мосс, коробки Chanel и кока-кола, Chanel Haute Couture, The Ritz, Париж, 2012. Фотография: Тим Уокер / Tim Walker Studio

Уокер настаивает, что вдохновение для его безумных пейзажей мечты исходит «из того же места, где и для ты и все ». Он продолжает: «Я смотрю телевизор, читаю, смотрю National Geographic , газеты, документальную фотографию, модную фотографию, кино, фильмы Фассбиндера, я смотрю фильмы Merchant Ivory… Все, что угодно из нас видел — высокий, низкий, средний — а потом я все это смешиваю.”

Его лучшие идеи приходят, когда он мечтает: ехать на велосипеде по парку Виктория, недалеко от того места, где он живет, плавать в олимпийском бассейне в Стратфорде, гулять с собакой. Несколько лет назад Уокер сфотографировал режиссера Дэвида Линча, который объяснил, что его самые странные мысли пришли после того, как он занимался трансцендентальной медитацией. «Это было состояние, которое дает ему столько творчества», — говорит Уокер. «Так я научился трансцендентно медитировать». Он широко ухмыляется, сверкая золотым зубом: «И это действительно не дало мне многого!»

Уокер обратился к Уокеру из V&A еще в 2016 году с предложением провести выставку, посвященную его карьере в индустрии моды, но также включавшую новые, специально заказанные работы.Это была огромная честь для фотографа, но, возможно, такая же непомерная авантюра для музея.

«Редко, когда Виктория и Альберта предоставляет выставку такого масштаба такому молодому фотографу», — призналась Сюзанна Браун, куратор фотографии Виктории и Альберта, на открытии выставки в марте. «Но я чувствую, что он многого добился за последние 25 лет. Его работа обращается ко многим людям ». Приглашение пришло как раз в идеальное время для Уокера. Комиссионные от журналов и брендов никогда не прекращались, но он обнаруживал, что разочарован в мире моды.Есть некоторые исключения — редактор Vogue Эдвард Эннинфул, например, является другом, и Уокер приписывает ему «дестагнацию» того, что мы думаем о модельной красоте, — но индустрия оставила его равнодушным. «Это отдельные фигуры, зарабатывающие много денег и создающие банальную работу», — говорит он. «Артистизм в большом почете».

Наряду с более традиционной ретроспективой около 100 изображений в белой комнате, Виктория и Альберта попросили Уокера изучить их архивы, которые содержат около 2,3 миллиона объектов, охватывающих 5000 лет человеческого творчества, и выбрать 10 предметов, которые его взволновали.Затем он создавал новые фотографические проекты, основанные на каждом из них. «Я провел год, открывая коробки и разговаривая с каждым архивариусом в V&A», — говорит Уолкер. Среди предметов, которые он выбрал, — рукопись, сделанная для герцогини Бретани в 1470-х годах, иллюстрации Обри Бердсли и платье из коллекции Маккуина «Рог изобилия» 2009 года. Фотографии, наряду с предметами, которые их вдохновили, будут выставлены в наборах комнат, созданных Шоной Хит — представьте сгоревший собор или роскошный загородный дом — так что вы почувствуете, что наткнулись на одну из фотографий Уокера.

«Самое лучшее в проекте V&A — это то, что это неиссякаемый источник вдохновения», — говорит Уокер. «И в тот момент моей жизни это было похоже на пир! Это похоже на то, когда вы внезапно открываете для себя новый ресторан и пробуете ароматы, которых никогда раньше не пробовали ». Уокеру нужно вернуться к съемкам с платьями-воздушными шарами. После сегодняшнего дня три года работы над шоу Виктории и Альберта будут завершены. Что касается того, что будет дальше, он не уверен. Насколько Аведон остается пробным камнем, Уокер меньше заинтересован в подражании его яростной трудовой этике.У него новый парень, и ему нравится быть на шаг от мира моды. «Мне жаль Дика», — говорит Уокер. «Он был великолепен, но я не знаю, насколько он весело проводил время. Работать с ним было очень и очень тяжело, как в армии. Каждый раз, когда он фотографировал, это было похоже на войну. В то время как я стараюсь вести полноценную жизнь и, надеюсь, сделать несколько памятных фотографий. Но если этого не происходит, этого не происходит ».

Есть еще тот факт, что магазины закрываются с угрожающей скоростью.«Это, несомненно, смерть печатных СМИ, и что же тогда остается с культурой?» он говорит. «Я вырос, желая видеть фотографии, которые я делаю, на распечатанных страницах, поэтому сейчас довольно интересное время, чтобы остановиться, подвести итоги и решить, куда я могу пойти дальше». Значит ли это, что тогда Уокер перестанет фотографировать? «Мне просто нужно шесть месяцев перерыва», — гномически отвечает он. «И когда я говорю« тайм-аут », на самом деле нет, потому что я буду читать, смотреть, смотреть». Он улыбается: «Я останусь тем же старым вуайеристом».

Tim Walker: Wonderful Things идет в V&A с 21 сентября по 8 марта 2020.Тим Уокер: «Стрельба ради луны» (Thames & Hudson, 85 фунтов стерлингов) уже вышел

Тим Уокер | BoF 500

Британский фотограф Тим Уокер, ответственный за создание некоторых из самых волшебных, причудливых и изысканных модных образов, является одним из самых креативных фотографов, работающих сегодня. Высокопроизводительные декорации Уокера — это фантастическая среда, часто в высшей степени аллегорическая. Уокер часто играет с пропорциями, изображая своих моделей гигантами в усохшем мире или наоборот.

Уокер родился в 1970 году в Англии. Первым шагом на пути к его карьере в фотографии стала стажировка в Condé Nast на время своего «учебного года», в течение которого начинающий фотограф работал над архивом Сесила Битона издательской компании.Одновременно с этим Уокер стал участником конкурса фотографий The Independent, в результате чего он получил трехлетнюю степень бакалавра фотографии с отличием в Эксетерском колледже искусств.

После окончания учебы Уокер переехал в Нью-Йорк, чтобы занять завидную должность первого помощника Ричарда Аведона. Когда он вернулся в Лондон, Уокер сосредоточился на портретной живописи и репортажах для газетной индустрии, однако в 2005 году, в возрасте 25 лет, Уокер снял свой первый модный рассказ для британского Vogue. В настоящее время он внес свой вклад в множество высококлассных журналов, включая Vogue, W и Harper’s Bazaar , а также снял две обложки для британского Vogue — Лили Коул на обложке июля 2005 года и Stella Tenant в ноябре 2005 года. проблема.В коммерческих целях он снимал рекламные кампании для самых разных клиентов, таких как Barneys New York, Comme des Garçons, Gap и

Йоджи Ямамото
.

В 2008 году его первая крупная выставка прошла в Музее дизайна в Лондоне, что совпало с публикацией его первой книги под названием «Картинки». В том же году Уокер получила премию Изабеллы Блоу как создатель моды на British Fashion Awards. В мае 2009 года он получил премию Infinity от Международного центра фотографии в Нью-Йорке за свою работу в качестве модного фотографа.И в Музее Виктории и Альберта, и в Национальной портретной галерее в Лондоне есть фотографии Тима Уокера в своих постоянных коллекциях. В сентябре 2019 года Уокер организовал еще одну выставку в лондонском музее Виктории и Альберта, на которой были представлены 150 произведений его работ, созданных за его более чем 25-летнюю карьеру, а также 10 новых экспонатов, эксклюзивных для выставки.

В 2010 году на кинофестивале в Локарно в Швейцарии состоялась премьера первого короткометражного фильма Уокера «Заблудший исследователь», который стал лучшим короткометражным фильмом на кинофестивале Chicago United Film Festival в 2011 году.В 2012 году в Сомерсет-Хаусе открылась чрезвычайно популярная фотовыставка Уокера «Рассказчик», а также вышла публикация с таким же названием. В том же году фотограф был удостоен почетной стипендии Королевского фотографического общества. В 2019 году Уокер выпустил еще одну фотокнигу под названием «Shoot For The Moon».

Тим Уокер — Знакомьтесь, мастер-фотограф

В детстве я любил книжки с картинками, а в школе много смотрел модные журналы — они были для меня комиксами по фотографии.Фэшн-фотография казалась единственной фотографией, которая позволяет выразить фантазию, романтику, мечты и эскапизм.

Вы думаете, что фотография — это инструмент, чтобы говорить правду, но в модной фотографии есть другой вид честности. Вы должны быть храбрыми, чтобы признать свое чувство прекрасного, которое раскрывает ваш характер. Как фотограф моды вы раскрываете свои сокровенные желания, мир, в котором хотели бы существовать. Иногда это может быть неловко, глупо и неловко.Это любовное письмо красоте. На первый взгляд это может показаться банальным и глупым. Когда я начинал, у меня были огромные проблемы с модной фотографией, хотя, как немного мечтателю, это было естественным занятием для меня. Но я чувствовал, что мода — это то, без чего мир действительно может обойтись, очень неестественная поверхностная вещь.

Затем я смотрел, как Дэвид Аттенборо делает программу о райской птице и о шалашах — об удивительных ритуалах ухаживания, которые есть у этих птиц, и о том, как самец и самка проявляют друг друга.Внезапно я понял, что мода — это совершенно естественный и жизненно важный инстинкт. Это о том, какими мы хотим себя видеть. Это связано с нашими мечтами и нашими потребностями. Это сделало моду для меня более значимой и оправдало ее. И был учитель фотографии, который сказал мне, когда я ворчал о том, как мы зацикливаемся на моде, когда так много людей умирает, и других плохих новостях, что это было очень важно, потому что давало людям надежду. Красота — необходимый аспект человеческой жизни, чтобы уравновесить все остальное.

Я изучал фотографию три года, затем ассистировал в Лондоне.Затем в начале девяностых я помогал Ричарду Аведону в Нью-Йорке в течение года. Я отправил назойливое письмо, и случилось так, что его студии понадобился помощник номер четыре. Я получил работу, и это было все равно, что пойти в армию, чтобы заниматься модной фотографией. Был иерархический, старомодный способ работы, и я многому научился во всем, от календарей Pirelli до модных кампаний и портретов для The New Yorker. Я видел, как психика позади него фотографирует — это то, на чем я основываюсь, особенно на том, как не вести себя с людьми.Ему нравилось напряжение, а я старался создать непринужденную и теплую обстановку. Вы могли бы разрезать атмосферу ножом, когда он снимал, но для моих картин, драматических и с юмором, я думаю, что этого не может произойти, если люди напряжены. Он сказал, что его пугает мода, но я думаю, что он слегка с ней боролся — ему нравилась драма работы со знаменитой моделью в неудобном платье и на высоких каблуках на фоне белого ковра. Это создает напряжение, которое он не пытался смягчить, но усилил. Я могу понять, почему он это сделал, поскольку это был ингредиент для получения желаемой картины.

Когда вы работаете в коммерческих целях, вы можете оказаться в ситуации, когда вы делаете что-то не совсем правильное, но вы делаете это так, потому что кто-то платит вам за это деньги. Это очень неудобно. Так что я в основном не пытаюсь заявить о себе с коммерческой работой, это очень разбавленная версия того, что я могу делать редакционно. Когда арт-директор меняет это и меняет то, а затем вы получаете что-то далекое от того, что находится в вашем сердце, вы учитесь сдаваться и просто интерпретируете то, что хочет клиент.Я стараюсь вкладывать только все свое сердце и душу в редакционную работу, и я работаю только с журналами, где они позволяют мне выражать себя на все 100%. Если вы не пойдете на компромисс, картина будет лучше.

Я много работаю с британским и итальянским Vogue. Они оба позволяют мне делать то, что я делаю. Иногда я работаю с американским Vogue, но он более коммерческий. Итальянский Vogue извлекает максимум из фотографов, предоставляя им абсолютную свободу и создавая список, который этим не злоупотребляет.И британский Vogue сейчас со мной то же самое.

Каждую идею, которую я снимаю для Vogue, я передаю им. Затем мы применяем моду к идее. Интересно, как вы чувствуете, скажем, Spitfire 1940-х годов, с привлекательной графикой, но вы не можете указать на нее пальцем, ссылки на новые коллекции, в которых дизайнеры возвращаются к двубортному образу сороковых годов. Все начинается вместе. А потом кто-то рассказывает вам историю о волшебном самолете, который мог пролетать сквозь дома людей, не ограничиваясь границами, такими как стены, и я думаю: «Было бы здорово, может быть, мы могли бы построить его из картона и полистирола!» Зерно идеи рождается, и она накапливается в воображении, и вы проводите каждый час дня, думая о том, как вы можете ее создать, а также о том, как сохранить магию этого первого настроения, как это было, когда вы впервые получили идея.Вы не хотите, чтобы он стал тяжелым, излишне техническим.

Для меня все, как правило, снимается в камере. Это должно быть потому, что вы работаете с людьми, которые реагируют на пейзаж вашей мечты, который вы хотите создать. В нем не было бы волшебства, если бы вы не могли видеть это через камеру — вам нужна физическая сущность чего-то там, а затем уловки дыма, освещения и клейкой ленты; вы создаете шаткий набор, который на мгновение пробуждает магию. С фотоаппаратом вы можете многое сделать, потому что вам просто нужно, чтобы это произошло под одним углом на мгновение.

У меня очень узкая группа людей, с которыми я обычно работаю. Есть стилисты, которые действительно понимают, как отредактировать одежду, чтобы она соответствовала моде и дизайну, который мы создаем. Художники-декораторы, с которыми я, пожалуй, больше всего общаюсь, и я стараюсь работать с такими же прическами и макияжем. Это очень командные усилия. Это прямая задача, но я знаю, что все они знают, что нужно делать хорошо в своих сферах, и хорошо понимают то, что я пытаюсь сказать.

Фотография немного похожа на кулинарию: вы берете ингредиенты из шкафа и смешиваете их — старые картинки, персонажи, цвета, пейзажи, чтобы создать что-то, что в вашем воображении удивляет.На самом деле, как это происходит, вполне естественно.

Мои альбомы для вырезок — это кладовая, кладовая идей. Каждый год я, вероятно, создаю один новый альбом для вырезок, играя с мотивами того периода, хотя иногда я копаюсь еще дальше. В нем около 100 страниц с множеством вещей из самых разных источников — поляроидов, ошибок, вырванных с места вещей, набросков. Все это помещается в большую коробку, и каждые несколько месяцев я нахожу время, чтобы вставить их. Это странные вещи, которые вы не можете поместить в рамку или на свою доску, трогательные вещи, от которых вы не можете избавиться так что они попадают в альбом для вырезок.Во время подготовки к съемке я чувствую, сколько мне нужно, и если есть ощущение, что чего-то не хватает, я могу пойти в альбом и найти что-то. Это метод работы, который со временем развивался, основанный на вещах, с которыми я не знал, что делать. Когда я ассистировал в Avedon, мне было около двадцати трех лет, я сильно тосковал по дому, и альбомы для вырезок поддерживали меня на связи, помогали мне понять, кто я и откуда.

Есть опасность, что вас поставят в тупик, и тогда вам не бросят вызов.Я бы хотел больше портретов и документальных фильмов. Я сделал это на параде памяти в ноябре прошлого года, просто спустился вниз с камерой, запечатлевшей проходящих мимо необычных людей. Я бы хотел сделать больше в этом роде.

Изображения реальны сами по себе; вот какие они есть. Как модный фотограф, вы фотограф-документалист в стране фантазий.

Тим Уокер использует как пленку, так и цифру, и ему очень нравится свой Pentax 67.

Тим Уокер

«Я снимаю только на пленку. Я думаю, что настоящий фильм и съемка в реальности создают стену параметров, с которыми вы можете работать. Уже сама жизнь предлагает столько возможностей. У меня есть ритм, и это ритм из 12 кадров на пленке. Я действительно думаю о снимке, когда беру его. Я много экспериментировал с цифровой камерой, но когда я делаю снимок на камеру 6 × 7, это дает мне отрицательный результат, — говорит он, поднимая ладонь, — и я взрываю его. для большого шрифта на шоу, это то, что я люблю, это то, на что я подписался. ~ Т. Уокер

© Тим Уокер

Тим Уокер снимает фильм

Хорошо, это все, что мне нужно знать. Все настаивают, что он цифровой. Его фантастические образы должны быть цифровыми. Его постоянная работа в Vogue и других периодических изданиях должна быть цифровой. Его высококачественные кампании должны быть цифровыми. В конце концов, какой арт-директор позволил бы ему снимать фильм такого уровня? Что ж, извините за разочарование, но это фильм. В основном 6 × 7 с использованием камеры Pentax 67. И да, он иногда снимает в цифровом формате.Это действительно не большое дело. ( Тим Уокер Пирелли )

© Тим Уокер

Он, вероятно, Аведон нашей эпохи. (см. ниже) Мне еще предстоит увидеть его изображение, которое не вдохновляет. Он, наверное, один из самых креативных фотографов сегодня. Такие слова, как волшебный, творческий, причудливый и изысканный, всегда являются частью формулировок, используемых при описании этой работы британских фотографов.

© Тим Уокер

Быстрый старт

Он стал участником конкурса фотографий The Independent и получил степень в Эксетерском колледже искусств.По окончании учебы он переехал в Нью-Йорк и стал первым ассистентом Аведона. Я уверен, что опыт показал ему только самые высокие производственные ценности. Когда он вернулся домой, он сосредоточился на портретной живописи и работал для различных газет. Но в 2005 году, когда ему было всего 35 лет, он снял свою первую редакционную статью для британского Vogue! И это было «на скачки».

© Тим Уокер

Крупные выставки и книги

К 2008 году у него уже была первая крупная выставка, и он выпустил свою первую книгу «Картинки».Теперь он пользуется огромной популярностью у всех крупных журналов и дизайнеров высокого класса. Его стремительная карьера вывела его на вершину очень конкурентоспособной индустрии моды в удивительно молодом возрасте.

© Тим Уокер

© Тим Уокер

Но, в конце концов, он считает, что важно то, что у вас на уме, а камера — это не более чем коробка. Его философия, от Instamatic до современного оборудования, должна вдохновлять молодых фотографов. Find Pentax 6 × 7

Веб-сайт

Интервью с Тимом Уокером — The White Review

Интервью с Тимом Уокером

«Меня не так сильно мотивирует мода и бренды», — объясняет Тим ​​Уолкер, один из ведущих мировых фотографов моды. Учитывая, что работы Уокера чаще всего встречаются между глянцевыми обложками высококлассных журналов мод —

LOVE , iD и, конечно же, бесчисленное множество международных отпечатков Vogue , и это лишь некоторые из них — это утверждение представляет собой интересное сопоставление.Несоответствие только усугубляется в контексте нашей встречи в Сомерсет-Хаусе по случаю открытия его выставки (и недавно опубликованной книги), спонсируемой Mulberry, Story Teller . Сопоставление драматических пейзажей снов из фотографий Уокера, не только в широкоформатной изобразительной форме, которой так часто уделяется фотография в галереях, но, скорее, в иммерсивной и тактильной псевдореальности, которая частично обеспечивается включением реквизита и дизайна, который их устанавливает. отдельно, Story Teller — это Уокер в микрокосме: мост между двумя мирами.

Трансцендентность работ Уокера, которые нельзя ограничивать или обозначать исключительно как продукт индустрии моды, отмечена их признанием в более широкой области фотоискусства. Хотя это правда, что работы 42-летнего британца были представлены больше, чем работы любого другого фотографа, почти месяц за месяцем, на страницах Vogue , есть также изображения из его портфолио, висящие как постоянные приспособления. в Музее Виктории и Альберта и Национальной портретной галерее в Лондоне.В 2008 году он организовал свою первую крупную персональную выставку в связи с публикацией своей первой книги Pictures в Музее дизайна, а в 2009 году получил премию Infinity от Международного центра фотографии в Нью-Йорке. Действительно, работа Уокера — это больше, чем просто сумма ее частей. Подобно художнику Марку Ротко, чьи обширные полотна оставляют место для мыслей зрителя, сказочные фантазии фотографа — это мир, созданный не только для него самого, но и для его аудитории.

И в этом смысле Story Teller — подходящая коллекция: включающая и представляющая обширный объем работ Уокера и его собственную личность, а не отражающая закрытость и широко распространенную эксклюзивность индустрии моды, в которой он оказался. объединились в странном симбиозе. «Меня больше интересует, кто позволит мне делать то, что я хочу делать», — говорит он. «Я думаю, что всегда использовал индустрию моды как механизм для финансирования и поддержки моей работы; и если они позволят мне, и они будут счастливы, тогда это нормально.’

Уокер — обаятельный и страстный человек, готовый обсудить свою работу и с радостью уйти от темы, если почувствует что-то интересное. «С чего вы хотите начать?»

Фотография Тима Уокера 2012 года, доставляющая фантазию во время изоляции

ХЛОПКОВЫЙ КОНФЕТ: Слева направо: Сяо Вэнь Цзюй в украшенном цветочным орнаментом жилете и шелковом платье с юбкой в ​​клетку; Анаис Пулио в шелковом платье с завязками на рукавах и сапогах. Фрида Густавссон в кружевном платье в форме кокона с вязанными цветами и туфлях на шнуровке.Все работы Comme des Garçons. Головные уборы, созданные Гэри Кардом и Кохеи Навой. Фотограф: Тим Уокер, Vogue, май 2012 г.

Эта история является частью серии «Прошлое / настоящее», в которой выделяются изображения и статьи из Vogue , которые имеют личное значение для наших редакторов.

Еще до того, как в продуктовых магазинах исчезла туалетная бумага (из-за чего мои родители стали искать рулоны в Интернете), мы были, к лучшему или к худшему, обществом, которое отстаивает излишества. Верующие в «экстра».По правде говоря, бывают случаи, когда вернее больше — как на фотографиях Тима Уокера.

Описанный коллегами модными фотографами как «последний романтик», Уокер использует сложные декорации и донкихотские рассказы, которые, кажется, воплощают мечты в реальность. В качестве примера можно привести фотографию из своей редакционной статьи 2012 года «Драгоценность в короне», на которой он поместил моделей, одетых с ног до головы в Comme des Garçons, как сосуды света, светящиеся среди темных берез на темной лесной подстилке. Может быть, это правда, когда Уокер сказал, что с каждой сказкой приходит тьма.

Теперь, когда наша жизнь больше не занята поездками на работу, а сформирована непрерывными пресс-конференциями и бесконечными встречами в Zoom, идиллические миры Уокера кажутся именно тем, что нам нужно прямо сейчас. Пока мы находимся в паузе, почему бы не позволить себе заблудиться в собственном воображении? Поддаться полетам фантазии. Пришло время нарисовать фреску, которую вы так боялись начать (меня!), Сломать старую швейную машинку, выбросить обычные рецепты и пересмотреть фильмы, которые первыми зажгли наш огонь.Нам нужна фантазия, когда мы сражаемся с этой всемирной пандемией, и Уокер ее обеспечивает. Он не только дает нам моду, он дает нам возможность мечтать.

«Драгоценность в короне» Лесли Камхи, сфотографированная Тимом Уокером, впервые появилась в номере журнала за май 2012 года. Редактор моды: Филлис Посник. Волосы, Julien d’Ys для Julien d’Ys; макияж, Вэл Гарланд. Произведено AND Production.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.