Рокотов портрет струйской: Портрет Александры Петровны Струйской — Третьяковская галерея

Сочинение по картине Портрет А.П. Струйской Рокотова 9 класс

  • Сочинения
  • /

  • По картинам
  • /

  • Рокотов — Портрет А.П. Струйской

Федор Степанович Рокотов родился в 1735 году в княжеском имении, его рождение покрыто тайной, ведь являлся художник вольно рожденным. Какое-то время ходили слухи что он незаконнорожденный, но вслух этого никто не говорил. В первый раз о художнике Рокотове услышали в 1757 году после написания первых картин. Самые известные работы художника стали классикой художества и русской культуры.

Портрет Александры Петровны Струйской является самым лучшим произведением той эпохи. На нем изображена молодая, красивая, самодостаточная женщина. Сразу видно, что девушка не из простых крестьянок и на вид очень молода. Александра Петровна была женой пензенского помещика Николая Еремеевича Струйского, это был второй брак помещика. Струйский очень любил свою вторую жену и посвящал ей большое количество стихов и заботился о ее достатке. В браке у них на свет появилось восемнадцать детей и каждый из них был желанным и любимым.

Рокотов изобразил Александру как воплощение женственности каковой она и являлась. Аккуратные черты лица, ровная белая кожа местами кажущаяся бледноватой придает девушке на картине таинственности и красоты. В одной картине Федор Степанович собрал все самые лучшие качества и наделил девушку, изображенную на ней. Теперь понятно почему муж так восторгался супругой и Рокотов который взялся за портрет Александры Петровны.

Струйская Александра Петровна очень красивая молодая женщина, в ней на полотне все идеально. Тоненькая хрупкая шея, легкий румянец на щеках, волосы аккуратно собраны в высокий пучок. Правильный овал лица подчеркивают пухлые губки, а мягкие черты лица придают образу женственности.

Несмотря на широкие плечи и глубокое декольте девушка выглядит изящно, по ее позе можно определить, что Александра Петровна, уверенная в себе женщина, а главное в ее взгляде видно, что она любима. Глаза девушки выделяются на фоне общей картины они смотрят будто в глубину такие черные как угольки.

В обычной жизни Александра Петровна была очень успешной и пережила своего мужа намного лет, но до последних дней своей жизни была счастлива, ведь у нее было много детей и внуков, которые ее очень любили. Она подходила ко всему с холодной головой и была рассудительной женщиной поэтому ей удалось сохранить поместье мужа и даже больше Струйская приумножила все то что ей осталось после смерти мужа. Работа Рокотова не оставила никого равнодушным.

Из глубины времени на нас смотрит молодая красивая женщина. Вокруг, все словно окутано загадочной дымкой. Это первое впечатление от портрета Александры Струйской.

Картина написана в 1772 году русским художником портретистом Ф.Рокотовым. На ней вторая жена помещика Николая Струйского. Супруг очень любил и боготворил свою избранницу и заказал две картины к бракосочетанию. Оба произведения были выполнены в одном стиле. Но портрет самого помещика не имеет сильной популярности. А вот изображение Александры Петровны считается лучшим в творчестве Ф.Рокотова.

На портрете молодая, ведь на момент написания картины А.Струйской было 18 лет, очень привлекательная девушка. По моде тех лет, прическа высоко поднята и имеет воздушный объем. Она создает впечатление чего-то большого и воздушного. На плечо из-за спины спускаются собранные в косу волосы.

Кожа на лице белая, бархатная с легким румянцем, брови удивительно изогнуты. А под бровями на зрителя смотрят миндалевидные глаза. Цвет глаз темный, но совсем не отталкивающий. Если немного задержаться и всмотреться в эти глаза, то чувствуешь, притягательную силу взгляда, манящую за собой. В них можно провалиться, словно в бездонное пространство, и пытаться долго рассматривать, что впереди.

Правильные и красивые черты лица подчеркиваются губами. Они слегка припухлые и правильной формы. Создается впечатление, что еще немного и  Струйская мило улыбнется.

На девушке воздушное платье, вырез которого подчеркивает белую кожу и покатые плечи. Горловина заколота жемчужной брошью. Что еще раз говорит о  молодости и невинности. Все одеяние А.Струйской напоминает морскую пену, которая, обволакивает молодую женщину. Такого цвета вода в море бывает во время тихой и ясной погоды.

Весь тон картины в легких серых, пепельных, золотистых тонах. Сама женщина, словно выступает из дымки,  загадочно улыбаясь. Хочется смотреть и смотреть, разбирая каждую деталь портрета.

Недаром, по словам современников, Александра Петровна стала не только любимой женой, но и музой. Ее муж посвящал ей стихи. И каждая строчка несла в себе признание в любви и восхищение этой женщиной.

9 класс

Другие:

← Корзухин — Птичьи враги↑ По картинамИгошев — Она все сына ждет →

Рокотов — Портрет А. П. СтруйскойСейчас читают:

  • Сочинение Мой любимый праздник День Святого Валентина

    Традиционно в России 14 февраля отмечается День Святого Валентина, еще этот праздник называют Днем всех влюбленных. Пожалуй, это мой любимый праздник. Ведь, что может быть прекраснее любви?

  • Сочинение по картине Дейнека Будущие летчики 6 класс

    Данная картина написана накануне Великой Отечественной войны в городе Севастополе. Автор имел непреодолимую любовь к летательным аппаратам. У него скорее всего была мечта стать летчиком. Пилотировать боевые машины в то время

  • Легко ли быть молодым? сочинение-рассуждение 8 класс

    Жизнь полна сложностей и препятствий, и люди в любом возрасте сталкиваются с трудностями, которые преодолевают с большим или меньшим успехом. Очень часто взрослые считают, что тем, кто моложе их, живётся гораздо легче. Юноши и девушки,

  • Сочинение по картине Серебряковой За обедом 2 класс

    Знаменитая картина Зинаиды Серебряковой «За обедом» показывает быт русской семьи. Дети вернулись из школы, мать наливает им горячий вкусный суп. Стол покрыт белоснежной скатертью. Старший мальчик уже приступил к приему пищи,

  • Теория Раскольникова в романе Преступление и наказание сочинение

    Роман «Преступление и наказание» раскрывает многие идет, теории. Одной их таких теорий является теория Родиона Раскольникова. Родион Раскольников в прошлом был студент. Но не смог доучиться из-за нехватки средств. Живёт в самом бедном районе Петербурга.

  • Сочинение на тему Моя любимая книга 5 класс

фото, описание, адрес сайта, известные экспонаты, советы перед посещением, расположение на карте

 

Дата основания 1856
Основатель Павел Третьяков
Местонахождение Москва
Адрес Москва, Лаврушинский переулок, 10
Посетители в год 1,6 млн чел
Сайт tretyakovgallery. ru

Галерея начинает свое существование в 1856 году – с покупки Павлом Третьяковым первых экспонатов живописи. То были “Искушение” Н.Шильдера и “Стычка” В.Худякова.

История

Павел и Сергей Третьяковы – старшие из девятерых детей в купеческой семье. Мальчишкам не исполнилось и 18 лет, когда отец, Михаил Захарович, умер в 1850 году, и сыновья с матерью продолжили его дело по изготовлению и продаже льна.

Уже через год братья выкупили дом в Лаврушинском переулке, ставший основой здания сегодняшней Третьяковки. 

Павел мечтал создать “национальную” галерею и коллекционировал произведения русских мастеров. Младший же, Сергей, – западноевропейских. И в 1867 году братья Третьяковы объединили собрания, открыв для посещения “Московскую городскую галерею” под своими именами. На тот момент ее экспонатами были свыше 1300 картин, почти 500 рисунков и десяток скульптур отечественных мастеров.

В 1892 году Сергей умер, завещав пол-здания в Лаврушинском переулке и свою художественную коллекцию Москве. Павел последовал его примеру и в том же году передал в дар городу галерею со всеми ее произведениями (более 2000 на тот момент). Решением думы Павел Третьяков стал пожизненным хранителем музея: покупал картины, занимался экспозицией и расширением.

Современность

Сегодняшняя Третьяковка – это более 190 000 экспонатов живописи, графики и скульптуры в громадном музейном комплексе:

  • главное здание на “Лаврушке”, с русскими шедеврами 19 – начала 20 веков в постоянной выставке;
  • Инженерный корпус с музейным кинотеатром – классика и современность художников со всего мира, плюс кино об искусстве каждый день;
  • Новая Третьяковка, Крымский Вал – искусство 20 века и междисциплинарные мероприятия;
  • Музей-храм Николая Святителя в Толмачах – “домовая церковь” при галерее;
  • Дом-музей и Музей-квартира братьев Васнецовых;
  • Музей А.С.Голубкиной – рабочее место скульптора, материалы и произведения;
  • Дом-музей П.Д.Корина, который завещал галерее свои иконописные работы, антиквариат и архивные документы.

Третьяковка – не просто комплекс музеев; это целая планета искусства всех времен: от древнейших икон до суперсовременных инсталляций. Более того – научный центр: около двух сотен сотрудников, среди которых – доктора и кандидаты искусствоведения. Почти полсотни научно-популярных изданий ежегодно, конференции, библиотека, фото– и видео-архивы. 

Маленькая Вселенная, дышащая искусством, которая началась с пары картин мецената Павла Третьякова.

Известные картины из этого музея:

Сергей Григорьев «Вратарь»

Виктор Васнецов «Снегурочка»

Татьяна Яблонская «Утро»

Василий Тропинин “Кружевница”

Федор Решетников “Опять двойка”

Федор Толстой “Цветы, фрукты, птица”

Сергей Герасимов “Церковь Покрова на Нерли”

Игорь Грабарь “Февральская лазурь”

Иван Шишкин “Утро в сосновом лесу”

Валентин Перов “Девочка с персиками”

Юрий Ракша “Проводы ополчения”

Виктор Васнецов “Богатыри”

Аркадий Рылов “В голубом просторе”

Виктор Васнецов “Иван-Царевич на сером волке”

Алексей Саврасов “Грачи прилетели”

Исаак Левитан “Весна. Большая вода”

Василий Суриков “Утро стрелецкой казни”

Михаил Врубель “Царевна-лебедь”

Исаак Левитан “Золотая осень”

Сергей Тутунов “Зима пришла. Детство”

Константин Юон “Новая планета”

Александр Иванов “Явление Христа народу”

Мстислав Добужинский “Окно парикмахерской”

Александр Герасимов “После дождя”

Виктор Васнецов “Аленушка”

Константин Юон “Мартовское солнце”

Иван Хруцкий “Цветы и плоды”

Константин Юон “Конец зимы. Полдень”

Владимир Маковский “Свидание”

Василий Поленов “Бабушкин сад”

Юрий Непринцев “Отдых после боя”

Константин Юон “Русская зима. Лигачево”

Василий Перов “Охотники на привале”

Павел Федоров “Сватовство майора”

Василий Перов “Тройка”

Аркадий Пластов “Сенокос”

Василий Пукирев “Неравный брак”

Михаил Нестеров “Портрет Павлова”

Александр Лактионов “Письмо с фронта”

Карл Брюллов “Всадница”

Василий Верещагин “Апофеоз войны”

 

 

 

«ПОЭТЫ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ЛИКА»: ФЕДОР РОКОТОВ И ТОМАС ГЕЙНСБОРО

Этой характеристике «Поэты человеческого лика» этих двух портретистов мы обязаны историку искусства Алексею Лебедеву: она датируется 1945 годом, когда Энтузиазму советского исследователя способствовал быстрый прогресс в налаживании связей с Великобританией. [1] Его сравнение русских и английских художников прижилось, хотя Рокотова никогда при жизни не называли «русским Гейнсборо». Слава, которой каждый художник пользовался в своей стране, не распространилась на другую страну. На Международной выставке 1862 года в Лондоне русскую портретную живопись представляли Левицкий и Боровиковский: Рокотова тогда просто забыли на родине. Русские также ничего не знали об британском художнике: замечательный «Портрет дамы в голубом», хранящийся сейчас в Эрмитаже, — единственный шедевр Гейнсборо в русской коллекции — был приобретен лишь в 1912. Так что же общего у великих русских и британских художников, столь непохожих друг на друга?

Гейнсборо (1727-1788) был на десятилетие старше Рокотова (1736-1808). Он родился в 1727 году в Садбери, очаровательном городке в Саффолке, девятым ребенком в семье продавца шерсти с глубокими местными корнями. Художественный дар юный Том унаследовал от своей матери, которая умела рисовать цветы. в школьные годы мальчик убегал в живописную местность за городом и писал пышную зелень лугов, тихую излучину реки и одинокие деревья: интересно, что Гейнсборо считал себя пейзажистом. В возрасте 13 лет он переехал в Лондон, где устроился на работу в ювелирную мастерскую. Там подросток увлекся лепкой. Его первым наставником в живописи был Юбер Гравело (169 г.9-1773), француз, работавший в Лондоне; позже Гейнсборо учился у портретиста и иллюстратора Фрэнсиса Хеймана (1708–1776) в художественной школе St. Martin’s Lane Academy.

Жизнь Рокотова не так-то просто отследить. Год его рождения, 1736, можно определить по «исповедным книгам» — спискам населения московского храма[2]. В документе, найденном Ириной Романычевой, указано, что Рокотову в 1762 году было 26 лет, что подтверждает 1736 год его рождения. [3] Версия советских исследователей о том, что он родился крепостным, в настоящее время кажется маловероятной.[4] Нина Молева утверждала, что Рокотов никогда не был «хозяином»[5], и есть все основания с ней согласиться в этом вопросе. этот счет. в XVIII веке русские аристократы были твердо убеждены в том, что крепостные ни интеллектуально, ни психологически не готовы стать «свободными гражданами». В записях одного московского приюта ясно сказано, что «рожденные рабами имеют пораженный дух»[6]. Но можно ли верить версии о знатном происхождении живописца? Запись от 19 января.1762 г. в журнале старшего церемониймейстера указывается, что на торжественном обеде дежурил младший офицер по имени Рокотов.[7] в 1769 г. капитан Рокотов был «по собственному желанию» прикомандирован к Военному институту. Рокотовское дело Сенатской геральдической конторы в Пскове», датируемое, однако, 1861 годом[10]. «Племянники» и единственные наследники академика Рокотова, напечатавшие сообщение о его смерти в «Московских ведомостях», имели звания «майора артиллерии в отставке» и штабс-капитана[11] 9.0005

Поэтому важен вопрос о происхождении Рокотова. Но еще важнее для современных исследователей его «новое дворянское дворянство как вариант дворянского дворянства, вовсе не обязательно требующее дворянской родословной»[12]. по уставу Московского Английского клуба.

В художественном наследии Рокотова нет ни одного признанного таковым автопортрета. Однако Игорь Грабарь, составивший первый научный каталог творчества Рокотова, считал, что «Портрет неизвестного» (1757, Третьяковская галерея) изображал художника в молодости.[13] Это мнение разделял и другой рокотовед Юлиан Анисимов[14]. На изделии изображен юноша в зеленом мундире с блестящими пуговицами, зеленым отложным воротником и расшитыми золотом галунами: по словам Бориса Косолапова, это мундир штабс-капитана гвардии полка. но работа не похожа на парадный портрет военного того времени: образ молодого гвардейца свободен от бравады и бутафорского гламура.

Произведение раскрывает желание художника проникнуть в суть внутренней жизни своего натурщика. Прекрасные черты натурщика и серьезный взгляд его ясных глаз говорят о сильном самоуважении и утонченности — свидетельство живого ума и внутренней энергии этого замечательного человека. Портрет отличается некоторой скованностью формы и застенчивой, «суховатой» манерой письма. Его композиция имеет много общего с изящными «головками» Пьетро Ротари: это поплечевое изображение, пространство композиции кажется слишком узок для человеческой фигуры, а лицо изображено крупным планом и в максимальной близости к зрителю. Тем не менее выразительность образа предполагает более широкое видение персонажа. Уже эта первая работа с подписью художника, пожалуй, знаменует собой новый этап в развитии портретной живописи, в период, когда «духовная» жизнь русского общества усложнялась, а просветительские идеи, утверждавшие примат разума и осознание нравственных обязательств, захватывает

В 1808 году, в год смерти Рокотова, через 20 лет после смерти Гейнсборо, дочь последнего Маргарет подарила Королевской академии последнюю работу своего отца «Автопортрет» (1787 г.). при жизни. Самое раннее такое произведение «Портрет художника с женой и дочерью» (1748 г.) относится к жанру «прогулочного портрета», а автопортрет художника в треуголке (1754 г.) — к жанру «прогулочного портрета». камерный стиль. Автопортрет 1759 года в лондонской Национальной портретной галерее — одна из самых впечатляющих и совершенных композиций художника. Гейнсборо, уже зрелый мастер, пользующийся признанием и успехом, имеет умный взгляд, устремленный на зрителя, и мягкую улыбку. Живописец изображен без атрибутов своего ремесла: художник «как костюмер сделал лондонского щеголя своим профессором» (заимствовано из пушкинского «Евгения Онегина»). На нем модный коричневый сюртук, белоснежная рубашка с кружевами, на шее черный платок, под мышкой он держит треуголку. Современники описывали Гейнсборо как довольно элегантного костюмера, открытого и доброго человека скромных манер. Эмоциональная сдержанность и нарочитая «недосказанность» в мимике и фоне придают образу некую слегка холодную отвлеченность. Следует отметить, что в портретах Гейнсборо фон играет гораздо более важную роль, чем в композициях других английских портретистов.

Человек пытливого ума, Гейнсборо был разносторонним художником: увлекался скульптурой и гравюрой, а также любил музыку. Среди его друзей и клиентов были известные композиторы и антиквары, музыканты и актеры. Одним из самых ярких произведений Гейнсборо является портрет Сары Сиддонс (1785, Национальная галерея, Лондон), выполненный в стиле западноевропейского парадного портрета. В 1782 году Сиддонс присоединился к Королевскому театру на Друри-лейн, которым руководил драматург Ричард Бринсли Шеридан. Вскоре она добилась оглушительного успеха в роли Изабеллы в пьесе Дэвида Гаррика «Изабелла, или Роковой брак». По-настоящему известной Сиддонс стала, когда она сыграла леди Макбет, а среди других ее успешных ролей были Волумния в шекспировском «Кориолане» и Дездемона. Она сочетала в себе классическую красоту и страстный темперамент, интеллектуальную глубину и великолепные вокальные данные. На портрете Гейнсборо знаменитая трагическая актриса имеет царственный вид: «Королева сцены» восседает в кресле, как на троне, на фоне тяжелых бархатных драпировок. выпяченный вперед подбородок свидетельствует о сильной воле.0005

«Гордость — вот что отличает ее облик», — писал о Екатерине Великой секретарь французской дипломатической миссии в Санкт-Петербурге Клод-Карломан де Рулььер[15], и образ императрицы у Рокотова во многом соответствует такой характеристике. Покатый лоб, сжатые губы и решительный взгляд, художник передает досконально, тяжелый подбородок уравновешивается высоко зачесанными напудренными волосами, искусно украшенными жемчужными нитями и увенчанными легкой изящной короной, профильный портрет призывает к некоторой идеализации образа. формы натурщика и вызывает в памяти классическое искусство, античные камеи и старинные медали, так что зритель невольно усматривает аналогии с образами великих правителей прошлого.

Оба портретиста стали феноменально известными еще при жизни. Их современники ценили портреты Гейнсборо и Рокотова за то, что каждый художник умело передал образы своих натурщиков и в то же время отвечал их ожиданиям. И Гейнсборо, и Рокотов были последовательны в подходе к изображению физических черт. Клиенты британской художницы могли рассчитывать на идеализированный парадный образ удивительного разнообразия. Парадные портреты Гейнсборо в лучших традициях стиля гипнотизируют своим великолепием. Сцены коронации и конные фигуры, натурщики в военной форме и охотничьем одеянии, маскарадный или аллегорический костюм – все эти композиции были призваны как можно лучше представить моделей и подчеркнуть их высокое социальное положение. Особенно в портретах королевской семьи: конкретная личность, изображенная на парадном портрете, например, принц Уэльский, будущий Георг IV, воплощала идеалы своей исторической эпохи.

Заказчики русского художника не ожидали оригинала портрета по размеру и формату, но были уверены, что они будут изображены максимально точно и возвышенно. «Джентльменский статус» Рокотова позволял ему относиться к своим богатым и знатным подданным как к равным. Орловы и Голицыны, Воронцовы и Куракины просили живописца, стремясь стать обладателями шедевров Рокотова. В отличие от крепостных живописцев (вроде Ивана Аргунова), Рокотов не пресмыкался и не угождал каждому капризу натурщика, а работал в русле своей личной портретной мифологии.Возможно, поэтому у него вышли портреты профессиональных поэтов и поэтов-любителей — Василия Майкова, Александра Сумарокова, Николая Струйского. так хорошо

Модели Гейнсборо — люди, живущие в эпоху английского Просвещения. Они хвастаются, их позы и жесты — продукт сложной системы воспитания. Англичанин и русский взаимодействуют со зрителем по-разному. Модели Гейнсборо абсолютно заинтересованы в реакции зрителя: взгляд, направленный вдаль, ожидает взаимопонимания и подчеркнуто обращен к зрителю. Однако модели Рокотова вполне могут обходиться без какой-либо реакции со стороны, настолько богат их внутренний мир.

Гейнсборо не оценил его растущую популярность. Череда самодовольных физиономий, одна сменявшая другую, иногда вгоняла его в депрессию. «К черту всех джентльменов!» — жаловался он в письме молодому коллеге. — Они злейшие враги художника, если художник не может держать их на приличном расстоянии. Они думают, а может быть, и вы иногда так думаете, что вознаграждают ваши достижения своим обществом и вниманием».[16] Однако, несмотря на ворчание Гейнсборо, аппетит публики только усиливался. Клиенты заранее ставили себя в очередь, покупая огромные роскошные рамы для своих гостиных, а потом долго ждали своего окна в графике художника. Задержка может длиться год, а то и два. «Природа портретной живописи такова, что идет постоянная погоня, — философствовал Гейнсборо, — один дурак появляется за другим, как будто их всех укусила блоха, и этого вполне достаточно, чтобы свести меня с ума».

К сожалению, ни одно из писем Рокотова не сохранилось. В какой-то степени голос художника можно «услышать» в письмах, которыми обменивались князь Александр Куракин и младший офицер В. Мерзлюкин: Рокотов был нанят Куракиным, богатым меценатом, для создания портрета Мерзлюкина. князя, Мерзлукин цитировал целые разговоры между собой и живописцем. Рокотов вел себя совершенно самостоятельно. «Он сказал мне, что о его работе в эти праздничные дни не может быть и речи, — писал Мерзлукин 25 декабря 1783 г., — и в дни, непосредственно после к праздникам он не сможет возобновить работу над моим портретом, потому что у него есть два женских образа, которые надо закончить».[17] Рокотов принялся за портрет Мерзлюкина 18 января 1784 г. и закончил его 26 февраля. Сеансы происходили по пятницам. , начиная с утра, и мог продолжаться «до двух часов дня». Но клиент остался доволен и написал, что изображение получилось «очень похоже на оригинал»9.0005

Рокотов мог позволить себе избирательно относиться к своим клиентам, даже отказываясь от выгодных предложений. Так, член попечительского совета Московского приюта Богдан Умский с негодованием писал его воспитателю Ивану Бецкому: «У нас в кабинете правления должен быть портрет Профирия Акинфиевича Демидова, но не знаем, как это сделать, да и живописца под рукой нет. Только Рокотов, самодовольный и самодовольный славой»[18]. известного живописца Рокотова» на портреты себя и своих близких и уехала в Италию. «Рокотов сделал образы и ждал оплаты и курьера, чтобы забрать их, но так и не приехав, он подарил работы одному из своих подмастерьев, который продал их, как произведение знаменитого художника, уже упомянутому крымову, любителю живописи»[19].]

В отличие от Гейнсборо, Рокотов практически не использовал в своих портретах атрибутов: художнику не нужны были такие указатели. В своих портретах Рокотов больше всего посредством цвета вызывал нравственное или профессиональное положение своих натурщиков; Нейтральный фон и стиль костюма также помогали передать характер человека во всей его полноте.

Особое достижение Гейнсборо, возможно, заключалось в том, что он открыл потенциал холодных цветов. В то время как Рейнольдс считал, что серый и синий цвета следует использовать только для выделения насыщенных красно-коричневых тонов, Гейнсборо использовал синий как самостоятельный цвет. Он был первым, кто показал эмоциональную глубину, которую можно было передать холодными красками, находки, которые были применены в серии портретов, в том числе «Голубой мальчик» (1770, Библиотека Хантингтона, Сан-Марино, Калифорния) и «Портрет дамы». в голубом» (Эрмитаж). в этих композициях Гейнсборо умело играет разными оттенками и полутенями основного цвета, оттеняя то его серебристость, то жемчужность, то перламутровые тона, то фиалку неподвижного моря.

Цветовая гамма картины Рокотова «Портрет женщины в розовом платье» (1770-е годы, ГТГ) основана на тончайших градациях и оттенках теплого тона. Розовый цвет в костюме традиционно считается женским атрибутом. В английском языке есть два слова для обозначения одного и того же цвета, роза и розовый, происхождение русского слова ближе к цвету бутонов и лепестков дикой розы или гибискуса Художник создал тончайшее шоу розовых тонов: богатейший оттенок (пурпурный) на губах, нежно-розовый на щеках натурщицы, ярко-розовый (красный бутон) на подкладке чепца и лентах Оттенок платья определить трудно — в рококо такой бледный розовый известен как «бедро испуганной нимфы». Не только нежная цветовая гамма и причудливая изысканность полутонов, но и образы делают эту композицию произведением рокайля. Рокотов пытается уловить в неправильных чертах лица натурщика прелесть юности и кокетливую грацию, которые являются наиболее ценными, наиболее популярными чертами рококо.

Интересно сравнить «Портрет женщины в розовом платье» с «Портретом дамы в голубом». Барышня в композиции Гейнсборо из Эрмитажа одета в полупрозрачное открытое платье; синий шелковый платок почти сползает с ее пышных плеч, который ее тонкая рука, украшенная золотым браслетом, едва успевает удерживать на месте.

Напудренные волосы высоко зачесаны, уложены в причудливую форму и увенчаны маленькой шапочкой со страусовыми перьями и голубой лентой. Красивая аристократка мечтательно закатывает глаза, ее нежный ротик чувственно полуоткрыт. Русская барышня тоже одета и причесана по последней европейской моде, но одеяние ее весьма скромное, никаких обнаженных плеч и глубокого декольте. Рокотов изобразил целомудренный идеал красоты девушки из московской патриаршей среды. Черты ее лица очень правильны, но как привлекательна эта «очаровательно некрасивая девушка» своей чистотой и серьезностью! Здесь мы ясно видим, как «идеальное не противостоит индивидуальному, а реализуется через него и в нем»[20].

Нечто подобное получается, если сравнить «Портрет Анны Тулиновой» (конец 1770-х, ГТГ) и «Портрет леди Элизабет Монтегю, герцогини Бакклю и Куинсберри» (ок. 1767, частное собрание, Великобритания). Так много общего между модными нарядами этих двух барышень, несмотря на расстояние между мирами, в которых жила каждая: дорогое атласное платье с декольте, бантом на лифе, на уровне груди и столь же кокетливым повязка на шее. Прически похожи друг на друга: высоко зачесанные волосы, украшенные эгретом и круглыми бриллиантовыми серьгами. Но насколько разные эти модели. Аннушка была дочерью московского купца Семена Журавлева, владельца дома на Садовой Большой, 9.0047 слобо д.[21] в конце 1770-х годов ее выдали замуж за капитана Тулинова. Возможно, Рокотов изображал «девицу на выданье»: [22] образ полнокровной, круглолицой и пышнотелой Анны Тулиновой резко контрастирует с изящной и бледной леди Монтегю. меньше пищи для размышлений, как у «Томаса Линлея Младшего» (ок. 1772, Далвичская картинная галерея, Лондон) и «Князя Ивана Барятинского» (начало 1780-х, ГТГ). Натурщик Рокотова, молодой Иван Иванович Барятинский, происходил из старинный аристократический русский род — он был 27-м в длинной дворянской линии, ведущей свое происхождение от легендарного основателя Руси варяга Рюрика, а его матерью была принцесса Екатерина Шлезвиг-Гольштейн-Зондербург-Бек. юности, получил блестящее образование, знал несколько иностранных языков, был профессиональным музыкантом.Впереди у князя была блестящая дипломатическая карьера: в царствование Александра I он служил в российской дипломатической миссии. н в Лондоне, а затем послом в Мюнхене. В 1812 году оставил службу, поселившись в родовом имении Ивановское Курской губернии. Несколько лет, проведенных в Англии, и женитьба на дочери лорда Шерборна (умершей молодой при родах) превратили Барятинского в истинного англофила. Всю оставшуюся жизнь он посвятил благоустройству и модернизации своего поместья, названного Марино в честь второй жены. Живя в русской глубинке, князь применял на практике знания агрономии, полученные им во время заграничных путешествий.

Яркий луч света эффектно выделяет фигуру юноши, гармонично вписанную в овал. Будущий дипломат, словно предвосхищая свою насыщенную жизнь и блестящую карьеру, свысока смотрит на зрителя. Родовитый меломан изысканно одет: малиновый сюртук живописно контрастирует с черным бантом на напудренных волосах и золотым камзолом. Рокотов отвечает очарованию серьезного облика юноши, его впечатлительности, свежести души. в личности Барятинского портретист уловил те черты, которые якобы отличали образованных юношей того исторического периода.

Томас Линли носит похожий камзол, только более яркого красно-кирпичного оттенка, его белая рубашка и черный треуголка дополняют одежду. Гейнсборо подчеркивает легкое выпячивание нижней губы вперед и снисходительный взгляд, направленный на зрителя. Молодого англичанина отличают холодность и высокомерие, отчужденность образа, подчеркнутая поверхностной эмоциональной сдержанностью юноши и нарочитой «недосказанностью» в мимике и нейтральным фоном композиции. 0005

Федор Рокотов и его старший современник Томас Гейнсборо — оба истинно «национальные» художники, испытавшие влияние родной среды. Оба портретиста пережили фантастический подъем своей популярности в 1770–1780-х годах. рост ее экономического и политического могущества и расцвет искусств. Рокотов работал в «золотые времена царствования матушки нашей Екатерины», период военных побед, экспансии на обширные новые территории и окончательного превращения России в могучую империя – век доблестных воинов и «великих чудаков», утонченных ценителей «изящных искусств» и дворян-землевладельцев, безжалостно правивших своими крепостными.

Творчество обоих художников можно назвать «история через личности». В натурщиках обоих художников, независимо от их социального положения и возраста, есть ощущение богатой внутренней жизни, внутренней независимости и замечательной индивидуальности, все черты, которые отличались и сами живописцы.Художники обладали разным художественным темпераментом и были выразителями разных течений, которые прослеживаются на протяжении всей истории портретной живописи. Гейнсборо и Рокотов по-своему обозначили новые этапы в развитии своих национальных портретных школ. С ними визуальные образы приобрели как духовную утонченность, так и поэтическую чувствительность9.0005

 

  1. Лебедев, Алексей. «Федор Рокотов». Москва-Ленинград: 1945. С. 14.
  2. Запись в так называемых «исповедных книгах» (списках населения) церкви Никиты Мученика (Мученика), Ивановских Сорок (церковный кластер), за 1787 г.: «Академик Федор Степанов, сын Рокотова, 51 года от роду» / / Лапшина, Н.П. «О некоторых ранних произведениях Рокотова». в: «Искусство», 1951, № 5. С. 84.
  3. Романычева, Ирина. «Федор Степанович Рокотов. Его жизнь и творчество». СПб, 2008. С. 22.
  4. Взгляды автора подробно изложены в статье «Призрак Федора Рокотова». в: «Русское искусство», 2016, № 2. С. 45-50.
  5. Молева, Нина. «Тайны Рокотова, или Жизнь великого портретиста, работавшего в царствование Екатерины Великой». М., 1994. С. 70.
  6. Марасинова, Елена. «Рабы» и «граждане» в Российской империи XVIII века», в «Внедрении европейских нравов и обычаев среди европейского народа. Очерки проблемы адаптации западных идей и практик в Российской империи». Составители Доронин, Андрей Москва, 2008.
  7. Лапшина, Наталья. «Федор Степанович Рокотов». Москва, 1959. С. 82.
  8. фактически есть уточнение, что речь идет о Дмитрии Рокотове. Российский государственный военно-исторический архив (РГВиА). Фонд 314. Дело 1. Ед. хр. 3369.
  9. Лебедев, Алексей. «Федор Рокотов: Очерки к монографии». М.: 1941. С. 15.
  10. Российский государственный исторический архив, ф. 1343, д. 28, док. 2361. Герб Рокотова фигурирует в «Собрании гербов дворянских родов русских, не вошедших в Общий геральдический сборник», ч. 12. С. 40.
  11. «Московские ведомости», 1809, № 8. С. 177.
  12. Бобриков, Алексей. «Другая история русского искусства». Москва, 2012. С. 65.
  13. «Федор Степанович Рокотов: Каталог выставки». Москва, 1923. С. 10.
  14. Анисимов, Ю. «Ф.С. Ротоков // «Искусство», 1938, № 3, 1938. С. 77-96.
  15. Клод Карломан де Рульер. «История и анекдоты о революции в России 1762 года» (русский перевод «Анекдотов о русской революции 1762 года») // «Россия в XVIII веке глазами иностранцев». Ленинградская, 1989. Стр. 264-265.
  16. Некрасова, Е.А. «Письма Томаса Гейнсборо как источник для изучения его эстетических воззрений» // «Философия искусства в прошлом и настоящем». М., 1981.
  17. Алексеева Т.В. «Новые находки о Рокотове» // «Русское искусство XVIII века. Документы и исследования». М., 1968. С. 280-281.
  18. «Русский архив», 1906. № 8. С. 635.
  19. Долгорукий, Иван Михайлович. «Святилище Сердца Моего, или Словарь всех личностей, с которыми я имел разного рода отношения при жизни». Москва, 1890. С. 757.
  20. Лотман, Юрий. «Портрет» // «Статьи по семиотике культуры и искусства». СПб, 2002. С. 349.
  21. Новейшие исследования показывают, что в 1789 и 1791 годах Рокотов снимал помещение у наследников «старшего лакея двора Герасима Тихоновича Журавлева» // Гармаш Т. ; Оксенюк А. «Наследники академика Рокотова», в «Антикварном мире». ». 2013, октябрь. Стр. 63, 65.
  22. См.: Маркина Людмила. «Портреты Рокотова. Новые поступления Третьяковской галереи» // «Искусство», 1986. № 9. С. 66-67.

Иллюстрации

Томас Гейнсборо. Портрет дамы в голубом. с. 1780
Холст, масло. 76,5 × 63,5 см. Эрмитаж

Федор Рокотов. Портрет Екатерины II. 1763
Холст, масло. 155,5 × 139 см. Третьяковская галерея

Томас Гейнсборо. Миссис Сиддонс (Сара Сиддонс). 1785
Холст, масло. 126 × 99,5 см. Национальная галерея, Лондон

Федор Рокотов. Портрет Екатерины II. 1763.
Эскиз к коронационным портретам (1763, ГТГ, Павловск). Масло на холсте. 59,5 × 46,9 см. Третьяковская галерея

Томас Гейнсборо. Автопортрет. с. 1758-1759
Холст, масло. 76,2 × 63,5 см. Национальная портретная галерея, Лондон

Федор Рокотов. Портрет князя Дмитрия Голицына. 1760-е
Холст, масло. 62,7 × 51,8 см. Третьяковская галерея

Федор Рокотов. Портрет неизвестного мужчины. 1757
Холст, масло. 44,2 × 33,5 см. Третьяковская галерея

Томас Гейнсборо. Мэри Литтл, позже леди Карр. с. 1765
Холст, масло. 127 × 101,6 см. Йельский центр британского искусства, Нью-Хейвен, Коннектикут, США

Федор Рокотов. Портрет женщины в розовом платье. 1770-е
Холст, масло. 58,8 × 46,7 см. Третьяковская галерея

ТОМАС ГЕЙНСБОРО. Портрет леди Алстон (Гертруда Алстон, урожденная Дернфорд). с. 1767
Холст, масло. 76,2 × 63,5 см

Федор Рокотов. Портрет Варвары Новосильцовой. 1780
Холст, масло. 70,5 × 59 см. Третьяковская галерея

Томас Гейнсборо. Автопортрет. 1754.
ил на холсте. 58 × 49 см. Маркиз Чолмондели, Houghton Hall

Федор Рокотов. Портрет Александра Римского-Корсакова в молодости. Конец 1760-х
Холст, масло. 56,5 × 46 см. Третьяковская галерея

Федор Рокотов. Портрет Василия Майкова. 1775–1778
Холст, масло. 60 × 47,8 см. Третьяковская галерея

ФЕДОР РОКОТОВ. Портрет Анны Тулиновой. Конец 1770-х
Холст, масло. 59,3 × 46 см. Третьяковская галерея

Томас Гейнсборо. Дочь художника Мария. 1777
Холст, масло. 77,5 × 64,8 см. Галерея Тейт, Лондон

Федор Рокотов. Портрет графини Елизаветы Санти. 1785
Холст, масло. 72,5 × 56 см. Русский музей

Федор Рокотов. Портрет Варвары Суровцевой. Вторая половина 1780-х
Холст, масло. 67,5 × 52 см. Русский музей

Томас Гейнсборо. Элизабет Роттсли, позже герцогиня Графтон. 1764-1765
Холст, масло. 76,1 × 63,5 см. Национальная галерея Виктории, Мельбурн

Федор Рокотов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *