Моза бинт насер аль миснед рост: Восточная красавица, Шейха Моза, фото и биография

Содержание

Восточная красавица, Шейха Моза, фото и биография

Говорят, что «женщине быть модной не так уж сложно, а вот стильной…» Иногда, будучи модной, женщина может стать смешной, а вот будучи стильной, женщина всегда будет на высоте и при этом ей совсем не обязательно следовать моде, напротив, возможно, мода последует за ней. В Европе и сегодня, и в прошлом найдётся немало известных женщин (актрис певиц, принцесс), которых можно назвать иконами стиля. А можете ли вы назвать икону стиля среди восточных красавиц? Или вы уверены, что таковых нет, по той простой причине, что все восточные красавицы одеты только в чёрные тона и укутаны с ног до головы?

Восточная красавица шейха Моза

Восток дело тонкое. Восток – это роскошь. Восток – это сказки «Тысяча и одна ночь». Восток- это волшебство. И на востоке живут сказочные восточные красавицы. Которые, непременно, должны быть скромны, тихи и не заметны. Женщинам Востока нельзя носить короткие юбки и ходить с непокрытой головой. Да и цвет их одежды чаще всего чёрный.

Вот только и на Востоке женщина может быть стильной и элегантной, она вполне может внести что-то новое в казалось бы навеки обусловленный религией неприметный наряд. И яркий пример тому шейха Моза.

Шейха Моза родилась в 1959 году в катарском городе Аль Хор. Её отцом был Нассер бин Абдулла Аль-Мисснид, президент Египта. В 1977 году в возрасте 18 лет она была отдана замуж за наследного принца Катара Хамада бин Халифа Аль-Тани, который сегодня является правителем, шейхом, Катара. Кроме Мозы у шейха по восточным традициям есть ещё две супруги. Но именно шейха Моза значительно выделяется на их фоне. Она получила хорошее образование, так поступив в Катарский университет, она окончила его в 1986 году, получив степень бакалавра социологии. Сегодня шейха Моза активно участвует в общественной жизни своей страны. В основном она занимается вопросами образования. Она является председателем катарского фонда образования, науки и общественного развития; Президентом Верховного Совета семейных вопросов; Вице — Президентом Верховного совета по образованию; Специальным посланником ЮНЕСКО по базовому и Высшему образованию. Совсем недавно именно благодаря шейхе Мозе были созданы два новых проекта в сфере образования. Это “Город образования“ и “Детский Канал Аль-Джазира“. «Город образования» — это университетский городок и сам университет, преподавание в котором ведут профессора из Университетов США, таких как: Джорджтаун, Вирджинский университет, университет имени Карнеги и Коммонвильский университет.

Шейха Моза, несомненно достаточно влиятельна и популярна в своей стране. Она также поддерживает демократические преобразования на Востоке, возглавив Арабский демократический фонд.

Некоторое время шейха Моза ездила по университетам США, выступая там с лекциями, в которых пыталась развеять многие мифы о восточных женщинах и их положении в современном мире. А Американский университет имени Карнеги присвоил ей звание почётного доктора наук.

Шейха Моза также является и матерью. У неё семеро детей: пять сыновей и две дочери.

И самое главное – она обладает невероятным чувством стиля, ей удалось создать именно её узнаваемый и единственный в своём роде образ. Причём, минимально отклоняясь от религиозных правил. Так она чаще всего выходит в свет в длинных юбках или длинных широких либо расширяющихся книзу брюках, коротких кофтах и пиджаках обязательно с поясами, иногда достаточно широкими. На голове – обязательно платки, которые уложены в виде «шапочки». Шейха Моза также носит крупные или длинные серьги, бусы и «восточные» кольца – крупные с не менее крупными камнями.

Сегодня шейхе Катара Мозе 52 года, но несмотря на свой возраст и семерых детей она сохраняет потрясающую фигуру, у неё, кстати, достаточно высокий рост и неизменное чувство стиля. При этом продолжая активно участвовать в общественной жизни своей страны. Так что шейха Моза совершенно не случайно однажды оказалась на втором месте среди самых элегантных женщин мира по версии журнала Vanity Fair, ей действительно удалось создать свой неповторимый стиль.

История самой влиятельной и стильной женщины исламского мира

Во все времена в мире обязательно была такая женщина, которая привлекала взгляды мужчин и вызывала восхищение и желание подражать у женщин.

Сегодня таких красавиц много, однако самые яркие из них выделяются своей неповторимой индивидуальностью и харизмой.

Даже если вы ничего не знаете о правителях восточных стран, скорее всего, вы хоть раз слышали о шейхе Мозе. Ее полное имя звучит как шейха Моза бинт Насер аль-Миснед. Да, именно она — признанная икона стиля и, как о ней говорят мировые СМИ, первая модница Востока. Действительно, эта женщина заслуживает уважения.

Самая стильная красавица арабского мира.

Кто такая Моза: краткая биография

Шейха Моза родилась в семье обеспеченного катарского бизнесмена в 1959 году. Ее жизнь похожа на восточную сказку. Прожив обеспеченное детство и юность, в возрасте 18 лет Моза встретилась с будущим принцем, при этом не спешила выйти замуж и погрязнуть в домашних заботах. Сначала целеустремленная девушка поступила в местный университет на психологический факультет, затем уехала стажироваться в Америку. Затем, уже образованная и готовая к семейной жизни, девушка вышла замуж.

Первые годы в статусе замужней женщины Моза провела с детьми. Она посвящала им много времени и не жалела сил. Только представьте: у этой хрупкой дамы 7 детей! Затем жизнь Мозы стала более яркой и насыщенной в плане карьеры и социальной деятельности.

Во всех нарядах хороша.

В 1995 году супруг Мозы организовал бескровный переворот в государстве и захватил власть, свергнув при этом своего же отца. Данный переворот поддержал весь англо-саксонский мир, после чего о Катаре начали говорить во всем мире из-за его богатого нефтегазового потенциала. Вскоре после этого события новый эмир страны представил общественности свою 2-ю жену — стильную и образованную красавицу Мозу.

Сегодня шейха Моза является одной из трёх жен 3-го эмира Катара шейха Хамада. Как и известная многим султанша Роксолана, она завоевала доверие супруга и была допущена к государственным делам. Также муж позволил красавице-жене появляться на публике без чадры, что для мусульманского мира является недопустимым.

Шейха — активный общественный деятель, является специальным послом ЮНЕСКО по базовому и высшему образованию. Женщина хорошо образована, проходила стажировки в именитых высших учебных заведениях Соединенных Штатов.

Одна из самых образованных женщин арабского мира.

Много сил и времени Моза уделяет правам женщин и детей в Катаре. Благодаря жене эмира, в стране женщины получили намного больше прав, чем в соседних восточных государствах. Она также входит в топ-100 наиболее влиятельных женщин мира по версии известного журнала Forbes и, похоже, не планирует снижать темпы.

Влияние, женственность и стиль шейхи Мозы

Для арабского мира стиль Мозы — настоящая дерзость. Она носит и платья, и юбки, и брюки. Из национальной одежды Катара женщина предпочитает лишь тюрбан. И тот часто пестрит яркими красками и необычными декоративными элементами.

Моза и шейх.

Шейха легко могла бы дать мастер-класс по тому, как, не нарушая правил приличия, выглядеть сексапильно, актуально и модно. У нее прекрасная фигура и красивое ухоженное лицо. Она умеет подчеркнуть достоинства, предпочитая приталенные наряды и минимум косметики. Моза смело выходит на высоких каблуках, всегда по-королевски держит осанку, и в любой ситуации выглядит ошеломляюще.

На ее лице можно наблюдать только уверенность в себе и гармонию с внешним миром. Она умеет красиво себя преподнести, как и полагается первой леди любой страны.

Как и любая обеспеченная женщина, шейха Моза в своем гардеробе предпочитает платья и костюмы из коллекций дизайнеров Chanel, Dior, Armani, Carven и иных. Не обходится модница и без нарядов от модного Дома Valentino: семья Мозы владеет большей частью акций бренда.

Под крылом мужа, но не в его тени.

Такая неординарная личность, конечно, вдохновляет своим примером других представительниц прекрасной половины. Яркий и сдержанный стиль катарской первой леди распространился далеко за границы ее родины. И это не удивительно: каждый раз шейха выглядит сдержанно и не нарушает традиций своей страны, но при этом все смотрится модно, оригинально, ярко.

Самая модная женщина Востока: почему все восхищаются стилем шейхи Мозы

Даже если вы ровным счетом ничего не знаете о восточных правителях, вы наверняка видели эту роскошную женщину: шейха Моза бинт Насер аль-Миснед — признанная икона стиля и, как ее описывает мировая пресса, безусловно, первая модница Востока.

Кто она такая

58-летняя Шейха Моза — вторая из трех жен бывшего эмира Катара шейха Хамада бен Калифа-аль-Тани и мать нынешнего эмира Моза бинт Насер аль Миснед. Всего у 58-летней шейхи семеро детей.

Роли просто одной из трех жен для Мозы, обладательницы сильного и, говорят, непростого характера, явно было недостаточно. Общественность поразило то, что супруг позволил ей не только появляться на публике без чадры, но и принимать активное участие в государственных делах.

Шейха — общественный деятель, специальный посол ЮНЕСКО по базовому и высшему образованию. Сама она прекрасно образована, проходила стажировки в университетах США.

Я человек, имеющий право получать образование и вести социальную жизнь. То, что я ношу хиджаб или являюсь второй женой, не мешает мне это делать, это не останавливает мой прогресс,

— говорит Моза.

Достижения

Ее целью всегда было превращение Катара в передовое государство, а особое внимание она уделяет правам детей и женщин. Кстати, с приходом к власти ее мужа (свергнувшего когда-то с престола собственного отца) положение женщин в Катаре значительно улучшилось. Они имеют право голосовать и водить машину, а требования к одежде не столь строги, как в соседних странах. Соотечественницы шейхи даже говорят, что она — «лучшее, что случилось с Катаром».

Шейха Моза является дамой-командором Ордена Британской империи, одной из 100 самых влиятельных женщин в мире по версии Forbes, одним из 25 самых влиятельных бизнес-лидеров на Ближнем Востоке по версии Times.

Словом, перечислять достижения этой женщины можно было бы долго, но мы предлагаем перейти к ее узнаваемому стилю, который тоже следует включить в список ее успехов.

Шейха Моза в комплекте Christian Dior

Сила и женственность

Может ли жительница восточной страны быть красивой и модной? Шейха Моза показала всему миру, как именно это делать! Да, она всегда появляется в свете с покрытой головой и носит длинные юбки, но скучным ее образ не назовешь никак.

Шейха Моза в комплекте Ulyana Sergeenko

Шейха могла бы дать мастер-класс по тому, как, не нарушая законов приличия, выглядеть сексуально. У нее отличная фигура, и она подчеркивает это, предпочитая плавные женственные силуэты. Она смело выходит на каблуках, на которых чувствует себя очень уверенно, по-королевски держит осанку, и кажется, вообще ничего не способно вывести ее из равновесия.

Со времен Джекки Онассис ни одна первая леди не оказывала своим внешним видом такого влияния на мир моды. Я бы очень хотел ее одевать. Ее стиль наполнен силой и уверенностью, но одновременно он воплощает истинную женственность,

— сказал о Мозе дизайнер Джулиен Макдональд.

Громкие имена

Гардероб шейхи Мозы — коллекция элегантнейших нарядов haute couture: немного легкомысленные платья Chanel, затейливые жакеты Dior, стильные костюмы Armani, а также Carven, Jean Paul Gaultier и многое-многое другое. И, разумеется, Valentino: семья нашей героини владеет большей частью акций модного Дома.

Уже несколько лет Моза также является поклонницей творчества Ульяны Сергеенко. Платья российского дизайнера действительно как будто созданы для шейхи: женственные фасоны, достаточно романтичные, но одновременно сексуальные. При этом никакой излишней открытости, все роскошно и дорого.

Сергеенко не просто знакома со своей знаменитой клиенткой: пару лет назад дизайнер даже сопровождала Мозу во время неофициального визита в Грузию.

Шейха Моза в костюме Ulyana Sergeenko Couture

Все это не значит, что шейха игнорирует восточные традиции в плане одежды. Когда того требует повод, она вместо произведений западных модных Домов надевает дизайнерские абайи (так называется традиционное мусульманское платье), не отказываясь однако от яркого макияжа и броских украшений.

Параллели 

Такая яркая личность, как шейха Моза, естественно, вдохновляет своим примером других женщин. Если говорить о стиле, то влияние катарской первой леди распространилось далеко за пределы ее родины. Будем откровенны: поклонниц стиля Мозы немало и в России, в их числе — Тина Канделаки. На некоторых своих фото телеведущая выглядит буквально как младшая сестра шейхи.

Копирует ли кого-то сама Моза? Журналисты считают, что нередко она вдохновляется образом уже упомянутой Жаклин Кеннеди. Головные уборы в тон к наряду, костюмы с юбкой до колена, насыщенные цвета и приталенные фасоны — многие любимые шейхой приемы, на самом деле, заставляют проводить параллели с гардеробом культовой Джекки О. 

Жаклин Кеннеди / шейха Моза

Шейха Моза о своем стиле

Беседуя с журналистами, шейха старается больше внимания уделить своим общественным и благотворительным начинаниям, но прессе интересно, конечно же, поговорить с ней о ее модных предпочтениях.

Один из популярных вопросов: кто ее стилист? В интервью Financial Times Моза ответила, что одевается сама, а составление образов для нее — что-то вроде терапии:

Когда я устаю, я просто иду в свою гардеробную, перебираю наряды, пытаюсь найти новые сочетания. У меня нет стилиста, потому что я бы не нашла того, кто смог бы точно понять мои желания.

Кто ее любимый дизайнер? Похоже, что их слишком много, шейха не называет конкретный бренд. Журналисту издания она призналась лишь, что на ней босоножки Gianvito Rossi, созданные специально для нее. К слову, обувные дизайнеры делают для нее модели сразу в нескольких цветах.

Мой стиль — воплощающий уважение к традициям, но в то же время современный и практичный,

— говорит шейха о своем главном модном принципе.

История шейхи Мозы, благодаря которой арабские женщины больше не боятся носить брюки и снимать чалму

Принято считать, что в арабских странах женщины всегда остаются в тени. Шейха Моза, вторая из 3 жен третьего эмира Катара, одним своим видом бросает вызов всем стереотипам о восточных женщинах. Всегда в неповторимых безупречных нарядах, с королевской осанкой, она стала не только иконой стиля в арабском мире, но и ярчайшим общественным деятелем.

Мы в AdMe.ru искренне восхищены историей шейхи и думаем, что каждому стоит ее узнать, а заодно полюбоваться экзотической красотой этой потрясающей женщины.

История шейхи Мозы

Шейха Моза бинт Насер аль-Миснед родилась в богатой семье. Ее отец был известным катарским бизнесменом. Детство и юность Мозы напоминали восточную сказку, а уже в 18 лет она встретила будущего эмира Катара — тогда еще принца Хамада бин Халифа аль-Тани.

Вопреки устоявшимся на Востоке порядкам, девушка не торопилась стать домохозяйкой. Она получила психологическое образование в Университете Катара, затем уехала на стажировку в США. Вернувшись на родину, Моза, будучи второй женой шейха, родила ребенка. Первые годы в новом статусе женщина посвящала заботе о детях. Всего шейха подарила супругу семерых детей. Именно ее сын стал наследником престола и 4-м эмиром Катара, хотя у шейха было 25 детей от трех жен.

Шейха Моза с супругом и сыном Тамимом бин Хамад аль-Тани — 4-м эмиром Катара.

Стиль шейхи Мозы

Шейха Моза всегда была женщиной с характером. Даже будучи не первой женой эмира, она смогла добиться участия в государственных делах, что не могло не вызвать изумление в катарском обществе. Еще больше поражали ее наряды: шейх позволил супруге не носить чадру — ее голову прикрывают только элегантные тюрбаны.

Слева — журналистка Нора Аль-Хакбани (Саудовская Аравия), справа — шейха Моза.

Ее смелый образ дал толчок переменам. В обществе стали обсуждать новые, более яркие и современные наряды для добропорядочных мусульманок. С тех пор Моза стала иконой стиля, постоянно демонстрируя, что восточная женщина может выглядеть прилично, но быть при этом сногсшибательной. Шейха носит и платья, и юбки, и (о ужас!) брюки. Все это до нее считалось недопустимым в арабском мире.

Шейха с кронпринцессой Швеции Викторией.

В Гарвардском университете (Массачусетс, США).

Шейху никогда нельзя увидеть в скучном наряде. Ее образы сочетают элегантность, яркость и женственность сильной, уверенной в себе женщины. При этом Моза не пользуется услугами стилистов — все образы она подбирает сама, считая это чем-то вроде психотерапии.

Хотели бы мы заглянуть в гардеробную шейхи! Она является владелицей бесчисленного количества нарядов от-кутюр. Особое место в гардеробе королевской особы занимают образы от Valentino (контрольный пакет акций модного дома принадлежит ее семье).

Гуманитарная миссия

На уроке в школе города Эль-Обейд (Судан).

Среди арабских правителей третий эмир Катара всегда считался прогрессивным лидером — во многом благодаря гуманитарным и благотворительным программам его супруги. Шейха — активный общественный деятель. Она — специальный посол ЮНЕСКО по базовому и высшему образованию.

Это не просто почетная должность, как можно подумать. Шейха потратила годы на борьбу за равный доступ детей к образованию. Она объездила планету с этой важной миссией, встречалась с лидерами государств и меценатами, привлекая внимание к проблеме. Ее фонд Educate a Child («Дай образование ребенку») помогает детям, живущим в беднейших уголках планеты и ставшим жертвами войн и конфликтов, получить шанс на лучшую жизнь, отправившись в школу.

Шейха Моза вложила $ 7,9 млрд в строительство больницы для женщин. Благодаря фонду шейхи Мозы 10 млн детей за 6 лет начали посещать школу.

«Это моя борьба, которую я начала очень давно… Я пообещала себе, что за 6 лет мы сможем дать образование 10 млн детей, которые не ходят в школу. Но проблема в том, что общее образование не приоритет для многих лидеров. Я хочу, чтобы школы воспринимались как святыни, которые ни при каких условиях не могут стать мишенью во время войн».

В школе в Нью-Дели (Индия).

Не менее весомый вклад эта хрупкая женщина внесла в жизнь своих согражданок. Катарские женщины обязаны шейхе значительным улучшением своего положения. Сегодня Катар считается одной из самых либеральный арабских стран в части прав женщин: они имеют право голосовать, водить машину и одеваться не так строго, как того требуют в соседних странах. Благодаря доступу к образованию и рабочим местам, женщины теперь есть даже в кабинете министров страны.

Шейха Моза с министром здравоохранения Катара доктором Ханан Мохаммад аль-Кувари.

В этом году шейхе Мозе исполняется 60 лет, у нее 7 детей и десятки внуков. Однако на покой эта неутомимая красавица не спешит. Она по-прежнему активно занимается общественной деятельностью и продолжает радовать нас своей неувядающей красотой.

А что вы думаете о шейхе Мозе? Может ли она дать фору европейским монаршим особам?

Восточная красавица, Шейха Моза, фото и биография

Шейха Моза: История самой влиятельной и стильной женщины исламского мира

Даже если вы ничего не знаете о правителях восточных стран, скорее всего, вы хоть раз слышали о шейхе Мозе. Ее полное имя звучит как шейха Моза бинт Насер аль-Миснед. Да, именно она — признанная икона стиля и, как о ней говорят мировые СМИ, первая модница Востока. Действительно, эта женщина заслуживает уважения.

Самая стильная красавица арабского мира.

Кто такая Моза: краткая биография

Шейха Моза родилась в семье обеспеченного катарского бизнесмена в 1959 году. Ее жизнь похожа на восточную сказку. Прожив обеспеченное детство и юность, в возрасте 18 лет Моза встретилась с будущим принцем, при этом не спешила выйти замуж и погрязнуть в домашних заботах. Сначала целеустремленная девушка поступила в местный университет на психологический факультет, затем уехала стажироваться в Америку. Затем, уже образованная и готовая к семейной жизни, девушка вышла замуж.

Первые годы в статусе замужней женщины Моза провела с детьми. Она посвящала им много времени и не жалела сил. Только представьте: у этой хрупкой дамы 7 детей! Затем жизнь Мозы стала более яркой и насыщенной в плане карьеры и социальной деятельности.

Во всех нарядах хороша.

В 1995 году супруг Мозы организовал бескровный переворот в государстве и захватил власть, свергнув при этом своего же отца. Данный переворот поддержал весь англо-саксонский мир, после чего о Катаре начали говорить во всем мире из-за его богатого нефтегазового потенциала. Вскоре после этого события новый эмир страны представил общественности свою 2-ю жену — стильную и образованную красавицу Мозу.

Сегодня шейха Моза является одной из трёх жен 3-го эмира Катара шейха Хамада. Как и известная многим султанша Роксолана, она завоевала доверие супруга и была допущена к государственным делам. Также муж позволил красавице-жене появляться на публике без чадры, что для мусульманского мира является недопустимым.

Шейха — активный общественный деятель, является специальным послом ЮНЕСКО по базовому и высшему образованию. Женщина хорошо образована, проходила стажировки в именитых высших учебных заведениях Соединенных Штатов.

Одна из самых образованных женщин арабского мира.

Много сил и времени Моза уделяет правам женщин и детей в Катаре. Благодаря жене эмира, в стране женщины получили намного больше прав, чем в соседних восточных государствах. Она также входит в топ-100 наиболее влиятельных женщин мира по версии известного журнала Forbes и, похоже, не планирует снижать темпы.

Влияние, женственность и стиль шейхи Мозы

Для арабского мира стиль Мозы — настоящая дерзость. Она носит и платья, и юбки, и брюки. Из национальной одежды Катара женщина предпочитает лишь тюрбан. И тот часто пестрит яркими красками и необычными декоративными элементами.

Шейха легко могла бы дать мастер-класс по тому, как, не нарушая правил приличия, выглядеть сексапильно, актуально и модно. У нее прекрасная фигура и красивое ухоженное лицо. Она умеет подчеркнуть достоинства, предпочитая приталенные наряды и минимум косметики. Моза смело выходит на высоких каблуках, всегда по-королевски держит осанку, и в любой ситуации выглядит ошеломляюще.

На ее лице можно наблюдать только уверенность в себе и гармонию с внешним миром. Она умеет красиво себя преподнести, как и полагается первой леди любой страны.

Как и любая обеспеченная женщина, шейха Моза в своем гардеробе предпочитает платья и костюмы из коллекций дизайнеров Chanel, Dior, Armani, Carven и иных. Не обходится модница и без нарядов от модного Дома Valentino: семья Мозы владеет большей частью акций бренда.

Под крылом мужа, но не в его тени.

Такая неординарная личность, конечно, вдохновляет своим примером других представительниц прекрасной половины. Яркий и сдержанный стиль катарской первой леди распространился далеко за границы ее родины. И это не удивительно: каждый раз шейха выглядит сдержанно и не нарушает традиций своей страны, но при этом все смотрится модно, оригинально, ярко.

Жены арабских шейхов: как они выглядят и чем занимаются?

Мы привыкли думать, что восточные принцессы появляются на публике только укутанные в паранджу, а вся их деятельность сводится к деторождению. Между тем это далеко от истины: жены арабских шейхов ведут активную жизнь и отнюдь не затворническую! А еще они фантастически красивы.

Шейха Хая Бинт Хуссейн Аль-Мактум

Шейха Хая стала второй женой правителя Дубая, Шейха Мохамада Аль-Мактума. Шейха имеет королевское происхождение: ее отец — король Иордании. Она получила прекрасное образование в Оксфорде, на одном из королевских торжеств была представлена шейху Мохамаду Аль-Мактуму и спустя несколько месяцев стала его женой.

У шейхи двое детей, она не стала посвящать себя материнству и активно занимается общественной работой. Одним из ее проектов стал фонд борьбы с голодом в родной для шейхи Хаи Иордании. Помимо этого жену правителя Дубая часто можно встретить на скачках, лошади — ее страсть. Шейха придерживается европейского стиля одежды, часто посещает светские мероприятия и считается одной из самых красивых женщин Ближнего Востока.

Королева Саудовской Аравии Фатима Кулсум Зохар

О королеве известно очень мало: она родилась в очень простой семье, училась в международном колледже Дубая, затем получила профессию юриста, окончив Университет короля Сауда в Эр-Рияде, Саудовская Аравия. До сих пор покрыто тайной, как бедной девочке удалось привлечь внимание короля и стать его женой, особенно если принять во внимание тот факт, что король Абдуллах женат более 30 раз, но ни одной из жен не удавалось снискать расположение монаршего супруга настолько, чтобы остаться жить в его покоях. Фатиме это удалось. Много лет о ней вообще ничего не было слышно, но потом супруга короля неожиданно завела страничку в facebook, которую ведет на английском языке.

Шейха Моза Бинт Насер Аль-Миснед

Вторая жена бывшего эмира Катара Хамада Бин Халифа Аль-Тани и мать нынешнего правителя, шейха Моза не только занимается благотворительностью, но и является активным участником политической жизни. Шейха стала специальным посланником ЮНЕСКО, имеет ряд государственных и международных должностей и даже звание дамы-командора Ордена Британской империи.

    Красота звезд

Мал золотник, да дорог: 5 звезд, которые гордятся маленькой грудью

10 любимых бьюти-средств Ксении Шипиловой, с которыми она никогда не расстается

Но особенно известна шейха Моза в мире моды: мать СЕМЕРЫХ детей, шейха обладает идеальной фигурой и блестящим чувством стиля. Отдавая дань традициям своей страны, шейха одевается сдержанно и скромно, но при этом в строгом соответствии с мировыми тенденциями.

Королева Иордании Рания Аль-Абдулла

Жена короля Иордании Абдуллы ибн Аль-Хусейна Аль-Хашими и мать наследника престола принца Хуссейна, старшего из четверых детей пары, Рания считается самой известной в мире восточной королевой. Она активистка борьбы за права женщин на Ближнем Востоке, борец за право женщин открывать свои компании и предприятия вне зависимости от мнений отца или мужа. Королева настаивает на постепенном изменении традиционного стиля одежды: сама Рания обожает джинсы и рубашки в мужском стиле, регулярно появляется на публике с непокрытой головой, а среди кутюрье предпочитает Giorgio Armani. В 2008 году Рания стала первой арабской королевой, появившейся в довольно откровенном для восточной культуры наряде на обложке Vanity Fair.

А еще королева Рания имеет звание полковника Иорданской армии: этот чин ей пожаловал лично… ее супруг.

Амира аль-Тавил, принцесса Саудовской Аравии

Амиру аль-Тавил в Саудовской Аравии называют бунтаркой и сокрушительницей основ традиционного общества. Принцессу это нисколько не смущает: до того, как выйти замуж за принца, она окончила университет Нью-Хейвена в США, имеет учёную степень в области делового администрирования, получила международные водительские права, лично водит свой автомобиль (неслыханная дерзость для Саудовской Аравии). Более того, спустя несколько лет после замужества Амира… развелась с мужем! По версии самой Амиры, муж настаивал на скорейшем рождении детей, а она не видела себя в роли матери. Злые языки говорили, что Амира оказалась бесплодной. После развода принц Аль-Валид ибн Талал Аль Сауд так и не женился, он часто видится с Амирой, они остались добрыми друзьями и ведут совместную благотворительную деятельность. Сейчас принцессе 33 года, она занимается решением широкого спектра гуманитарных проблем как в Саудовской Аравии, так и во всём мире. Амира возглавляет фонд, занимающийся поддержкой программ и проектов, направленных на борьбу с проблемами нищеты, ликвидацию последствий стихийных бедствий, межконфессиональный диалог и расширение прав женщин. Амира аль-Тавил посетила более 70 стран мира, её миссии направлены также на улучшение образа саудовской женщины. Принцесса Амира вместе с принцем Филиппом, герцогом Эдинбургским, официально открыла Центр исламских исследований принца Аль-Валида ибн Талала при Кембриджском университете, где приняла от принца Филиппа награду за выдающуюся благотворительную деятельность. Впоследствии Амира возглавила миссию по оказанию помощи в Сомали, где она и её бывший муж курировали распределение средств фонда.

Шейха Моза: самая модная и влиятельная женщина арабского мира. Без хиджаба и паранджи

Шейха Моза бинт Насер аль-Миснед — вторая из трех жен третьего эмира Катара шейха Хамада бен Калифа-аль-Тани, мать семерых (!) детей, одна из самых стильных первых леди планеты и, как бы удивительно это ни звучало — политический и общественный деятель.

Шейх Хамад бен Калифа-аль-Тани и шейха Моза

История ее жизни вполне в духе восточных сказок, и если бы кто-то решил снять по биографии Мозы сериал, получилось бы, думаю, что-то в духе «Великолепного века». Только вместо Султана Сулеймана — наследный принц Катара, а вместо Хюррем — Моза, дочь видного катарского бизнесмена.

Шейх и шейха на официальных мероприятиях

В возрасте 18 лет Мозе выпал «счастливый билет» — она познакомилась с будущим наследным принцем, однако замуж за него выходить не торопилась. Сначала она поступила в Университет Катара на факультет психологии, потом стажировалась в престижных американских университетах. А уже потом вышла замуж. Первые годы семейной жизни женщина, которую сейчас называют ни много ни мало «серым кардиналом» Персидского залива, отдала детям. Да и Катар в то время не был таким влиятельным государством в арабском мире, как сегодня. Ситуация изменилась в 1995 году. Тогда супруг Мозы совершил бескровный переворот и захватил власть в стране, свергнув собственного отца. Переворот поддержал англо-саксонский мир, о Катаре заговорили в связи с его нефтегазовым комплексом, новый эмир представил миру свою вторую жену — красивую и образованную Мозу.

Шейха Моза стала курировать гуманитарные и благотворительные программы и все чаще появляться на публике в потрясающих нарядах от ведущих модных домов мира.

Шейха носит и брюки, и платья по фигуре. Она, кстати, поклонница одежды от Ульяны Сергеенко.

В прогрессивных образах Мозы, как отмечают эксперты, нет и намека на истинную «модную ситуацию» в Катаре, где женщины ходят в абайях (черных платьях в пол), платках или никабах (черные головные уборы, закрывающие все лицо с узкой прорезью для глаз) — в общем, как и везде в арабских странах. Моза носит лишь тюрбан, а в свободное время может и в штанах прогуляться.

Мозу критикуют и в связи с агрессивной экономической политикой Катара — маленькую страну в Персидском заливе обвиняют в демпинге цен на газ и попытке захватить максимальный сегмент газового рынка во всем мире. Кроме того, Катар спонсирует радикальные группировки по всему миру, что, конечно, не очень вяжется с изысканным образом шейхи.

Шейха Моза и князь Монако Альбер II

Шейха Моза в гостях у Джорджа Буша-старшего и его супруги Барбары

Моза с королевой Великобритании Елизаветой II и принцем Филиппом

Карла Бруни-Саркози и шейха Моза

Шейха Моза, что является редкостью для жен правителей других стран Персидского залива, имеет ряд государственных и международных должностей, в том числе почетных: она глава катарского фонда образования, науки и общественного развития, президент Верховного совета по семейным вопросам; вице-президент Верховного совета по образованию; спецпосланник ЮНЕСКО. Моза создала Арабский демократический фонд, в который ее муж сделал первый взнос в размере 10 миллионов долларов. Главная задача фонда — содействие развитию свободных СМИ и гражданского общества.

Также Шейха Моза является инициатором создания Катарского парка наук и технологий, открытие которого состоялось в конце 2008 года. Парк привлек 225 миллионов инвестиций, в том числе от таких ведущих мировых компаний, как Microsoft, Shell и General Electric. Моза построила в пригороде Дохи, столицы Катара, «Образовательный город» — университетский городок, где лекции студентам читают ведущие профессора американских университетов.

Сама шейха Моза имеет почетные докторские звания Вирджинского Университета Содружества, Техасского A & M университета, Университета Карнеги-Мелон, Имперского Колледжа Лондона и Джорджтаунского университета. С 2010 года является дамой-командором Ордена Британской империи.

Дама-командор с королевой Великобритании

Мозе 54 года. Выглядит потрясающе. Кто-то подсчитал, что на 12 пластических операций она потратила около 2 миллионов долларов. Те, кому доводилась иметь дело с фондом шейхи, восхищаются ее трудоспособностью и целеустремленностью, отмечая ее настойчивость, властность и — представьте себе! — феминизм.

Моза сопровождала своего шейха во всех официальных поездках, требующих присутствия Первой леди

Именно один из пяти сыновей Мозы Тамим стал наследником шейха Хамада, супруга Мозы. И это очень важный штрих к ее портрету, ведь у Хамада помимо Мозы есть еще две жены, а общее количество его наследников — двадцать семь человек. Но имено Тамим в июне прошлого года стал четвертым правителем Катара, сместив своего отца. Точнее, отец сам, без переворотов и волнений передал бразды правления страной в руки сына Мозы.

После этого о влиянии, которое Моза имеет на супруга и, соответственно на дела государственные, в Катаре ходят легенды.

И не только в Катаре. Моза вошла в список 100 самых могущественных женщин мира по версии журнала «Форбс». Говорят даже, шейх Хамад женился в третий раз не по страсти, любви или выгоде, а назло Мозе, чтобы показать, что ее власть небезгранична. Но все равно ни одна другая женщина не смогла занять место Мозы, которая стала знатоком дипломатического протокола и международного этикета и, видимо, нашла «ключик» к сердцу и разуму шейха, во время правления которого маленький Катар начал процветать.

И напоследок — пара слов о проекте шейхи Мозы под названием Educate A Child («Дай образование ребенку»). Фонд создан под патронажем Мозы с целью финансирования и организации начального образования для детей, проживающих в бедных странах, а также в зонах военных конфликтов (всего 34 страны, среди которых Чад, Бангладеш, Кения).

Шейха говорит: «Увидеть своими глазами то, как живут эти дети — это совсем не то же самое, что слышать или читать о них. (. ) Эти дети вынуждены бороться за простейшие человеческие права, например, учиться и жить в нормальных условиях. Я предполагала, что школы могут испытывать недостаток учителей или оборудования. Но эти классные комнаты, их даже назвать таковыми нельзя! (. ) Что бы мы ни говорили и ни делали, этого будет мало, но я хочу создать хотя бы одну школу, которая станет образчиком, стандартом. Дети этого достойны!»

Читайте также:

Шейха Моза до и после пластики

По версии журнала Форбс, Шейха Моза бин Насер аль-Миснед является одной из 100 самых влиятельных женщин планеты. Она затмит красотой и тонким чувством стиля любую голливудскую кинозвезду. Шейха Моза до и после пластики будучи второй женой шейха Хамада бен Калифа-аль-Тани, третьего эмира Катара.

Эта восточная красавица по своей влиятельности даст фору многим политикам, а злые языки и вовсе отвели ей роль «серого кардинала» не только своей страны, но целого региона Персидского залива.

Кто сегодня Шейха Моза?

Катар — это страна, где участь практически каждой женщины – покрыть лицо черным никабом, который лишь оставляет прорези для глаз, и заниматься исключительно своей семьей. Даже выходить на улицу без разрешения и сопровождения мужчины рискованно.

Однако шейха Моза нашла в себе недюжинные силы преодолеть бытующие веками восточные традиции, открыла своё прекрасное лицо миру и проявила незаурядную трудоспособность, замечательные творческие и организаторские таланты. Сегодня шейха Моза – это личность государственного значения. Вот её достижения:

  • Руководитель катарского фонда образования, науки и общественного развития;
  • Президент Верховного совета по семейным вопросам;
  • Вице-президент Верховсного совета по образованию;
  • Спецпосланник ЮНЕСКО;
  • Почетный доктор Вирджинского, Джорджтаунского, Техасского, Карнеги-Меллон университетов США;
  • Почетный доктор Имперского колледжа Лондона;
  • Дама-командор Ордена Британской империи;

Королевское везенье

  1. Как случилось, что шейха Моза стала ярким общественным и государственным деятелем Катара? Всё произошло как в сказке. В 18 лет красивая, полная надежд девушка, дочь известного бизнесмена, познакомилась… с наследным принцем своей страны. Только в отличие от сказочной героини, замуж выходить не спешила.
  2. Сначала решила получить престижное образование. Она закончила факультет социологии в Университете Катара, а затем отправилась в США на стажировку, прошла специализацию в разных учебных заведениях этой страны. И только вернувшись с серьезным багажом знаний, вышла замуж.
  3. Этот брак стал актом примирения двух влиятельнейших семей в Катаре, несколько лет враждовавших между собой. Эта клановая вражда могла нанести урон не только представителям этих семей, но и всему Катару, прежде всего, преследовались экономические интересы.
  4. Молодая женщина первые годы своего замужества провела так, как и положено было жене будущего шейха – занималась исключительно семейными делами, рожала и воспитывала детей, их у неё семеро.
  5. К тому же, приходилось бороться и «за место под солнцем» в своей собственной семье, ведь первая жена шейха, Мариам, была очень недовольна второй женитьбой наследного принца.

Престол и открытое лицо

Катар не был одним из ведущих государств в регионе Персидского залива до тех пор, пока муж шейхи Мозы, Хамад бен Калиф-аль-Тани, в 1995 году не совершил мирный переворот в стране. Он сместил своего отца и сам стал главой государства. Поговаривают, что на этот шаг его надоумила сама шейха Моза и помогла ему захватить власть.

Англия, США и в целом Европа поддержали молодого шейха. Понятно, что природные ресурсы – нефть и газ, которыми богат Катар, стали главной причиной благосклонности англосаксонского мира к этой стране. Открытое лицо шейхи Мозы, приверженность европейской моде, конечно, часть большой дипломатической игры, которую затеял Хамад бен Калиф-аль-Тани, возможно, с подачи самой шейхи. Надо отметить, что эта идея осуществилась очень успешно.

Тем не менее, образованная, утонченная и весьма талантливая женщина воспользовалась открывшимися перед ней уникальными возможностями. Её настойчивость и целеустремленность позволили ей быть не только «красивой куклой», которую используют в дипломатических играх. Она стала одним из ведущих политиков и общественных деятелей.

Яркие инициативы шейхи Мозы

Сегодня шейха Моза осуществляет и руководит крупными проектами в области образования, науки, защиты детства и другими благотворительными и гуманитарными программами. Именно её идею создания Арабского демократического фонда первым поддержал муж и внёс 10 миллионов долларов в качестве первого «краеугольного камня» для финансирования развития гражданского общества и независимых СМИ в стране.

Она создала «Образовательный город», это целый университетский городок. В нём преподают студентам современные науки профессора из лучших университетов США. Шейха Моза инициировала постройку Катарского парка наук и технологий. Инвестиции в этот удивительный проект действительно впечатляют: 225 миллионов долларов вложили в проект ведущие мировые компании, среди них такие, как General Electric, Shell, Microsoft.

Однако, самый большой сюрприз приготовила Моза женщинам Катара. По её инициативе теперь все женщины страны могут самостоятельно водить автомобиль и участвовать в выборах.

Красота и политика

Сегодня шейхе Мозе уже 58 лет, но она по-прежнему поражает всех своей красотой и нарядами от самых лучших кутюрье мира. Фигура безупречна, однако, как предполагают некоторые журналисты, для сохранения молодости лица она потратила 2 миллиона долларов, чтобы оплатить 12 пластических операций.

Тем не менее, точной информации нет, всё остаётся в секрете. Поэтому найти какие-то официальные данные о том, какие именно операции были произведены, их название и методика остаются в тайне. Можно только высказывать предположение, что, судя по фотографиям, шейха Моза применяла ботокс.

Фотографии же молодой Мозы нигде не публиковались, поэтому ни один специалист не может прокомментировать состояние лица шейхи «до» и «после» хирургического вмешательства.

Прекрасное молодое лицо шейхи Мозы – это вовсе не королевская прихоть. Открытое лицо королевы для Катара стало символом нового века, путеводной звездой для миллионов женщин Востока. К тому же, ей необходимо сохранить своё влияние не только в политике, но и в своей семье.

Несмотря на то, что её муж женился в третий раз, Моза остаётся главной женщиной в жизни шейха. Ведь среди 27 своих детей он выбрал наследником именно сына Мозы, Тамима, который и стал теперь главой страны.

А что вы думаете о Шейха Моза бин Насер аль-Миснед? Ждем ваши комментарии.

Шейха Моза до и после пластики: фото

Шейха Моза в молодости: как она стала известной?

Высоким положением и статусом самой прогрессивной женщины Персидского залива шейха Моза обязана родителям, мужу и своему волевому характеру.

Первые дали дочери отличное образование в Национальном университете Катара, супруг позволил пройти стажировку в США, но все это удалось благодаря настойчивости и гибкости самой Мозы аль-Миснед. Вторая из трех жен эмира Хамада бин Халифа Аль Тани единственная получила право снять паранджу и сопровождать супруга на международных визитах.

После прихода мужа к власти шейха Моза сделала все возможное, чтобы улучшить положение женщин в Катаре – она стала главой катарского фонда образования, науки и общественного развития, президентом Верховного совета по семейным делам. Во многом благодаря стараниям шейхи катарские женщины стали чаще получать высшее образование и смогли управлять автомобилем.

Она не только занимает высокие посты в правительстве страны, где слабому полу вообще не принято работать, но и оказывает большое влияние на мужа, что для Ближнего Востока — нонсенс. Именно сыну от второй жены шейх Хамад бин Халифа Аль Тани добровольно передал руководство страной.

Журнал Forbes неоднократно включал первую леди Катара в список самых влиятельных женщин мира и бизнес-лидеров Персидского залива.

Стиль Шейхи Мозы

Прекрасное чувство стиля и безупречная красота шейхи Мозы восхитили мировую индустрию моды в 2002 году после ее дерзкого появления на публике без паранджи. Эксперты отметили прогрессивность образов женщины, которой удалось соединить в одежде модные тенденции и религиозные требования. Шейха Моза носит яркие платья в пол и широкие брюки, но всегда дополняет европейский наряд подходящим по цвету тюрбаном и роскошными украшениями в стиле «1001 и одной ночи».

Общественный деятель Катара выбирает приталенные силуэты, которые подчеркивают стройную фигуру: трудно поверить, что шейха – мать семерых детей.

В макияже Моза отдает дань традициям Востока и делает акцент на глаза, подводя их густыми черными стрелками.

Шейха Моза до и после пластики (фото)

Фотографии шейхи Мозы в молодости тщательно скрыты от глаз общественности, но по снимкам последних лет можно сделать вывод о любви супруги третьего эмира Катара к косметологии и пластической хирургии. Как и подобает статусу, королевская пластика сделана профессионально, аккуратно, не бросается в глаза, а подчеркивает красоту и продлевает молодость. В светских кругах подобные изменения внешности не обсуждают вслух, но шепотом порой говорят, что шейха сделала 12 пластических операций.

Четкий овал лица, подтянутый лоб без морщин и распахнутый взгляд у 59-летней женщины вряд ли следствие правильного образа жизни и хорошей генетики, а скорее – результат лифтинга и уколов ботокса. Чтобы сохранить омолаживающий эффект подтяжки и поддержать тонус кожи, Моза бинт Насер аль-Миснед проходит курсами косметологические и аппаратные процедуры.

Для восточных женщин нехарактерны высокие и рельефные скулы, поэтому щечки-«яблочки» жены бывшего эмира – следствие объемной контурной пластики филлерами.

Некоторые фото наводят на мысли о ринопластике: на заре своей политической карьеры шейха Моза была обладательницей носа с более широким кончиком. Возможно, ракурс играет злую шутку.

С помощью наполнителей монаршая особа также корректирует форму и объем губ, если посмотреть на фото, то можно заметить, как в разные периоды изменяется их вид при однотипном макияже. Эффекта пухлых губ шейха добивается не только уколами красоты, но и косметикой – она часто выходит помадой за красную кайму, создавая визуальный объем.

Эксперты по пластической хирургии отмечают, что самая стильная женщина арабского мира могла делать блефаропластику: со временем ее взгляд стал более открытым, а брови по-европейски приподнялись.

Шейха Моза никогда не говорит о пластических операциях и предпочитает давать интервью исключительно на общественно значимые темы. Но влиятельные личности всегда под прицелом: по слухам, посещение клиники эстетической медицины обошлось супруге экс-эмира в 2 млн долларов.

Даже если это правда, внушительные суммы потрачены не зря: шейха Моза – истинная икона стиля и красоты, достойная подражания.

Самая модная женщина Востока: почему все восхищаются стилем шейхи Мозы

Даже если вы ровным счетом ничего не знаете о восточных правителях, вы наверняка видели эту роскошную женщину: шейха Моза бинт Насер аль-Миснед — признанная икона стиля и, как ее описывает мировая пресса, безусловно, первая модница Востока.

58-летняя Шейха Моза — вторая из трех жен бывшего эмира Катара шейха Хамада бен Калифа-аль-Тани и мать нынешнего эмира Моза бинт Насер аль Миснед. Всего у 58-летней шейхи семеро детей.

Роли просто одной из трех жен для Мозы, обладательницы сильного и, говорят, непростого характера, явно было недостаточно. Общественность поразило то, что супруг позволил ей не только появляться на публике без чадры, но и принимать активное участие в государственных делах.

Шейха — общественный деятель, специальный посол ЮНЕСКО по базовому и высшему образованию. Сама она прекрасно образована, проходила стажировки в университетах США.

Я человек, имеющий право получать образование и вести социальную жизнь. То, что я ношу хиджаб или являюсь второй женой, не мешает мне это делать, это не останавливает мой прогресс,

Ее целью всегда было превращение Катара в передовое государство, а особое внимание она уделяет правам детей и женщин. Кстати, с приходом к власти ее мужа (свергнувшего когда-то с престола собственного отца) положение женщин в Катаре значительно улучшилось. Они имеют право голосовать и водить машину, а требования к одежде не столь строги, как в соседних странах. Соотечественницы шейхи даже говорят, что она — “лучшее, что случилось с Катаром”.

Шейха Моза является дамой-командором Ордена Британской империи, одной из 100 самых влиятельных женщин в мире по версии Forbes, одним из 25 самых влиятельных бизнес-лидеров на Ближнем Востоке по версии Times.

Словом, перечислять достижения этой женщины можно было бы долго, но мы предлагаем перейти к ее узнаваемому стилю, который тоже следует включить в список ее успехов.

Шейха Моза в комплекте Christian Dior

Сила и женственность

Может ли жительница восточной страны быть красивой и модной? Шейха Моза показала всему миру, как именно это делать! Да, она всегда появляется в свете с покрытой головой и носит длинные юбки, но скучным ее образ не назовешь никак.

Шейха Моза в комплекте Ulyana Sergeenko

Шейха могла бы дать мастер-класс по тому, как, не нарушая законов приличия, выглядеть сексуально. У нее отличная фигура, и она подчеркивает это, предпочитая плавные женственные силуэты. Она смело выходит на каблуках, на которых чувствует себя очень уверенно, по-королевски держит осанку, и кажется, вообще ничего не способно вывести ее из равновесия.

Со времен Джекки Онассис ни одна первая леди не оказывала своим внешним видом такого влияния на мир моды. Я бы очень хотел ее одевать. Ее стиль наполнен силой и уверенностью, но одновременно он воплощает истинную женственность,

— сказал о Мозе дизайнер Джулиен Макдональд.

Гардероб шейхи Мозы — коллекция элегантнейших нарядов haute couture: немного легкомысленные платья Chanel, затейливые жакеты Dior, стильные костюмы Armani, а также Carven, Jean Paul Gaultier и многое-многое другое. И, разумеется, Valentino: семья нашей героини владеет большей частью акций модного Дома.

Уже несколько лет Моза также является поклонницей творчества Ульяны Сергеенко. Платья российского дизайнера действительно как будто созданы для шейхи: женственные фасоны, достаточно романтичные, но одновременно сексуальные. При этом никакой излишней открытости, все роскошно и дорого.

Сергеенко не просто знакома со своей знаменитой клиенткой: пару лет назад дизайнер даже сопровождала Мозу во время неофициального визита в Грузию.

Шейха Моза в костюме Ulyana Sergeenko Couture

Все это не значит, что шейха игнорирует восточные традиции в плане одежды. Когда того требует повод, она вместо произведений западных модных Домов надевает дизайнерские абайи (так называется традиционное мусульманское платье), не отказываясь однако от яркого макияжа и броских украшений.

Такая яркая личность, как шейха Моза, естественно, вдохновляет своим примером других женщин. Если говорить о стиле, то влияние катарской первой леди распространилось далеко за пределы ее родины. Будем откровенны: поклонниц стиля Мозы немало и в России, в их числе — Тина Канделаки. На некоторых своих фото телеведущая выглядит буквально как младшая сестра шейхи.

Копирует ли кого-то сама Моза? Журналисты считают, что нередко она вдохновляется образом уже упомянутой Жаклин Кеннеди. Головные уборы в тон к наряду, костюмы с юбкой до колена, насыщенные цвета и приталенные фасоны — многие любимые шейхой приемы, на самом деле, заставляют проводить параллели с гардеробом культовой Джекки О.

Жаклин Кеннеди / шейха Моза

Шейха Моза о своем стиле

Беседуя с журналистами, шейха старается больше внимания уделить своим общественным и благотворительным начинаниям, но прессе интересно, конечно же, поговорить с ней о ее модных предпочтениях.

Один из популярных вопросов: кто ее стилист? В интервью Financial Times Моза ответила, что одевается сама, а составление образов для нее — что-то вроде терапии:

Когда я устаю, я просто иду в свою гардеробную, перебираю наряды, пытаюсь найти новые сочетания. У меня нет стилиста, потому что я бы не нашла того, кто смог бы точно понять мои желания.

Кто ее любимый дизайнер? Похоже, что их слишком много, шейха не называет конкретный бренд. Журналисту издания она призналась лишь, что на ней босоножки Gianvito Rossi, созданные специально для нее. К слову, обувные дизайнеры делают для нее модели сразу в нескольких цветах.

Мой стиль — воплощающий уважение к традициям, но в то же время современный и практичный,

— говорит шейха о своем главном модном принципе.

Шейха Моза — «Слово без границ»

Полное имя: Моза бинт Насер аль-Миснед

Дата и место рождения: 8 августа 1959 года, г. Аль-Хор (Катар)

Сфера деятельности: филантроп, политический и общественный деятель

Профессиональные достижения: спецпосланник ЮНЕСКО, дама-командор Ордена Британской империи (2010)

Рост и вес: рост 176 см, вес 65 кг

Семейное положение: вторая из трех жен 3-го эмира Катара шейха Хамада бен Калифа-аль-Тани

Моза бинт Насер аль-Миснед является одной из ярчайших звезд Ближнего Восток: умная и красивая женщина сумела занять видное социальное и политическое положение в богатейшей стране мира благодаря своей образованности, женственности и мудрости. Для многих деловых женщин Востока шейха Моза является образцом для подражания. Родилась Моза 8 августа 1959 года в обычной катарской семье, ее отец и мать не подозревали, что их дочь станет одной из самых могущественных женщин мира, не говоря уже о самом Катаре.

Первый диплом в области социологии Моза получила в Национальном университете Катара (1986—1990 гг.), затем несколько лет провела, стажируясь в ведущих университетах США. Умение ладить с людьми, положенное на научную основу, сослужило Мозе добрую службу в непростых обстоятельствах — когда она только вошла в монарший дворец.

Моза выходит замуж за шейха: первые годы во дворце

Высокая и статная Моза привлекла внимание наследного принца Катара не только изяществом движений и безупречными манерами — девушка была умна, причем, умело скрывала это, когда того требовали обстоятельства. В патриархальном Катаре немало образованных женщин, однако в семидесятых путь во власть им был заказан: на этом поле играли исключительно родовитые, богатые мужчины с изворотливым умом и небывалыми рычагами влияния.

Свадьба наследного принца Катара Хамада бин Халифа Аль-Тани и 18-летней Мозы была пышной, в традициях семьи Аль-Тани, правящей Катаром не один век. Моза стала второй женой принца, и это автоматически сделало ее врагом жены №1. Первая супруга приложила все усилия, чтобы сделать жизнь Мозы во дворце невыносимой — в юной и образованной женщине она видела угрозу. Так случилось: острый ум и аналитическое мышление Мозы часто выручало принца в принятии важных государственных решений.

Роль шейхи Мозы в возведении на трон своего мужа Хамада

Муж Мозы, принц Хамад стал эмиром Катара и главой семейства аль-Тани 27 июня 1995 года в результате тихого дворцового переворота, к которому, по слухам, приложила руку жена Хамада — очаровательная Моза. Сын сверг отца и стал править страной, причем, весь период правления (до 25 июня 2013 года) ознаменовался небывалым экономическим и социальным подъемом. Народ Катара был очарован новой правительницей, которая показала высокий класс в деле правления страной: шейх Хамад был столь щедр, что допустил женщину к государственным делам. И ни разу об этом не пожалел — ее мужской острый ум предлагал порой неожиданные, но крайне эффективные решения.

Женское же население Катара и других ближневосточных стран обожало Мозу за ее стиль, наряды, чувство такта и умение продвигать свои идеи. Благодаря кураторству Мозы, образование в стране вышло на новый уровень, социальные табу для женщин ослабились, подарив государству немало высококлассных специалистов. Моза всегда сопровождала шейха Хамада в его зарубежных поездках, являясь не просто протокольной фигурой, но и самым надежным советником главы Катара.

Политическая карьера мужа Мозы завершилась 25 июня 2013 года: шейх Хамад объявил о своем намерении передать власть в эмирате своему сыну в телеобращении к нации. Он объявил об уходе на покой, оставив главой Катара кронпринца Тамима бин Хамада аль-Тани.

Стиль шейхи Мозы: «восточная Грейс Келли» и законодательница мод

Моза изначально очень грамотно подошла к созданию своего образа: ей претило идолопоклонство перед западной модой, особенно на протяжении восьмидесятых. Кич и оверсайз в сочетании с ярким макияжем мало какой женщине к лицу, поэтому мудрая Моза взяла курс на традиционные восточные наряды. Несколько осовременив их не без помощи ведущих дизайнеров, шейха придумала себе обязательный пункт — головной убор в виде тюрбана. Так Моза стала иконой стиля не только для женщин Ближнего Востока, но и во всем мире.

Естественная элегантность, непреходящая женственность и мудрость — вот те три кита, на которых прочно стоит очарование Мозы. Жемчужине Катара сегодня 58 лет, она сделала головокружительную политическую карьеру, завоевала уважение народа, а также дала жизнь семи детям. В браке с шейхом Хамадом Моза родила двух мальчиков и пятерых дочерей, которые унаследовали красоту и ум своей матери.

Политическая деятельность шейхи Мозы

Имея неограниченное влияние на главу государства, Моза пользовалась этой привилегией с присущим ей умом. Мудрая супруга шейха создала Арабский демократический фонд, в который её муж сделал первый взнос в размере 10 миллионов долларов. Фонд призван развивать свободу прессы и гражданского общества в Катаре, который во время правления Хамада стал весьма прогрессивной страной Востока.

Не без усилий шейхи Катар начал наращивать свою высокотехнологическую мощь, в стране появилась своя «Кремниевая долина» — Катарский парк наук и технологий, открытие которого состоялось в конце 2008 года. Разработки парка привлекли в страну инвестиций на 225 миллионов. В IT-сферу Катара вложились мощные корпорации «Microsoft», «Shell» и «General Electric».

Кроме того, Моза воплотила в жизнь «Образовательный город» в Катаре — университетский поселок в пригороде столицы, где лекции студентам читают ведущие профессора американских университетов. Моза и ее благотворительные фонды поощряют деятельность ведущей арабоязычной телесети «Аль-Джазира», выступая за прозрачность и доступность информации для катарского народа.

как выглядят и чем занимаются

А еще королева Рания имеет звание полковника Иорданской армии: этот чин ей пожаловал лично… ее супруг. 

Амира аль-Тавил, принцесса Саудовской Аравии

Амиру аль-Тавил в Саудовской Аравии называют бунтаркой и сокрушительницей основ традиционного общества. Принцессу это нисколько не смущает: до того, как выйти замуж за принца, она окончила университет Нью-Хейвена в США, имеет учёную степень в области делового администрирования, получила международные водительские права, лично водит свой автомобиль (неслыханная дерзость для Саудовской Аравии). Более того, спустя несколько лет после замужества Амира… развелась с мужем! По версии самой Амиры, муж настаивал на скорейшем рождении детей, а она не видела себя в роли матери. Злые языки говорили, что Амира оказалась бесплодной. После развода принц Аль-Валид ибн Талал Аль Сауд так и не женился, он часто видится с Амирой, они остались добрыми друзьями и ведут совместную благотворительную деятельность. Сейчас принцессе 33 года, она занимается решением широкого спектра гуманитарных проблем как в Саудовской Аравии, так и во всём мире. Амира возглавляет фонд, занимающийся поддержкой программ и проектов, направленных на борьбу с проблемами нищеты, ликвидацию последствий стихийных бедствий, межконфессиональный диалог и расширение прав женщин. Амира аль-Тавил посетила более 70 стран мира, её миссии направлены также на улучшение образа саудовской женщины. Принцесса Амира вместе с принцем Филиппом, герцогом Эдинбургским, официально открыла Центр исламских исследований принца Аль-Валида ибн Талала при Кембриджском университете, где приняла от принца Филиппа награду за выдающуюся благотворительную деятельность. Впоследствии Амира возглавила миссию по оказанию помощи в Сомали, где она и её бывший муж курировали распределение средств фонда.

Фото: Getty Images Russia; Rex features/Fotodom

Шейх Моза — икона стиля, сломавшая стереотипы о восточных женщинах. Шейха Моза до и после пластики

Ребята, душу вкладываем в сайт. Итак
какая вам открытая красота. Спасибо за вдохновение и мурашки по коже.
Присоединяйтесь к нам в Facebook. и В контакте с

Восточные красавицы XXI века уже не появляются только в Паранье. Их удивляет стиль, невероятная внешность и активная жизненная позиция.

сайт Предлагает насладиться очарованием этих потрясающих женщин.

Аль-Абдулла

Королева Иордании, жена короля Абдаллы II и мать наследника престола принца Хусейна. Раны активно ведет инстаграм, борется за права женщин на Ближнем Востоке, выступает за изменение традиционного стиля одежды. Сама королева обожает одежду от Giorgio Armani и даже снимается в фотосессиях для модных журналов.

Amir AT-Tavil

Принцесса Саудовская Аравия открыто выступает за реформы в своей стране И на его примере это доказывает — жить можно так, как велит сердце, а не по законам и стереотипам.Амир получила высшее образование в США, водит машину и даже развелась с мужем. Сейчас принцессу возглавляет благотворительный фонд Alwaleed Philanthropies.

Дина Абдулазиз аль-Сауд

Самая стильная принцесса мусульманского мира, владеющая модными бутиками в столицах Саудовской Аравии и Катара. В 2016 году Дина стала главным редактором журнала Vogue Arabia . Несмотря на любовь к индустрии фешен, принцесса любит проводить время с семьей и воспитывает троих детей.

Моза Бинт Насер Аль-Мисснед

Вторая жена бывшего эмира Катара и мать нового правителя страны. Моза. — глава Катарского фонда образования, науки и общественного развития и вестник ЮНЕСКО. Она выступает за развитие свободных СМИ, а также мечтает превратить Катар в конкурирующую «силиконовую долину».

Моза — мать семерых детей, которая удивляет не только стилем, но и идеальной фигурой.

Плотный занавес снова грозит упасть между Западом и Востоком.Одна из самых влиятельных женщин-планет Мозель Бинт Нетосал Аль Меснед Когда-то уже можно было доказать: это не навсегда. Можно ли повторить, когда любовь к высокой моде объединяет миры?

Поднять страну следующего государя, напомнить мужу купить дом Валентино, сделать новое лицо арабскому миру — семейные заботы Шахи Муаров давно волновали не только маленьких, но и сказочных богатый полуостров в Персидском заливе.Вторая жена третьего, ныне бывший эмир Катара, превратила его стиль в миссию, став самым известным из мусульман и законодателем мировой моды. Революция стиля, по его высочества, заключалась в объединении женщин из разных частей света.

Революция стиля шейха Моза

Большинство коренных жителей Катара и сегодня предпочитают одеваться, как их арабские прабабушки: просторная абайя скрывает тело от подбородка до ступней, никаб, широкая повязка на голову с двумя шарфами, оставляет только глаза.Предписания шариата позволяют публично показывать лицо и чистить руки, но многие игнорируют даже это предположение. Подаренная шейху возможность не носить традиционную одежду катарцам женщина пользоваться не спешит, так как права не работают и голосуют наравне с мужчинами. Конституция страны по-прежнему называет соблюдение национальных традиций и обычаев долгом каждого гражданина. Муж должен разрешить жене своей жены одеваться, о политических партиях в эмирате речи быть не может.

С большим энтузиазмом соотечественник Моусов откликнулся на разрешение сесть за руль. Практически каждая арабская семья может позволить себе состояние прислуги, но кататься в одиночку за очередной сумочкой Prada на Дохинском вестнике от жары означает свободу, не отягощенную чувством вины.

Первое быстрое появление на публике

Моза, впервые появившаяся на публике без хиджаба в 2002 году, наделала много шума. Династия Аль-Таня правила на территории современного Катара с восемнадцатого века, с того же времени законы шариата — единственное, что могло ограничить власть эмира.И теперь Шейх, главный статусный элемент общественной жизни монарха, показывает весь честный мир Аврата — части тела, которые шариат предписывает прикрывать. И если вдвойне роскошная в обрамлении платинового ожерелья от Cartier обнаженная шея перестала быть поводом для споров, что делать с силуэтом? Все изгибы тела выполнены в полном соответствии с западными стандартами красоты, тщательно очерчены; Талия и грудь подчеркнуты. Лицо с модным макияжем открыто, только волосы протираются тряпочкой.Была ли эта женщина прикрыта, как она должна выходить, или буквально раздета?

Образ Ее Высочества без хиджаба, только пунктирная линия, обозначающая мусульманские традиции, при всей его европейской элегантности не позволяет усомниться в том, что перед нами вторая из трех Хамада Бен Халифа аль-Таня.

Гигантские платиновые ожерелья в индивидуальном порядке (самые известные из них стоили эмиру почти миллион долларов), сверкающие бриллианты на поясах, игра изумрудов и сапфиров Шанделлор, драгоценные броши — ювелирные шедевры, наряду с неизменным тюрбаном, остались неотъемлемой частью часть ее костюма.Для деловых приемов Моза обычно выбирает жемчужную нить, которую Dior, вероятно, посчитает большой.

Что касается света, то там, где демонстрация роскоши давно вышла из моды, они открыто признали стиль первой леди Катара. Пусть Шейка носит на запястьях и шее, очевидно, что ее истинная страсть — драгоценные коллекции Yves Saint Laurent, Balenciaga и Chanel. Впервые со времен правления головы Пехлева, провозглашенного ее мужем, Императрицей Ирана, женский голос с востока громко затыкал рот на приемах мировых королевских династий, и протокольные скучные визиты рассеяли знойную медленную духовность Haute Couture. персонаж.

Влияние на индустрию моды

Сегодняшняя роль Шахи Мо в индустрии моды во многом обусловлена ​​дорогими покупками — помимо дома Valentino. Семья Аль-Таня принадлежит бренду M Missoni. , Марк. Qla (дизайн Mosov), акции LVMH , Harrods. и Tiffany & Co. . Однако в историю моды он войдет за уникальный, сформированный стиль, основанный на опыте самых искушенных первых леди мира.

На свадебных фотографиях восемнадцатилетняя студентка Катарского университета Моза Биндж Нассер, прикрытая платком, выглядит растерянной. Дочь влиятельного отца, чья оппозиция и во многом прозападная деятельность на протяжении многих лет обеспечивала эмират головную боль, вернулась на родину голубем мира. Хамада аль-Танья, который произошел позже, он совершил Хамад аль-Танья с новым эмиром и позволил жене своей жены взять на себя вопросы семьи и образования (не только Катара, но и всего арабского мира — ). является специальным посланником ЮНЕСКО ), а также носите то, что вам нравится.

Источники вдохновения

Изначально эксперименты со стилем новой первой леди — это прямая адаптация последних коллекций HAUTE COUTURE к требованиям ее религии.

Особое отношение к итальянцам, в частности, к Валентино, Роднит Мозель с Жаклин Кеннеди Исатис намного больше, чем манера одета в целом. Несмотря на лейбл « араб Джеки О. », даже желание всегда подчеркнуть талию и сделать темные очки частью образа имеет разные источники у обеих первых леди.В силуэтах мозга мало общего и от Кассини времен сотрудничества с Жаклин, тем ближе к его работам времен союза с Грейс Келли. Образ принцессы Монако Чаще всего мелькают наряды в мозгах. С такой же явной приятностью она относится к очаровательным блузкам Bettin и удачно цитирует повседневный стиль Грейс — рубашка, широкие брюки, соломенная шляпа, как во время поездки на Кавказ в компании Ульяны Сергеенко прошлым летом. Да и сам знаменитый тюрбан шейх вроде как сняли с головы Келли, она когда-то познакомила его с модой по стопам голливудской дивы Гретт Гарбо и Авы Гардинер.

Победы шейха Мозы

Потеря престола Хамад аль-Таня в 2013 году огорчила модников всего мира — не так-то просто отказаться от привычки смотреть стильные поединки умов и первых леди Запада.

На счету Шейха много заслуженных побед. Придумывая наряды, она четко изучила особенности гардероба партнеров, на которые разделится внимание репортеров. В объятиях с принцессой Нидерландов Максимом Пропи взглядам ей помог контраст белого и черного.Демократическая простота Naughty Michelle Obama потеряла шарм на фоне театральной роскоши. Не привыкший находиться в тени Карла Бруни, явно посещаемого сравнением в пользу Мозеля, он сам пытался выступить в качестве стратега во время второго визита четырех аль-Таней в Елисейский дворец в 2009 году . Сделав ставку на собственную грацию, она выбрала белое летящее платье с открытыми плечами — непосильная роскошь для шейха, но пульсирующая тень головы мозга буквально заставила Карло исчезнуть.Выбор шейха был рискованным, супруге президента Франции стоило заметить склонность соперницы к монохромности и отдать предпочтение сочетанию цветов, да и фигура Моши действительно смотрелась на ее фоне слишком громоздко при переоборудовании. фиолетовый.

К Tusurbans 2011 из ее головы ее высочество переместилось прямо на подиумы, ее любимые туфли-сосульки в виде кусочка Люды прочно обосновались в гардеробах секвенций.К последнему официальному визиту в Лондон Sheikh Mosa, признанные моды, подготовленные с особой тщательностью, демонстрируют лучшие наряды за весь период эволюции их стиля. Сегодня единственная женщина, которая никогда не теряла своего блеска, — это 89-летняя Елизавета II. Рядом со слишком твердо и очень долго стоящей на земле королевы Великобритании Мозы, командиром Ордена Британской империи, смотрится со вкусом одетая, но обычная женщина.

Спустя год после восхождения на тон, сын принца Муара Тамима, получивший образование в Великобритании, одобрил запуск кампании «Покажи уважение», которая предписывает женщинам одеваться как при поездке в Катар.

На другом конце света в то же время бельгийский чиновник молчал в Никабе с одной из катарских принцесс. А за девушками по всему миру до сих пор пристально следят за монастырем и его нарядами.

Шейх Моза. Он вторая жена бывшего эмира Катара. Это беспрецедентный пример того, как женщина, живущая в такой консервативной восточной стране, смогла стать иконой стиля и одной из самых влиятельных личностей на политической арене.

Шейх Моз ( Mosa Band Nasser Al-Misanad ) Я получил отличное образование и степень бакалавра социологии. Эта женщина считается высококлассным специалистом по вопросам внешней и внутренней политики страны. Шейх Моза стала одной из первых жен Эмирова, сопровождавших его на всех официальных приемах.

Время, когда находилась супруга мозга шейха Хамада бин Халифа Аль Таня, некоторые называют матриархатом эмирата.Говорят, что он женился в третий раз только для того, чтобы показать мозгу, что ее сила не безгранична.

Еще одним очевидным подтверждением сильного влияния шейха на политическую ситуацию в Катаре стал тот факт, что в 2013 году ее муж добровольно отказался от престола, а Эмир стал ее сыном Тамимом бин Хамадом аль-Таней. Но он не старший сын в семье и по восточным законам никогда не был наследником престола.

Шейх Моза считается иконой стиля, это культовая фигура в мире моды.Глядя на ее идеальную фигуру, сложно поверить, что у этой женщины семеро детей.
Sheer Mosel может выглядеть элегантно и безупречно, и в то же время не отступать от религиозных требований своей страны при выборе одежды. В ее гардеробе потрясающие платья в пол, широкие брюки, жакеты. На голове обязательный тюрбан.

У нее даже есть своя страничка в Instagram, где шейх Моза регулярно выкладывает фотографии из своей повседневной жизни. Многочисленные подписчики не перестают восхищаться его безупречным вкусом и чувством стиля.

Жена бывшего эмира Катара, мать эмира нынешней банды Моза Насер Аль Меснед (Шейх Моз) способна пошатнуть все устоявшиеся представления о женщинах Востока. Первая леди Катара ходит в элегантных платьях (кстати, она является поклонницей российского дизайнера Ульяны Сергиенко), не тащит баржу, участвует в светских турах и политических митингах.

ранние годы

Как это стало возможным в стране, где женщины из головы не одеваются в черное, не могут участвовать в политической и общественной жизни наравне с мужчинами и только недавно получили право управлять автомобилем?

Возможно, Мозелю повезло с его родителями и ее мужем.Она родилась в семье крупного катарского бизнесмена. Отец не возражал, чтобы дочь получила образование социолога в Национальном университете Катара. А муж, наследный принц, за которого она вышла в 18 лет, разрешил ей закончить институт. Кроме того, Моса проходил стажировку в ведущих университетах США.

Конечно, в сказке ее жизни было мало: Моза столкнулась со всеми реалиями жизни арабского Востока. Эмиры рода Аль Таня, от которого происходит ее муж, захватили власть в Катаре еще в 18 веке.С тех пор никто, кроме членов этой семьи, не имеет права управлять страной. В Катаре по-прежнему абсолютная монархия: Эмир назначает премьер-министра, членов Совета министров и Консультативного совета. Власть монарха ограничена только законами шариата.

Материнство

Шейх Моза — мать семерых детей. У нее было пятеро сыновей и две дочери. В 1995 году, когда Мозелю было 36 лет, ее муж Хамад бин Халифа Аль Таня (как говорится, не без поддержки других членов семьи) совершил бескровный переворот в государстве.Им руководит трон своего отца, который находился в командировке в Швейцарии и объявил себя эмиром.

Узнав о перевороте, Халифа Бен Хамад публично отрекся от сына, а через полгода даже сделал власть и титул — правда, неудачными. В ответ его сын и недавно связанная с ним Эмми с помощью американских юристов заморозили все зарубежные счета Отца, так что новые посягательства на престол были невозможны. В результате на Родину Халифа Бен Хамад смог вернуться только через восемь лет, когда окончательно сошёл со своим сыном.

Шейх Моза — не единственная жена своего мужа: у бывшего эмира три официальных супруга, и она «медиум» из них. Однако наследниками титула были дети мозга. На троне ее старший сын Ясим, но в 2003 году он объявил, что у него крест-принц справа от родного брата шейха Тамима.

«Мы старались воспитывать наших детей как обычных людей. Когда я вернулся домой, мы говорили с ними обо всем: что я делал, я видел, что они думают и как бы.Слушать мнение молодых очень полезно. В конце концов, все, что мы делаем, — для них, — говорит Шейх.

Общественная деятельность Шейх Моз

Сама Моза, когда дети выросли, активно вела общественную жизнь. Она заявила, что он хотел сделать Катар светским государством, уважающим права человека. Кстати, он действительно считается одной из самых либеральных стран региона.

С приходом ее мужа положение женщин в Катаре заметно улучшилось. Они получили право голоса, возможность водить машину и выбирать одежду по вкусу.Правда, не все консервативные семьи соглашаются это признать. Но Моза пошла на смелость: в 2002 году она подала пример, появившись на публике без Чадры.

Шейх Моз занимает ряд государственных и международных должностей, которые в штатах Персидского залива являются редкостью даже для губернаторов. Она является главой Катарского фонда образования, науки и общественного развития, президентом Высшего совета по делам семьи и вице-президентом Высшего совета по образованию.

В 2003 г. ЮНЕСКО назначила специального посла по базовому и высшему образованию.Mosa пытается популяризировать международные проекты по повышению качества и доступности образования, при этом особое внимание уделяется правам женщин и детей.

В 2003 году при содействии шейха в Катаре был открыт «Город образования» — университетский город, в который входят университеты международного класса, а также филиалы известных университетов США, лекции в которых читают лучшие преподаватели. . В «Городе просвещения» учатся студенты из разных стран мира: половина студентов — иностранцы, что говорит о хорошем уровне преподавания и престиже.

Она также учредила Арабский демократический фонд, в который ее муж внес первый взнос в размере 10 миллионов долларов. Миссия фонда — способствовать развитию свободных СМИ и гражданского общества.

В 2007 году журнал Forbes включил Мозель в список 100 самых влиятельных женщин мира, а Times назвал ее одним из 25 самых влиятельных бизнес-лидеров на Ближнем Востоке.

Обеспокоен тем, что у шейха непростой характер, что неудивительно: завоевать свое место под солнцем в обществе, чьи законы суровы и которым правят исключительно мужчины, непросто.Но народ любит Мозель. Она особенно благодарна женщинам Катара.

«Ее Высочество — лучшее, что случилось с Катаром. Она вдохновляет всех нас. С ее приходом к власти Катар изменился на 100 процентов», — говорят они.

Бинт шейха Мозы Насер аль-Мисснед — самая модная и влиятельная женщина арабского мира. Без хиджаба и штанги. Для арабского мира ее стиль — смелость. Бывший эмир Катара позволил своей второй жене не только убрать баржу, но и вмешаться в дела государства.

(20 фото)

Шейх Моза Бинт Насер Аль-Мисснед — вторая из трех жен третьего эмира Катара шейха Хамада Бен Калифа Аль-Тани, мать семерых детей, одна из самых стильных дам планеты и словно как бы это ни звучало, политический и общественный деятель.

Шейха Хамад Бен Калифа Аль-Таня и Шейх Моза.

История ее жизни вполне в духе восточных сказок, и если бы кто-то решил снять сериал о биографии мозга, это произошло бы в духе «великолепного века».«Только вместо султана Сулеймана — потомственный принц Катара, а вместо Шеррем — Моза, дочь известного катарского бизнесмена.

Шейх и Шейх на официальных мероприятиях.

В 18 лет на Мозеля выпал «счастливый билет» — она ​​встретила будущего наследного принца, но он не спешил жениться. Сначала она поступила в Катарский университет на факультет психологии, затем усилилась в престижных американских университетах. А потом вышла замуж.

Первые годы семейной жизни женщина, которую сейчас называют всяким серым кардиналом Персидского залива, отдала детям. Да и Катар в то время не был таким влиятельным государством в арабском мире, как сегодня.

Ситуация изменилась в 1995 году. Тогда муж Мозы совершил бескровный переворот и, захватив власть в стране, свергнул собственного отца. Переворот поддержал англосаксонский мир, о Катаре заговорили в связи с его нефтегазовым комплексом, новый эмир представил миру свою вторую жену — красивую и образованную Мозель.

Шейх Моза начал курировать гуманитарные и благотворительные программы и все чаще появлялся на публике в потрясающих нарядах от ведущих домов моды.

Шейх носит и брюки, и платья по фигуре.

В прогрессивных изображениях чака, как отметили эксперты, нет ни намека на настоящую «модную ситуацию» в Катаре, где женщины ходят в абайхе (черные платья в пол), шарфы или что-то еще (черные шляпы, закрывающие все лицо. , с узкой прорезью для глаз) — В общем, как и везде в арабских странах.Моза носит только тюрбан, а в свободное время может ходить в штанах.

Мозель критикуют и в связи с агрессивной экономической политикой Катара — маленькую страну в Персидском заливе обвиняют в демпинге цен на газ и попытке захватить максимальный сегмент рынка газа во всем мире. Кроме того, Катар спонсирует радикальные группировки по всему миру, что, конечно, не очень подходит для изощренной встряски.

Шейх Моза и принц Монако Альбер II.

Шейх Моза в гостях у Джорджа Буша-старшего. и его жена Барбара.

Моза с королевой Великобритании Елизаветой II и принцем Филиппом.

Чарльз Бруни Саркози и Шейх Моза.

Шейх Моса, редкость для правительств других стран Персидского залива, занимает ряд общественных и международных должностей, в том числе почетных: он является главой Катарского фонда образования, науки и общественного развития, президентом Верховного совета. по делам семьи, вице-президент Высшего совета по образованию, Специальная распродажа ЮНЕСКО.Моза создала арабский демократический фонд, в который ее муж внес первый взнос в размере 10 миллионов долларов. Основная цель фонда — способствовать развитию свободных СМИ и гражданского общества.

Шейх Моза также является инициатором создания Катарского парка науки и технологий, открытие которого состоялось в конце 2008 года. В парк было привлечено 225 миллионов инвестиций, в том числе от ведущих мировых компаний, таких как Microsoft, Shell и General Electric.

Моза построен в пригороде Дохи, столицы Катара, «образовательного города» — университетского городка, где читают лекции ведущие профессора американских университетов.

Шейх Моза сама имеет звания почетного доктора Университета Содружества Содружества, Университета A&M, Университета Карнеги Мелон, Имперского колледжа Лондона и Джорджтаунского университета. С 2010 года кавалер Ордена Британской Империи.

Командирша королевы Великобритании.

Моисей 54 года. Выглядит великолепно. Кто-то подсчитал, что на 12 пластических операций она потратила около 2 миллионов долларов. Те, кто пришел заниматься Фондом шейха, восхищаются его работоспособностью и целеустремленностью, отмечают его настойчивость, авторитет и — представьте! — феминизм.

Моза сопровождала своего шейха во всех официальных поездках, требующих присутствия первой леди.

Это был один из пяти сыновей Мозоа Тамима, ставший наследником шейха Хамады, мужа Моос. И это очень важный штрих к ее портрету, потому что у Хамады, помимо мозга, есть еще две жены, а общее количество его наследников — 27 человек. Но именно Тамим в июне прошлого года стал четвертым правителем Катара, сместив отца. Точнее, сам отец без стыда и азарта передал реальность правления страной в руки сына Маоса.

После этого о влиянии, которое имеет супруга Моса и соответственно государства государства, в Катаре ходят легенды.

И не только в Катаре. Моза вошла в список 100 самых влиятельных женщин мира по версии журнала Forbes. Они даже говорят, что шейх Хамад женился в третий раз не из страсти, любви или выгоды, а позвонил Мозелю, чтобы показать, что ее власть не прерывается. Но все же ни одна другая женщина не смогла занять место мозга, которая стала знатоком дипломатического протокола и международного этикета и, судя по всему, нашла ключ к сердцу и разум шейха, во время правления которого маленький Катар начал процветать.

Шейха Моза: (неприемлемое) лицо глобальной экспансии Катара | Ближний Восток и Северная Африка

С видом на Риджентс-парк, в нескольких минутах ходьбы от лондонской центральной мечети, находится Корнуолл-Террас, занесенная в список первоклассных отелей и являющаяся идеальным образцом для открыток эпохи Регентства и высокого греко-римского стиля. Выложенные Джоном Нэшем и спроектированные Децимусом Бертоном, дома настолько величественны, что их часто разделяют или занимают корпорации.

Но в прошлом году шейха Моза бинт Насер аль-Мисснед, возможно, самый дружественный к гласности член королевской семьи Катара, купила три здания за 120 миллионов фунтов стерлингов.На прошлой неделе было объявлено, что она превратит их в особняк площадью 33 000 кв. Футов с игровыми комнатами, двумя лифтами, тренажерным залом и бассейном, выложенным портлендским камнем. В результате получится самый дорогой частный дом в Великобритании.

Элегантная женщина, привлекающая внимание умением сочетать современный западный стиль с традиционной арабской чувственностью, маленькое предприятие Шейхи Мозы на рынке недвижимости Лондона нельзя назвать домостроением. Потому что, как и многие ее новые соседи, ее приобретение в основном является корпоративной операцией.Новый дворец станет лондонской штаб-квартирой семьи аль-Тани, семейным бизнесом которой является Катар.

Мультимиллиардеры, правящие Катаром, являются владельцами Shard, Harrods, Олимпийской деревни, здания посольства США на Гросвенор-сквер, части рынка Камден, половины самого дорогого жилого дома в мире в One Hyde Park и Казармы Челси, не говоря уже о 8% Лондонской фондовой биржи, столько же Barclays и четверть Sainsbury’s.Говорят, что в целом им принадлежит больше Лондона, чем Crown Estate.

Под номерами 1, 2 и 3 Корнуолл Террас станет лондонской резиденцией сына шейхи Мозы, нынешнего эмира Катара, 34-летнего шейха Тамина бин Хамада аль-Тани. В прошлом году он унаследовал власть от своего отца, Хамада бин Халифа аль-Тани, и то, что он унаследовал, фактически является нацией. Как отмечает Аллен Дж. Фромхерц в книге Qatar: A Modern History : «Все государство Катар превратилось почти в некую корпорацию с шейхом в качестве генерального директора.Он говорил об отце эмира, но принцип остался прежним. Нелегко провести грань между богатством и властью Катара и интересами семьи аль-Тани. Они имеют тенденцию сливаться в почти идентичные проблемы.

Шейха Моза занимает интригующее положение в их взаимосвязанных центрах. Она — просвещенное лицо глубоко консервативного режима, высокая, яркая и открытая женщина, сфотографированная рядом с королевой и Мишель Обамой.

Председатель Катарского фонда образования, науки и общественного развития, ей приписывали руководство расширением университетского образования в Катаре, созданием Катарского филармонического оркестра и ультрасовременного медицинского учреждения под названием Сидра.В 2003 г. она была специальным посланником ЮНЕСКО по вопросам базового и высшего образования.

Обращая внимание на местные обычаи, она постоянно создавала образ современности, благоприятной для Запада. На ее веб-сайте зафиксирована ее «приверженность прогрессивному образованию и благосостоянию общества в Катаре, а также ее решительная пропаганда более тесных отношений между исламским миром и Западом».

Путешествуя вместе со своим мужем, бывшим эмиром, она сохранила профиль, который был гораздо более заметным, чем у многих жен лидеров Ближнего Востока.Говорят, что ее работа заключалась в воплощении «мягкой силы», фотогеничной, очаровательной стороны семьи, в которой действует шариат, где гомосексуальность карается смертью, свободы женщин строго ограничены, а с иностранными рабочими обращаются как с наемными работниками. рабочие, лишенные прав и вынужденные работать в особо опасных условиях. В этом смысле шейха Моза является символом глубокой двусмысленности, которая делает Катар таким любопытным предложением. Считается самой богатой страной в мире на душу населения, она построила великолепие и роскошь своей столицы, Дохи, на безжалостной эксплуатации импортной рабочей силы.

Самым вопиющим примером этой практики являются 964 случая гибели рабочих-мигрантов, зарегистрированных в 2012 и 2013 годах, многие из которых были привлечены для работы на строительстве, связанном со скандальным чемпионатом мира по футболу 2022 года.

Катар — это племенное общество, а племя шейхи Мозы — аль-Мисснед. Ее отец был противником шейха Халифы бин Хамада бин Абдуллы аль-Тани, деда нынешнего эмира. В результате семья жила в изгнании в Египте и Кувейте, но вернулась для женитьбы шейхи в 1977 году с тогдашним наследником.Ей было 18, она изучала социологию в Катарском университете. Она стала второй из трех жен шейха Хамада бин Халифы аль-Тани. Два десятилетия спустя ее муж сверг своего отца в результате бескровного дворцового переворота и стал эмиром.

Именно при Хамаде Катар начал массовое расширение своей международной роли. Он основал Al Jazeera, влиятельное новостное агентство на Ближнем Востоке, и начал репозиционировать Катар в качестве ключевого регионального игрока и, с помощью своего фонда национального благосостояния в 100 миллиардов долларов, крупного глобального инвестора.

Для страны размером примерно с Йоркшир, Катар, вследствие огромных газовых и нефтяных богатств, оказал влияние на весь регион. Он не только финансировал ХАМАС, ливийских и сирийских повстанцев и «Братья-мусульмане» в Египте, но также поддерживал отношения с США, которые рассматривают ХАМАС как террористическую организацию, и Ираном, который поддерживает режим Асада.

Хотя невозможно сказать, играла ли Шейха Моза какую-либо прямую роль в этой силовой политике, ходят слухи, что она убедила своего мужа поддержать ливийских повстанцев, когда Муаммар Каддафи угрожал подавить восстание в Бенгази.Также сообщается, что она подтолкнула правительство Катара купить Harrods и сыграла важную роль в покупке дома моды Valentino.

Публично она сосредоточила внимание на образовании как средстве распространения идей Катара. Она начала свою собственную кампанию «Образование для всех» с целью привлечь в школу дополнительно 10 миллионов детей по всему миру. Стоимость этой кампании оценивается в 1 миллиард долларов, треть из которых покрывает Катар. Не менее половины бюджета страны на внешнюю помощь направляется на образование, причем большая часть его приходится на места, которые не имеют большого стратегического значения.

Тем не менее, многие наблюдатели полагали, что этот глобальный толчок к образованию является частью расширения сферы влияния Катара. Шейха Моза отвергает это: «Люди всегда думают, что вы должны увязывать свою иностранную помощь со своими национальными интересами», — сказала она ранее в этом году на саммите по образованию в Дохе. «Неужели так должно быть всегда? Я так не считаю. Я рассматриваю это как глобальную ответственность перед другими ».

Но если щедрость Катара и образовательная кампания шейхи Мозы не являются игрой «мягкой силы», они могут отвлечь внимание от поразительной безответственности, которую страна, по-видимому, испытывает по отношению к своей массе рабочих-мигрантов.Несмотря на всю свою прогрессивную риторику, направленную за пределы страны, семья аль-Тани поддерживает у себя дома режим, который мало что делает для того, чтобы бросить вызов отношениям, которые позволяют злоупотреблениям и несправедливости в промышленных масштабах процветать в условиях продолжающегося экономического бума Катара.

Царапины под ультрасовременной поверхностью Дохи и жестким иерархическим племенным обществом живы и здоровы. На вершине — семья аль-Тани, правящее племя на протяжении последних 150 лет, которое доминирует в правительстве; ниже несколько других важных кланов; ниже этого остальные катарцы.Обладая почти неограниченным богатством энергоресурсов, Катар не имеет места для бедности.

Но нация держится за счет армии иностранцев, многие из которых живут в общежитиях в тесноте и антисанитарных условиях, работая ужасно долгие часы по милости своих катарских работодателей. Вдобавок ко всему, катарцев неоднократно обвиняли в финансировании исламских экстремистов в Сирии, Ираке и других странах исламского мира.

Правительство Катара отрицало какую-либо связь с джихадизмом, так же как оно отрицало, что финансовая коррупция сыграла свою роль в победе на чемпионате мира по футболу.Но поскольку оба обвинения отказываются исчезнуть, позитивные образы в СМИ, которые создает шейха Моза, имеют большое значение. Купить дома за 120 миллионов фунтов стерлингов и выступить за обездоленных — нелегкий подвиг. Она не первая королевская особа, которая живет в роскоши, пытаясь фотографировать менее удачливых. Принцесса Диана провела аналогичный маневр, получивший всеобщее признание.

Шейха Моза, как и Диана, посещала лагеря беженцев. Как и она, она была матерью будущего правителя. А теперь у нее еще и очень большой дом в Лондоне.Но на этом сходство заканчивается. Шейха Моза, как одна из трех жен, всегда знала свое место. Будь то на Террасе Корнуолла или в лагере кенийских беженцев, она всегда будет служить семье аль-Тани.

ФАЙЛ ШЕЙХА МОЗА

Родился 8 августа 1959 года в прибрежном городе Аль-Хор, северный Катар, дочери Насера ​​бин Абдуллы аль-Мисснеда, известного катарца.

Best of times Помощь в создании Education City, сектора Дохи, в котором расположены филиалы международных университетов, включая UCL.Попала в список лучших нарядов Vanity Fair .

Худшие из времен Ее изгнание вместе с семьей из Катара после того, как ее отец поссорился с эмиром. Провал ее организации по защите свободы прессы в Дохе, когда ее босс Роберт Менар уволился в 2008 году, заявив, что она не является независимой.

Что она говорит «Нам нужны политики, чтобы понять силу образования для их собственных стран, для их экономики. Это не следует рассматривать как роскошь.Это важно.»

Что говорят другие «Королевское богатство встречается с героиней Хичкока… Мы неравнодушны к ее идеальному сочетанию тюрбана с винтажными оттенками персоля». Ярмарка тщеславия , список самых одетых.

Шейха Моза бинт Насер аль-Миснад

Шейха Моза бинт Насер аль-Миснад (р. 1959) — мать нынешнего эмира шейха Тамима бин Хамада аль-Тани и вторая жена и супруга бывшего эмира шейха Хамада бин Халифа аль-Тани.Совершенно заметное присутствие во время правления своего мужа, она занимала различные высокопоставленные должности как внутри страны, так и за рубежом.

Шейха Моза — дочь Насера ​​бин Абдуллаха аль-Миснада. Аль-Миснад критиковал бывшего монарха и публично призывал к более справедливому распределению богатства среди граждан Катара, что привело к его аресту и тюремному заключению. Многие из членов ее семьи бежали в Кувейт. Шейха Моза познакомилась со своим мужем во время учебы в Катарском университете; они поженились в 1977 году, что, похоже, было любовным браком.

Многие роли шейхи включают председателя Катарского фонда (с 1996 г.), председателя Фонда арабской демократии, председателя Медицинского и исследовательского центра Сидры, президента Высшего совета по делам семьи, члена наблюдательного совета Медицинского колледжа Вейля Корнелла. и специальный посланник ЮНЕСКО по базовому и высшему образованию. Названная одной из 100 самых влиятельных женщин Forbes, она считается движущей силой Education City и детского канала Al Jazeera.Ей также приписывают руководство всеобъемлющей реформой системы образования Катара; открытие первого в регионе приюта для женщин, подвергшихся побоям; создание культуры публичных дебатов с помощью Doha Debates, ежемесячного общественного собрания, созданного по образцу английского Оксфордского союза, транслировавшегося по BBC; содействие строительству и открытию первой католической церкви в Катаре для обслуживания многих иностранных рабочих страны; и учреждение награды Qatar Business Women Awards.

Шейха Моза служит символом усилий Катара по преодолению стереотипов о роли женщин в мусульманском обществе, которые не лишены противоречий.Сторонники попытки государственного переворота в 2011 году особо осудили публичные выступления шейхи в средствах массовой информации, которые они сочли шокирующими и противоречащими катарским традициям. В интервью и публичных выступлениях шейха Моза сразу отвергает любые попытки вестернизации женских ролей. В своем программном выступлении на выпускных упражнениях Университета Карнеги-Меллон в 2006 году она разъяснила гармонию между принципами ислама и правами женщин. Используя примеры важных женщин в арабской и исламской истории, она пришла к выводу:

«Ислам всегда гарантировал полные права женщин, и женщины всегда играли центральную роль в исламских цивилизациях.… Важно помнить, что с этими женщинами консультировались при формировании законодательного порядка в исламских обществах, и они сильно влияли на политику, которая должна была регулировать социальные, политические, экономические и военные вопросы. Эта же политика составляет основу нашей сегодняшней жизни ». (Краска, 2006: 747).

Источники :

Дай, Майкл Б. «Катар: жемчужина Ближнего Востока и ее роль в продвижении прав женщин». У. Дет. Мерси Л. Rev. 84 (2006).

Лента новостей ЕПС. «Коммерческий банк поддерживает расширение прав и возможностей женщин на церемонии награждения Qatar Business Women Awards 2010/2011». 22 декабря 2011 г. По состоянию на 27 мая 2014 г.

Фельдер, Делл и Мирка Вуолло. «Катарские женщины в рабочей силе». Серия рабочих документов RAND-Катарского института политики WR-612-QATAR, август 2008 г.

Харман, Данна. «Предыстория: Катар, реформированный современным браком». The Christian Science Monitor, 6 марта 2007 г. По состоянию на 29 мая 2014 г.

Сакр, Наоми.«Видно и начинает слышать: женщины и арабские СМИ в десятилетие перемен». Social Research: An International Quarterly 69 (2002): 821-850.

Шейх Катар и его жена. Шейха Моза

Жена бывшего эмира Катара, мать эмира нынешней банды Моза Насер Аль Меснед (Шейх Моз) способна пошатнуть все устоявшиеся представления о женщинах Востока. Первая леди Катара ходит в элегантных платьях (кстати, она является поклонницей российского дизайнера Ульяны Сергиенко), не тащит баржу, участвует в светских турах и политических митингах.

ранние годы

Как это стало возможным в стране, где женщины из головы не одеваются в черное, не могут участвовать в политической и общественной жизни наравне с мужчинами и только недавно получили право управлять автомобилем?

Возможно, Мозелю повезло с его родителями и ее мужем. Она родилась в семье крупного катарского бизнесмена. Отец не возражал, чтобы дочь получила образование социолога в Национальном университете Катара.А муж, наследный принц, за которого она вышла в 18 лет, разрешил ей закончить институт. Кроме того, Моса проходил стажировку в ведущих университетах США.

Конечно, в сказке ее жизни было мало: Моза столкнулась со всеми реалиями жизни арабского Востока. Эмиры Рода Аль Таня, от которого произошел ее муж, захватили власть в Катаре в 18 веке. С тех пор никто, кроме членов этой семьи, не имеет права управлять страной.В Катаре по-прежнему абсолютная монархия: Эмир назначает премьер-министра, членов Совета министров и Консультативного совета. Власть монарха ограничена только законами шариата.

Материнство

Шейх Моза — мать семерых детей. У нее было пятеро сыновей и две дочери. В 1995 году, когда Мозелю было 36 лет, ее муж Хамад бин Халифа Аль Таня (как говорится, не без поддержки других членов семьи) совершил бескровный переворот в государстве. Им руководит трон своего отца, который находился в командировке в Швейцарии и объявил себя эмиром.

Узнав о перевороте, Халифа Бен Хамад публично отрекся от сына, а через полгода даже сделал власть и титул — правда, неудачными. В ответ его сын и недавно связанная с ним Эмми с помощью американских юристов заморозили все зарубежные счета Отца, так что новые посягательства на престол были невозможны. В результате на Родину Халифа Бен Хамад смог вернуться только через восемь лет, когда окончательно сошёл со своим сыном.

Шейх Моза — не единственная жена своего мужа: у бывшего эмира трое официальных супругов, и она «медиум» из них.Однако наследниками титула были дети мозга. На троне ее старший сын Ясим, но в 2003 году он объявил, что у него крест-принц справа от родного брата шейха Тамима.

«Мы старались воспитать наших детей обычными людьми. Когда я вернулся домой, мы говорили с ними обо всем: что я делал, что я видел, что они думают и как бы. Слушать мнение молодых очень полезно. Ведь, все, что мы делаем, мы делаем для них », — говорит Шейх.

Общественная деятельность Шейх Моз

Сама Моза, когда дети выросли, активно вела общественную жизнь.Она заявила, что он хотел сделать Катар светским государством, уважающим права человека. Кстати, он действительно считается одной из самых либеральных стран региона.

С приходом ее мужа положение женщин в Катаре заметно улучшилось. Они получили право голоса, возможность водить машину и выбирать одежду по вкусу. Правда, не все консервативные семьи соглашаются это признать. Но Моза пошла на смелость: в 2002 году она подала пример, появившись на публике без Чадры.

Шейх Моз занимает ряд государственных и международных должностей, которые в штатах Персидского залива являются редкостью даже для губернаторов. Она является главой Катарского фонда образования, науки и общественного развития, президентом Высшего совета по делам семьи и вице-президентом Высшего совета по образованию.

В 2003 г. ЮНЕСКО назначила специального посла по базовому и высшему образованию. Mosa пытается популяризировать международные проекты по повышению качества и доступности образования, при этом особое внимание уделяется правам женщин и детей.

В 2003 году при содействии шейха в Катаре появился «Город образования» — университетский город, в который входят университеты международного класса, а также филиалы известных университетов США, лекции в которых читают лучшие преподаватели. В «городе просвещения» обучаются студенты из разных стран мира: половина студентов — иностранцы, что говорит о хорошем уровне преподавания и престиже.

Она также учредила Арабский демократический фонд, в который ее муж внес первый взнос в размере 10 миллионов долларов.Миссия фонда — способствовать развитию свободных СМИ и гражданского общества.

В 2007 году журнал Forbes включил Мозель в список 100 самых влиятельных женщин мира, а Times назвал ее одним из 25 самых влиятельных бизнес-лидеров на Ближнем Востоке.

Обеспокоен тем, что у шейха непростой характер, что неудивительно: завоевать свое место под солнцем в обществе, чьи законы суровы и которым правят исключительно мужчины, непросто.Но народ любит Мозель. Она особенно благодарна женщинам Катара.

«Ее Высочество — лучшее, что случилось с Катаром. Она вдохновляет всех нас. С ее приходом к власти Катар изменился на 100 процентов», — говорят они.

Ребята, душу вкладываем в сайт. Итак
какая вам открытая красота. Спасибо за вдохновение и мурашки по коже.
Присоединяйтесь к нам в Facebook. и В контакте с

Считается, что в арабских странах женщины всегда остаются в тени.Шейх Моза, вторая из трех жен третьего эмира Катара, одна из своих внешностей бросает вызов всем стереотипам о восточных женщинах. Всегда в уникальных безупречных нарядах, с королевской осанкой, она стала не только иконой стиля в арабском мире, но и самым ярким общественным деятелем.

Мы на сайте Мы искренне восхищены историей Шейха и думаем, что каждый может узнать и в то же время полюбоваться экзотической красотой этой потрясающей женщины.

История Шахи Мози

Шейх Моза Бандаж Насер Аль-Миснед родился в богатой семье.Ее отец был известным катарским бизнесменом. Детство и юность Маосы напомнили восточную сказку, и уже в 18 лет она познакомилась с будущим эмиром Катара — тогдашним принцем Хамадой бен Калифа Аль-Таней.

В отличие от обычаев, устоявшихся на востоке, девушка не спешила становиться домохозяйкой. Она получила психологическое образование в Университете Катара, затем уехала на стажировку в США. Вернувшись на родину, Моза, будучи второй женой шейха, родила ребенка.Первые годы в новом статусе женщина посвятила себя заботе о детях. Всего шейх подарил супруге семерых детей. Именно ее сын стал наследником престола и 4-м эмиром Катара, хотя у шейха было 25 детей от трех жен.

Шейх Моса с супругой и сыном Тамимом Бин Хамадом Аль-Таней — 4-м эмиром Катара.

Стиль Шахи Мозы

Шейх Моза всегда была женщиной с характером. Даже будучи не первой женой эмира, она могла участвовать в государственных делах, что не могло не вызывать удивления в катарском обществе.Еще больше поразили ее наряды: шейх разрешил супруге не носить чадру — на голову прикрыты только элегантные тюрбаны.

Слева — журналист Нора Аль-Хакбани (Саудовская Аравия), справа — Шейх Моз.

Ее смелый образ стал толчком к переменам. В обществе стали обсуждать новые, более яркие и современные наряды для респектабельных мусульман. С тех пор Моза стала иконой стиля, постоянно демонстрируя, что восточная женщина может выглядеть достойно, но быть потрясающей. Шейх носит и платья, и юбки, и (о ужас!) Штаны.Все это раньше считалось недопустимым в арабском мире.

Шейх с Кронпринца Швеция Виктория.

IN Гарвардский университет (Массачусетс, США).

Шейха никогда не увидишь в скучном платье. В ее образах сочетаются элегантность, яркость и женственность сильной, уверенной в себе женщины. При этом Mosa не пользуется услугами стилистов — все изображения подбирает сама, считая это чем-то вроде психотерапии.

Хотите заглянуть в гримерку Шейха! Она обладательница бесчисленного количества нарядов от Couture.Особое место в гардеробе королевского друга занимают образы от Valentino (тестовая упаковка модного дома принадлежит его семье).

Гуманитарная миссия

На уроке в школе города Эль-Обейд (Судан).

Среди арабских правителей третий эмир Катара всегда считался прогрессивным лидером — во многом благодаря гуманитарным и благотворительным программам Его супруга. Шейх — активный общественный деятель. Она является специальным послом ЮНЕСКО по базовому и высшему образованию.

Это не просто почетная должность, как вы могли подумать. Шейх потратил годы на борьбу за равный доступ детей к образованию. Она путешествовала по планете с этой важной миссией, встречалась с лидерами государств и меценатами, привлекая внимание к проблеме. Ее фонд «Образовать ребенка» («Пусть дети — образование») помогает детям, живущим в беднейших уголках планеты и ставшим жертвами войн и конфликтов, получить шанс на лучшую жизнь, идя в школу.

Шейх Моза вложил 7,9 миллиарда долларов в строительство женской больницы. Благодаря Фонду Шихи Скрелар 10 миллионов детей начали посещать школу за 6 лет.

Как гласит народная мудрость, Восток — дело тонкое. Особенно это касается арабских держав Персидского залива. Ярким примером огромного количества дворцовых интриг, предательства и хитроумных политических ходов является Королевство Катар, где в 2013 году произошла очередная смена власти, и право руководства страной перешло от Отца к Сыну.В этой статье пойдет речь о нынешнем эмире страны по имени Тамим Бин Хамад Аль Таня.

основная информация

Будущий правитель родился в столице Катара в Дхахе 3 июня 1980 года. В настоящий момент Мале является самым молодым правителем-монархом на всей нашей планете.

Стоит отметить, что в очереди на престол Тамим бин Хамад Аль Таня он занимал далеко не первую позицию, и во многом, вероятно, потому, что отец отправил его учиться у родной земли Великобритании.Там молодой человек получил прекрасное образование. Изначально он успешно окончил частную школу в Шербоне, а чуть позже стал выпускником Военной академии Сандхерста.

После возвращения на родину Тамим Бин Хамад Аль Таня стал военнослужащим своей страны и был летчиком.

В 2003 году его старший брат неожиданно окончательно отказался от собственного права вступить на престол в пользу героя статьи.

Новая жизнь

Еще не находясь у власти, действующий монарх Катара начал активно помогать отцу во многих вопросах управления богатым государством.В частности, самое пристальное внимание бывший офицер уделял развитию спорта. Для этого он возглавил Олимпийский комитет Катара, стал членом Международного олимпийского комитета, взял под личный контроль работу оргкомитета, занимающегося Летней Олимпиадой 2020 года, которая должна была пройти в Дохе. но позже Катар был исключен из списка претендентов на принятие игр.

Из спортивных достижений Араба стоит отметить, что во многом благодаря ему его ближневосточная страна примет чемпионат мира по футболу 2022 года.И на это мероприятие монархия выделила около 100 миллиардов долларов, чтобы улучшить и оптимизировать инфраструктуру для этого. В то же время многие недружелюбные говорят, что в пользу Катара при его выборе страной-хозяйкой чемпионата мира по футболу, из-за того, что была колоссальная коррупция.

На вершине

Эмир Тамим бин Хамад Аль Таня стал у руля своей страны в 2013 году. Изначально 25 июня в узком семейном кругу отец заявил о своем желании отречься от престола.Но официально свое решение Хамад бин Калифа Аль Таня озвучил через некоторое время уже по телевидению. Так началась эпоха нового правителя.

По мнению экспертов, нынешний 4-й эмир Катара обошел братьев своих конкурентов в борьбе за престол во многом благодаря своей умеренной религиозности, отличному образованию и жесткой деловой хватке. Остальные его родственники либо слишком увязли в многочисленных развлечениях, либо слишком много времени уделяют молитвам, а не государственным вопросам и вопросам.

Также наблюдатели отметили, что изначально ситуация на важнейшем для князя посту власти была не слишком сильной.А все потому, что его не поддерживала армия и тайная полиция — структуры, которые в Катаре обладают огромной властью и силой. Тем не менее у действующего эмира хватило мудрости и терпения, чтобы перетянуть на свою сторону силы безопасности и тем самым избежать потенциально возможного государственного переворота.

Рецепт успеха

Катар — очень маленькая страна, которую сложно найти на карте. Но в то же время его значение для планетарной экономики очень велико, потому что в его недрах находятся колоссальные залежи природного газа, равные примерно 15% мировых запасов.Такой дар природы позволил Катару стать одним из мировых лидеров по поставкам сжиженного газа, а сам эмир уверенно чувствует себя в вопросах внешней политики и не слишком отвлекается на суждения критиков.

На службе у своего народа

Тамим Бин Хамад Аль Таня, в отличие от своего отца, уделявшего внимание развитию международных отношений, серьезно сосредоточился на внутренней жизни своей Родины.

Уже в первые годы своего правления четвертый эмир Катара обеспечил строительство новой дорожной сети вокруг Дохи, дал толчок развитию столичного метро.

Правитель также значительно оптимизировал многочисленные государственные расходы, сократил министерство, связанное с его функциями, отрезал ненужные программы. Значительному сокращению подверглись и участки на содержание музеев страны.

Поскольку Тамим Бин Хамад Аль Таня, рост которого 196 сантиметров, боится развития в обществе революционных идей, а династия должна быть в стабильности, он решил порадовать свой народ доступной едой. Для этого была проведена значительная реорганизация программы продовольственной безопасности, с помощью которой предоставляются субсидии компаниям, снижающим стоимость продуктов питания.

Критика со стороны международного сообщества

Шейх Тамим Бин Хамад Аль Таня, состояние которого оценивается в 2 миллиарда долларов, в какой-то степени считается всемирной правозащитной организацией Тиран. А все потому, что в Катаре полностью нарушаются права человека, и по этому неутешительному показателю государство занимает одну и лидирующие позиции на планете.

Королевство параллельно с другими нефтяными монархиями ближневосточного региона стало участником Международного соглашения об уголовном преследовании за оскорбление любого из лидеров региона во всемирной паутине ООН.Одним словом, Катар стал державой, которая очень жестко наказывала собственных граждан за выражение ими политических взглядов, идущих вразрез с официальной позицией местного монарха.

Однако угнетение граждан — не единственное, о чем известен четвертый эйр Катарской земли. Многие регулярно слышат, что он спонсирует радикальных исламистов в целом и сирийских повстанцев в частности. И счет в том, что речь идет о миллиардах долларов. Проще говоря, автократы принимают непосредственное участие в организации гражданского кровопролития в Сирии, которое привело к огромному количеству жертв среди местного гражданского населения и значительному увеличению потока беженцев в Европу.

Кроме того, в разговорах о Катаре журналисты и юристы отметили, что трудовые мигранты в этой стране — абсолютно беспомощные и беззащитные люди, которых постоянно притесняют и всячески дискриминируют.

Отношения с соседями

Тамим Бин Хамад Аль Таня, о личной жизни которого пойдет речь ниже, очень раздражает ведущего политического игрока Ближнего Востока — Саудовскую Аравию. В связи с поддержкой исламских террористов эмиром Катаром летом 2017 года несколько стран выдвинули ему ультимативные требования.Перечень требований, которые озвучили представители Египта, Бахрейна, ОАЭ, Саудовской Аравии:

Разрыв отношений с Ираном;

Прекращение финансирования террористов;

Закрытие телеканала Аль-Джазира;

Прекращение военного сотрудничества с Турцией;

Отказ от вмешательства во внутренние дела других стран;

Отказ в поддержке оппозиции соседних держав.

Стоит сказать, что все эти требования эмир Катар впоследствии отверг.И во многом это объясняется тем, что находится под защитой США, даже несмотря на сложные отношения с Дональдом Трампом.

Семейное положение

Тамим Бин Хамад Аль Таня и его жена — особая тема, заслуживающая отдельного внимания. Впервые монарх женился еще задолго до прихода к власти. В 2005 году его жена стала его двоюродной сестрой, которая впоследствии родила ему четверых детей.

В 2014 году Эмир женился в третий раз, и у него родился еще один сын от нового вождя.

Тамим также занимал ряд других должностей, в том числе:

  • Глава Высшего совета по охране окружающей среды и природных заповедников.
  • Председатель Высшего совета по охране окружающей среды и заповедникам.
  • Председатель Совета по образованию Верховного.
  • Председатель Высшего совета по информационным и коммуникационным технологиям.
  • Председатель Совета директоров Службы государственной безопасности (Ашгал) и городского управления по планированию и развитию (UPDA).
  • Председатель Совета Регента Катарского университета.
  • Заместитель Председателя Правления Совета.
  • Заместитель председателя Высшего совета по экономическим вопросам и инвестициям.
  • Заместитель председателя Высшего комитета по координации и контролю.
  • Член организации «Спорт для всех».

царствование

С 25 июня 2013 года отец Тамим Шейх Хамад Бен Халифа Аль Таня продемонстрировал свой план ухода с должности эмира Катара во время встречи со своими близкими родственниками и помощниками.Затем Тамим стал эмиром Катара после того, как его отец передал власть на телевидении. Он был первым правителем из череды трех катарских правителей из семьи Аль-Таня, который пришел к власти, не прибегая к перевороту. По данным ЭКОНОМИСТ. Его предыдущие близнецы соперников на престоле: «Один слишком много играл, а другой слишком много молился».

Передача власти должна была пройти плавно, поскольку члены семьи занимают многие из самых высоких постов в стране.

Кроме того, согласно дипломатическому источнику, близкому к семье Аль Тани, шейх Тамим обладает «сильной личностью», которая позволила ему «утвердиться в правящей семье», несмотря на то, что выбор семьи для Эмира не был первым.Дипломаты цитируют ВВС США, утверждая, что Джлассит, который служил наследным принцем восемь лет, надеялся расширить свои политические силы. Согласно Stratfor, у Ясима не было союзников в вооруженных силах или секретной полиции во время политических преобразований 2013 года, и поэтому у него мало шансов отменить указ о хамаде.

Тамима описывают как дружелюбного, уверенного в себе и открытого тем, кто его знает. Он также описал как здравый смысл, осторожность и расчет.Кроме того, он считается прагматиком и имеет «прекрасные отношения» с Западом, включая США и Францию.

Политологи ожидают, что Тамим более консервативен и склонен к риску, чем его отец. Ожидается, что сохранение национальной идентичности, основанной на традиционных ценностях, будет первоочередной задачей Тамит, ин.

внутренняя политика

В отличие от правления его отца, которое является приоритетным международным профилем Катара, новый акцент на внутренних делах Мы характеризовали правительство Тамита до сих пор.Одним из первых шагов Тамима после прихода к власти было упрощение бюрократии, разборка ряда параллельных институтов, таких как Национальная программа продовольственной безопасности Катара, которая входила в состав министерств экономики и сельского хозяйства. Он также сократил фискальный бюджет нескольких учреждений, включая Катарский фонд и Государственные музеи Катара.

С момента прихода к власти правительство расширило дорогу вокруг столицы, разработало новую систему метро и завершило строительство нового аэропорта.Новая реформа администрации Катара была начата с целью повышения эффективности и дисциплины. Кроме того, пост министра иностранных дел перешел на не королевский (Халид аль-Атти). Это существенное изменение в направлении меритократии, учитывая, что во время предыдущего правления премьер-министр традиционно королевский, как правило, дважды был министром иностранных дел. Тамим также взял ссуду на некоторые инициативы, направленные на противодействие местным особенностям, возникшим в результате «арабского источника».Он сообщил, что правительство установит директиву о снижении цен на продаваемые компании, работающие с Национальной программой безопасности пищевых продуктов и ожидаемых социальных пособий и пенсий.

В своей инаугурационной речи перед народом 26 июня 2013 года шейх Тамим продолжит диверсификацию экономики страны за счет углеводородов. В связи с этим он заявил, что люди являются «самым важным достоянием» Катара и что их интересы будут главным приоритетом правительства.

В 2014 году новое киберпреступление Тамим было принято в соответствии с законодательством, которое, как утверждается, является частью соглашения между странами региона Персидского залива: криминальные онлайн-оскорбления королевских семей; Закон о киберпреступности запрещает распространение «ложной информации», а также цифровых материалов, нарушающих «социальные ценности» страны или «общий порядок». Законодательство сделало незаконным подстрекательство, помощь и продвижение публикации оскорбительных материалов. Закон подвергся критике со стороны тех, кто говорит, что его можно использовать для лишения людей их прав человека на основании неправильной интерпретации онлайн-болтовни.Amnesty International назвала закон «серьезным ударом по свободе слова в Катаре», в то время как другие критики предполагают, что новый закон нарушает положения Конституции страны, защищающие гражданские свободы.

В январе 2016 года Тамим встряхнул шкаф, чтобы поставить на место отца. Он позвонил новому министру иностранных дел, заменив Халида Аль-Атти на Мохаммеда бин Абдулрахмана Аль-Танья, сменил министра обороны и назначил новую женщину-министра. Тамим также объединил несколько министерств, в том числе связи, транспорта и культуры, молодежи и спорта.Журналисты предположили причины потрясения Кабмина. И многие пришли к выводу, что реорганизация была либо экономическим шагом, либо желанием сохранить деньги в стране в то время, когда падение цен на газ вынудило страну сократить его рабочую силу или по соображениям политической стабильности. По мнению других, эти назначения показывают, что Эмир Шейх Тамим Бен Хамад Аль-Таня пытается навязать ему это самостоятельно, в результате чего появилось новое, молодое поколение министров, которые более лояльны к нему, чем его отец.

Внешняя политика

Переход к власти молодого эмира приветствовал мировых лидеров, которые ожидали, что Тамит продолжит добрую работу по стопам своего отца и повысит роль Катара в жизненно важных международных делах, включая сирийский кризис и Дарфурское соглашение.

По мнению аналитиков, он, вероятно, будет находиться под прямым давлением, чтобы уменьшить поддержку Катара повстанцев в сирийской гражданской войне, которые ранее поддерживали Тамима. Ему будет поручено следить за существенной модернизацией национальной инфраструктуры, которая недавно была получена в стадии реализации.Хотя некоторые считают Тамима более религиозным, чем его отец, большинство аналитиков ожидают, что он в значительной степени сохранит прагматические привычки главного отца — использовать ислам для достижения своих целей, где это полезно, но не выдвигать строго исламские пункты повестки дня, такие как алкоголь за пределы закон .

В своей инаугурационной речи к народу Тамим пообещал, что он и дальше будет играть центральную роль Катара в регионе, но не будет «брать направление» в международных делах. Он подтвердил, что будет работать на максимально возможном уровне интеграции со своими соседями по Персидскому заливу.

По сути первые месяцы зарядки он в приоритете бухта. В конце октября 2013 года, всего через несколько месяцев после взятия на себя ответственности, шейх Тамим предпринял региональный тур по заливу. Еще до прихода к власти он официально представлял своего отца на ежегодном саммите Совета стран Залива (ССЗ) саммита в Бахрейне в декабре 2012 года, а также на встрече делегатов Лиги арабских государств в Дохе в марте. 2013.

Работая в сфере государственной безопасности Он внес свой вклад в укрепление связей с Саудовской Аравией, соседом и часто вызывающим споры соперником в Катаре.Соперничество Катара с Саудовской Аравией непродуктивно, поскольку имело место в случае до сих пор безуспешных попыток создать сплоченную сирийскую оппозицию.

В октябре 2014 года шейх Тамим встретился с премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном и королевой Елизаветой II во время своего первого официального визита в Великобританию. Катар и Великобритания ожидали, что Катарский британский экономический форум изучит возможности взаимных инвестиций. До и во время этой встречи Telegraph Газета начала кампанию, чтобы побудить Кэмерона обсудить с Тамимом финансирование катарских исламских экстремистов. Telegraph Кампания S «Прекратите финансирование терроризма» подчеркнула роль Катара и других стран Персидского залива, предполагаемых союзников в войне против ИГИЛ и «Аль-Каиды», в обеспечении финансирования терроризма. Стивен Барклай, депутат от партии Тори, неоднократно звонил для прозрачности в отношениях Великобритании с Катаром и сказал, что «существенный» для г-на Кэмерона поднимает вопрос финансового террора «Я приветствую тот факт, что премьер-министр встретится с Эмиром», — сказал он. Важно то, что поднимается вопрос о финансировании суннитских племен в Сирии и Ираке.Депутат призвал Кэмерон проинформировать парламент после собрания, требуя

С 25 марта 2015 года шейх Тамим посетил Индию и встретился с премьер-министром Нарендра Модо. Он сказал, что правительство «верит», что индийская экономика будет инвестировать в Индию.

Египет

Катар активно внедряется в виде займов и помощи в Египте во время правления Братьев-мусульман. В августе 2013 года Катар присоединился к попытке США привести к эскалации напряженности между братьями — мусульманами и военными.Выступая в Джорджтаунском университете во время своего первого визита в США, Тамим подтвердил, что Катар не будет вмешиваться в дела Египта, хотя и осудил то, что произошло в Египте после переворота 2013 года. После отстранения Мурси от должности новое правительство отклонило предложения Катара о финансовой помощи. Продолжение поддержки Катаром братьев-мусульман в результате дипломатического разрыва между Дохой и Саудовской Аравией, Бахрейном и Объединенными Арабскими Эмиратами в 2014 году. , что привело к заключению послов трех последних стран в марте этого года.В июне 2016 года экс-президент Египта Мурси был приговорен к пожизненному заключению по обвинению в передаче государственной тайны в Катаре.

Сирия

Катар призвал арабские страны к военному вмешательству, чтобы остановить кровопролитие в Сирии в 2012 году. Аналитики ожидали, что это будет прямым давлением с целью уменьшить поддержку Катара повстанцев в сирийской гражданской войне, которые ранее поддерживали Тамима. Фактически, шейх Тамим сделал шаг назад, взяв на себя ответственность, прежде всего в ответ на раздражение озвученных западных держав во время работы Катара по вооружению сирийских повстанческих групп, которые были отправлены бессистемно.Недавно под эгидой совместной с Саудовской Аравией и Турцией инициативы «Подвижный шейх Тамим» Катар предоставил сирийским повстанцам новое оружие и создал новую оппозиционную коалицию в Сирии, известную как «Армия завоевания». Шейх также проинформировал свои страны о поддержке требований сирийского народа к справедливости и свободе во время встречи с главой Сирийской национальной коалиции Хаггея и ее делегацией в апреле 2015 года.

Сирийская повстанческая группировка Легион Ар-Рахман поддержала Катар.С 2017 года катарские спины Легиона Ар-Рахмана борются за спины Саудовской Аравии с Джейш аль-Исламом из коалиции повстанцев.

Турция

Тамим подписал соглашение о военном сотрудничестве с Турцией во время официального визита в эту страну в декабре 2014 года. Соглашение направлено на содействие развитию сотрудничества в области военной подготовки и оборонной промышленности, а также допускает размещение Вооруженных сил Турции в Катар и катарские военные в Турцию.

По состоянию на 2 декабря 2015 года Тамим подписал ряд соглашений с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом.Подписаны соглашения о сотрудничестве в области образования, морского транспорта и корреспонденции между спецслужбами. Также было достигнуто соглашение с Турцией о приобретении сжиженного природного газа из Катара на долгое время. Лидеры двух стран также заявили о планируемом создании турецкой военной базы в Катаре; Первый для Турции в Персидском заливе.

США

В июле 2014 года Тамим продлил оборонное соглашение с Соединенными Штатами и подтвердил сотрудничество Катара с Соединенными Штатами в Оперативном центре объединенной авиации (CAOC) на авиабазе Аль-Удеид.

Шейх Тамим побывал с президентом США Бараком Обамой в Белом доме во время визита в Вашингтон, округ Колумбия, 24 февраля 2015 года, сообщает руководство пресс-секретаря Белого дома. В Дохе аналитики описали поставленную перед ним задачу во время визита как один из баланса между необходимостью поддерживать прочные отношения с США и желанием Катара контролировать собственную внешнюю политику, что иногда противоречит Соединенным Штатам по ключевым вопросам. региональные проблемы.Он заявил, что США Катар «на последние годы углубляет стратегическое партнерство, несмотря на региональные беспорядки», и подтвердил свою готовность придерживаться более комплексного подхода к решению стратегических задач, стоящих перед Ближним Востоком.

Личностные характеристики и типы

Согласно дипломатическому источнику, близкому к семье Аль-Таня, шейх Тамим обладает «сильной личностью», которая позволила ему «утвердиться в правящей семье», несмотря на то, что это не первый выбор семьи для Эмира.Его описывают как дружелюбного, уверенного и открытого тем, кто его знает. Он также описал, насколько здравый смысл, осторожность и консервативность. Кроме того, он считается прагматиком и имеет «прекрасные отношения» с Западом, включая США и Францию.

Политологи ожидали, что Тамим более консервативен и склонен к риску, чем его отец. Потому что Тамим очень близок к мусульманскому братству, при этом сохранение национальной идентичности, опутанной исламскими традиционными ценностями, является первоочередной задачей Тамима.

Личная жизнь

Шейх Тамим женился на своей первой жене (своей троюродной сестре) Шейхе Джавахере Бинт Хамаде Бин Сухайме в марте 2005 года (с которой он живет вместе с прадедом Хамадом Бин Абдуллой Аль Таней). У них два сына и две дочери:

  • Шейх Аль Мусса Бинт Тамим Бин Хамад Аль Таня (родился 15 января 2006 г.)
  • Шейх Хамад Бен Тамим Бин Хамад Аль Таня (родился 20 октября 2008 г.).
  • Sheikh Aisha Bandage Тамим Бин Хамад Аль Таня (родился 24 августа 2010 г.).
  • Шейх Джассим Бен Тамим Бин Хамад Аль Таня (родился 12 июня 2012 г.).

Шейх Тамим женился на второй жене, Ануд, перевязавшей Мана Аль Хаджри, 3 марта 2009 года. Она является дочерью Маны Бен Абдель Хади Аль Хаджри, посла Катарской в ​​Иордании. У них пятеро детей, три дочери и два сына:

  • Шейх Найлах Бинт Тамим Бин Хамад Аль Таня (родился 27 мая 2010 г.).
  • Шейх Абдулла Бин Хамад Бин Тамим Аль-Таня (родился 29 сентября 2012 г.).
  • Шейх Рода Бинт Тамим Бин Хамад Аль Таня (род. 2014)
  • Шейх Алькаа Бен Тамим Бин Хамад Аль Таня (родился 3 октября 2015 г.)
  • Sheikh Mosa Bandage Тамим Бин Хамад Аль Таня (родился 19 мая 2018 г.).

С 8 января 2014 года шейх Тамим женился на третьей жене, шейх Нура Бандаж Хатхал Альдосари У них трое сыновей:

  • Шейх Хоаан Бен Тамим Бин Хамад Аль Таня (родился 27 марта 2015 г.).
  • Шейх Мохаммед бин Хамад бин Тамим аль-Таня (родился 17 июля 2017 г.)
  • Шейх Фахд Бен Тамим Бин Хамад Аль Таня (родился 16 июня 2018 г.)

Тамл участвует в спортивных соревнованиях.Он был застрелен, чтобы играть в бадминтон и каталог с бывшим египетским военным Мохаммедом Хусейном Тантави. Он очень интересуется историей и наследием своей страны. Он свободно говорит на английском и французском языках.

Спорный

Поддержка исламистов

На протяжении многих лет Катар поддерживает ряд исламистских группировок по всему региону. Более того, в начале арабской весны, государственного переворота 2011 года, страна выступила с дипломатическими и медицинскими инициативами и не допустила исламистских группировок.Панхарабский спутниковый телеканал Катара, основанный на «Аль-Джазире», продвигал рассказ об исламистских партиях и причинах, поддерживаемых Катаром, тем самым способствуя успеху некоторых из этих движений во время общенациональных опросов. В течение нескольких лет на канале проводилось ток-шоу «Аль-Шариат аль-Хеджи» («Шариат и жизнь»), в котором был показан скандальный египетский священнослужитель Юсуф аль-Кардави, связанный с братством.

Что касается поддержки Катара Братьев-мусульман, Катар приветствует кадры Братства с 1950 года.Шейх Хамад был одним из первых иностранных лидеров, посетивших Мурси после его успеха на выборах в июне 2012 года. После избрания Мурси в Катаре заработал в общей сложности 5,5 миллиарда долларов в администрации братьев-мусульман.

Якобы Катар рассматривал «Братства» в Сирии как естественного союзника исламистов в достижении своих политических целей в регионе. ФИНАНСОВЫЕ ВРЕМЯ. сообщил, что, согласно официальным источникам, Катар при условии финансовой поддержки сирийских повстанцев 1 млрд. Грн .; Люди, близкие к правительству Катара, заявили, что реальная сумма приближается к 3 миллиардам долларов.Кроме того, ходили слухи о том, что Катар использует свои средства для развития сетей лояльности среди повстанцев и якобы грязь для влияния Катара на Асада Асада.

Аналитики утверждают, что как Катар, так и Саудовская Аравия участвуют в прокси-войне в Сирии и Ливии. Тамлу, в частности, сыграл свою роль в посредничестве с лидерами Талибана, с которыми он установил контакты под руководством Отца. Он предложил и поддержал идею создания офиса талибов в Дохе.В июне 2013 года талибы открыли свой первый официальный зарубежный офис в столице Катара в рамках долгосрочного афганского мирного договора. В июне 2015 года Катар успешно предпринял посреднические усилия по освобождению четырех таджикских солдат, похищенных в декабре 2014 года афганской группой «Талибан».

Кроме того, Катар предоставил ссуды и крупные инвестиции демократически избранной партии Эннахда в Тунисе и исламистским партиям в Йемене и Марокко.

Страновая поддержка исламистских движений и организаций, противостоящих абсолютной власти наследственных правителей Персидского залива, вызвала напряженность в отношениях со странами Персидского залива.В марте 2014 года Саудовская Аравия, Бахрейн и Объединенные Арабские Эмираты отозвали своих послов из Катара. Решение было продиктовано отказом Катара ратифицировать договоренности о невыполнении во внутренней политике в рамках ССАГПЗ в декабре 2013 года. Некоторые аналитики отмечали, что дипломатический кризис был долгое время пиком, выродившимся в отношениях Катара с арабскими странами. страны, которые Катар осудил за поддержку исламистов во время арабской весны Бунта и поддержку нового военного режима Египта.

Кроме того, высказывались предположения, что отказ от Хамада был мотивирован необходимостью оживить руководство, а также снять критику со стороны арабских соседей в поддержку катарских исламистов. В частности, в последнее время был интересен противоречивый характер политики Катара в поддержку исламистских группировок и его активный вклад в коалицию под руководством Америки по борьбе с исламским государством.

Трудовые вопросы

Как сообщает немецкий региональный общественный телеканал WDR, некоторые из его репортеров были задержаны в течение нескольких дней в Катаре для сбора доказательств условий труда мигрантов.The Guardian сообщила, что непальские мигранты строят инфраструктуру для чемпионата мира по футболу 2022 года, умирая со скоростью один раз в два дня в World Report 2014. 2014. Хьюман Райтс Вотч подтвердила плохие условия труда рабочих-мигрантов, которые иногда живут в антисанитарных условиях и подвергаются произвольным Ограничениям на право покидать Катар, эксплуатации и злоупотреблениям со стороны работодателей. В ответ Катар поручил международной юридической фирме DLA PIPER провести расследование, в результате которого были приняты законы, требующие от подрядчиков улучшения условий жизни и запрещающие их паспорта.В следующем году Эмир Катар будет реформирован в соответствии с законом о системе кафе.

Во время празднования мая 2016 года в Бонне, Германия, кампания амнистии по имени Хоффманн дала возможность выразить протест Тамиму Бин Хамаду Аль Тани, который, по ее словам, безразличен к борьбе иностранных рабочих. Она сказала, что амнистия касается десятков тысяч азиатских рабочих, которые работают на футбольных стадионах и инфраструктурах к чемпионату мира по футболу 2022 года в Катаре. По оценкам Amnesty, около 70 000 рабочих — многие из Индии, Пакистана и Бангладеш являются почти рабами стран Персидского залива, где правит Эмир Катар.Хоффман говорит, что иностранные рабочие должны отказываться от паспортов, получать зарплату за просрочку, если они вообще получают зарплату, и глухие. Хуже всего, по ее словам, ответ Эмира: «Правительство Катара ничего не делает, чтобы этому помешать».

Два закона о защите прав трудящихся, которые включали положения о максимальной продолжительности рабочего времени и праве на ежегодный отпуск, были приняты шейхом Тамимом в 2017 году. В следующем году шейх Тамим принял Закон № 13 от 2018 года, об отмене выездных виз примерно для 95% мигрантов страны.Оставшимся 5% работников, которые составляют примерно 174 000 человек, по-прежнему требуется разрешение своего работодателя на выезд из страны. Несмотря на то, что еще предстоит сделать для защиты прав рабочих Catar, в то же время Стивен Коберн Amnesty заявил, что Эмир сделал «первый важный шаг к выполнению обещания властей радикально реформировать эксплуататорскую систему спонсорства».

Открыть изображение

Эскиз Тимита под названием Tamim al-Maj ( Tamit nice ) Рекламодатель Ахмеда аль-Маадхида стал чрезвычайно популярным как националистический символ в Катаре после начала дипломатического кризиса 2017-18 Катара.

Взлом

По крайней мере, в 2016 году и в будущем Аль-Таня подвергалась хакерским атакам, исходящим от проекта Raven; Операция подпольного наблюдения и взлома в ОАЭ направлена ​​против другого правительства, борца и правозащитника, критикующего монархии ОАЭ. В 2019 году сообщалось, что проекту Raven удалось взломать iPhone, которым пользовался Аль Таня, в дополнение к iPhone, принадлежащему одному из его братьев и другим близким соратникам. Оперативники ОАЭ используют «сложный шпионский инструмент под названием Karma», чтобы шпионить за iPhone Emir.

Заголовки, стили, награды и награды

Имена и стили

  • 3 июня 1980 г. — 27 июня 1995 г.: шейх Тамим Бин Хамад Аль Таня
  • 27 июня 1995 г. — 5 августа 2003 г .: Его Превосходительство Шейх Тамим Бин Хамад Аль Таня
  • 5 августа 2003 — 25 июня 2013: Его Высочество Шейх Тамим Бин Хамад Аль Таня, наследный принц Катара
  • 25 июня 2013 г. — настоящее время: Его Высочество Шейх Тамим Бен Хамад Аль Таня, Эмир Катар

Шейх Моза. Он вторая жена бывшего эмира Катара. Это беспрецедентный пример того, как женщина, живущая в такой консервативной восточной стране, смогла стать иконой стиля и одной из самых влиятельных личностей на политической арене.

Шейх Моз ( Mosa Band Nasser Al-Misanad ) Я получил отличное образование и степень бакалавра социологии. Эта женщина считается высококлассным специалистом по вопросам внешней и внутренней политики страны.Шейх Моза стала одной из первых жен Эмирова, сопровождавших его на всех официальных приемах.

Время, когда находилась супруга мозга шейха Хамада бин Халифа Аль Таня, некоторые называют матриархатом эмирата. Говорят, что он женился в третий раз только для того, чтобы показать мозгу, что ее сила не безгранична.

Еще одним очевидным подтверждением сильного влияния шейха на политическую ситуацию в Катаре стал тот факт, что в 2013 году ее муж добровольно отказался от престола, а Эмир стал ее сыном Тамимом бин Хамадом аль-Таней.Но он не старший сын в семье и по восточным законам никогда не был наследником престола.

Шейх Моза считается иконой стиля, это культовая фигура в мире моды. Глядя на ее идеальную фигуру, сложно поверить, что у этой женщины семеро детей.
Sheer Mosel может выглядеть элегантно и безупречно, и в то же время не отступать от религиозных требований своей страны при выборе одежды. В ее гардеробе потрясающие платья в пол, широкие брюки, жакеты.На голове обязательный тюрбан.

У нее даже есть своя страничка в Instagram, где шейх Моз регулярно выкладывает фотографии из своей повседневной жизни. Многочисленные подписчики не перестают восхищаться его безупречным вкусом и чувством стиля.

My Mosaic Embryo — Международная инициатива ЭКО

Сессия 46: Мой мозаичный эмбрион

Вторник, 12 января 2021 года. 20:00 по Гринвичу / 21:00 по центральноевропейскому времени / 15:00 по восточному стандартному времени

Модераторы: Dr.Жак Коэн и доктор Мина Попович

«Опыт переноса эмбрионов с сегментарными вариациями и мозаицизмом»
Профессор Семра Кахраман

«Выбор лучшего мозаичного эмбриона для переноса»
Доктор Мануэль Виотти

«Коммуникативный мозаицизм»
Доктор Гэри Хартон

Эксперт: Дженна Миллер, MS, CGC


Профессор Семра Кахраман

Семра Кахраман — профессор акушерства и гинекологии.Она является директором Стамбульской мемориальной больницы, Центра ВРТ и репродуктивной генетики. Она была пионером в области ИКСИ, замораживания эмбрионов и ПГД для лечения единичных генов, а также тестирования HLA-типирования и анеуплоидии в Турции. Она и ее команда первыми в Турции выделили и установили линии эмбриональных стволовых клеток. Доктор Кахраман — бывший президент Международного общества преимплантационной генетической диагностики. Профессор Кахраман опубликовал множество статей в рецензируемых журналах. Основные области ее научных интересов — преимплантационная генетическая диагностика и контролируемая стимуляция яичников

Доктор.Мануэль Виотти

Доктор Мануэль Виотти — старший научный сотрудник Фонда репродуктивной медицины Зувеса. Он возглавляет исследовательские работы по улучшению результатов в клинике ЭКО, уделяя особое внимание молекулярной и клеточной биологии эмбриона и среды матки. Он получил докторскую степень в области биологии развития в Высшей школе медицинских наук Вейлла Корнелла и в Институте Слоана-Кеттеринга (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк), а затем присоединился к биотехнологической компании Genentech (Сан-Франциско, Калифорния) в качестве постдокторанта.
Он участвовал в создании Фонда Зувеса (Фостер-Сити, Калифорния) в 2017 году, и с тех пор научная работа его группы представлена ​​в таких статьях, как «Фертильность и бесплодие», «Репродукция человека», «RBMO», «JARG» и другие. Он также занимается клинической эмбриологией и PGT-A и имеет аккредитации от ASCP (MB) и ABB (TS).

Доктор Гэри Хартон

Доктор Хартон получил степень бакалавра наук в Университете Джеймса Мэдисона и докторскую степень. в Кентском университете, Кентербери, Великобритания.Название его диссертации было «Содействие широкому использованию доимплантационной генетической диагностики и скрининга с помощью передовой практики и разработки новых технологий».
Проработав более 20 лет на различных должностях, в том числе в клинической лаборатории и на руководящих должностях, он начал свою коммерческую карьеру, выполняя должности по развитию бизнеса и развитию рынка в двух известных генетических компаниях, стартапе по рождаемости и большой эталонной генетической лаборатории. Гэри участвовал в ряде захватывающих прорывов в области репродуктивной генетики, включая выполнение первой клинической предимплантационной генетической диагностики (ПГД) аутосомно-доминантного заболевания (синдром Марфана) и выполнение первой клинической ПГД при спинальной мышечной атрофии (СМА).Кроме того, доктор Хартон был вовлечен в команду, которая впервые разработала нераскрытие ПГД болезни Хантингтона, при которой пациент с риском ГБ мог гарантировать, что их дети не подвержены мутации, не обнаруживая своего собственного статуса ГБ. Он также был участником команды, которая обнаружила и запатентовала Karyomapping, революционную новую технологию, позволяющую диагностировать практически любой генетический дефект у эмбрионов с помощью одного единственного теста на основе массива.
Доктор Хартон сертифицирован Американским советом по биоанализу (ABB) в качестве технического руководителя в области молекулярной диагностики и является членом Американского общества репродуктивной медицины (ASRM), а также Европейского общества репродукции человека и эмбриологии (ESHRE). ) и Международное общество преимплантационной генетической диагностики.Доктор Хартон в настоящее время является членом совета директоров PGD-IS и членом Специальной консультативной группы UK-NEQAS, которая выполняет внешние схемы оценки качества преимплантационной генетики. Он также был председателем Руководящего комитета ESHRE PGD и был автором множества рецензируемых научных статей, рефератов и глав книг. Д-р Хартон занимает преподавательские должности в Восточной медицинской школе штата Вирджиния (Норфолк, Вирджиния), Кентском университете (Кентербери, Великобритания) и Брайантском университете (Смитфилд, Род-Айленд).

Д-р Мина Попович

Доктор Мина Попович получила докторскую степень в Гентском университете, Бельгия, где занималась исследованием влияния хромосомной нестабильности на раннее развитие человека. До докторантуры она более пяти лет работала клиническим эмбриологом в Genea (ранее Sydney IVF) в Сиднее, Австралия. В настоящее время она работает исследователем в Clinica Eugin в Барселоне, участвует в проектах, связанных с доимплантационным генетическим тестированием, in vitro моделями периимплантационного развития человека и репродуктивного старения.Она является заместителем специальной группы ESHRE по стволовым клеткам и увлечена улучшением результатов лечения пациентов с помощью научно обоснованной АРТ.

Д-р Жак Коэн

Жак Коэн — биолог-репродуктолог, разработчик лабораторных продуктов и директор лаборатории высокой сложности (HCLD). Он является директором и основателем Вашингтонского института ART, который руководит совместной программой ЭКО Национального института здравоохранения и Национального военно-медицинского центра Уолтера Рида в Бетесде, штат Мэриленд (США).Он является разработчиком продукта и соучредителем компании IVFqc / Althea Science, которая разрабатывает программные решения для лабораторий и клиник. Он был соучредителем Reprogenetics, службы PGD, которая теперь работает как Cooper Genomics. Он был соучредителем и разработчиком продуктов Life-Global / IVF-Online. Он (соавтор) более 300 публикаций, нескольких учебников и 12 патентов. Он является почетным главным редактором Reproductive Biomedicine Online. Он был одним из основателей Alpha — Scientists in Reproductive Medicine и одним из основателей Международного общества преимплантационной генетической диагностики — PGDIS.Он является одним из основателей Международной инициативы по ЭКО.

Жак Коэн родился в Гааге, Нидерланды. В 1978 году окончил Лейденский университет, Лейден, Нидерланды, по специальности «Биология репродуктивной науки». Имеет докторскую степень. из Университета Эразма в Роттердаме (научный руководитель профессор Джерард Цейлмейкер) по вопросам экстракорпорального оплодотворения и мужского бесплодия. Его постдокторантура (1982-1985) проводилась в Кембриджском университете (Великобритания) и в клинике Борн-Холл (научный руководитель профессор Роберт Эдвардс).Жак Коэн (совместно) разработал ряд эмбриологических методологий и устройств: криоконсервацию бластоцисты, вспомогательное оплодотворение, вспомогательное вылупление, преимплантационное генетическое тестирование, донорство ооплазмы, замораживание отдельных сперматозоидов, фильтрация CODA, глобальные среды и чашки GPS. В настоящее время он входит в состав консультативных советов биотехнологических стартапов TMRW, Kindbody, DADI и Phosphorus.

ДЖЕННА МИЛЛЕР МС, CGC

Дженна Миллер — сертифицированный и лицензированный генетический консультант. Она имеет степень бакалавра наук в области генетики и биотехнологии в Университете Бригама Янга и степень магистра в области генетики человека в колледже Сары Лоуренс.
Дженна начала свою карьеру в биотехнологическом стартапе Recombine, предоставляя услуги генетического консультирования пациентам и врачам. Затем она перешла в клиническую диагностику для расширенного скрининга носителей и в конечном итоге возглавила группу клинической диагностики CooperGenomics.
Дженна работает в CooperSurgical по связям с клинической наукой с 2017 года. В этой роли она путешествует по Северной Америке, обучая медицинских работников геномике в области ВРТ. Она также руководит работой CooperSurgical по сбору данных о результатах.Дженна увлечена образованием в области геномики, защитой фертильности, информированным согласием и этическими подходами к геномному тестированию. Она надеется разделить свой энтузиазм по поводу клинической геномики со всеми, с кем встречается.

Раскрытие потенциала подростков: реформа образования в регионе Ближнего Востока и Северной Африки

12 августа 2010 г. начался второй Международный год молодежи Организации Объединенных Наций. Поэтому мы, заинтересованные стороны и защитники интересов детей, должны обратить внимание на проблемы, с которыми сегодня сталкиваются подростки.В регионе Ближнего Востока и Северной Африки они особенно серьезны в сферах образования и будущей занятости.

Регион также переживает беспрецедентный рост молодежи. В следующие 10 лет 65 процентов населения будут в возрасте 24 лет или моложе. Помимо демографического давления, молодым людям становится все труднее проникать на рынок труда, особенно с увеличением числа новых участников с каждым годом. В регионе быстро растет рабочая сила, и как безработица, так и неполная занятость являются серьезной проблемой для молодых людей, пытающихся обеспечить себя и свои семьи.К тому времени, когда 13-летнему сегодня исполнится 23 года, потребуется около 100 миллионов рабочих мест, чтобы удовлетворить это растущее число. Это означает создание 6,5 миллиона рабочих мест в год.

Хотя в последние десятилетия страны Персидского залива пережили резкий рост благосостояния, это не было полностью выгодным для нашей молодежи. Многие подростки привыкли к материалистическому образу жизни, который мешает им полностью раскрыть свой потенциал. Точно так же соблазн потребительства заманивает подростков в ловушку бесконечных поисков собственности и побуждает их игнорировать свою роль как граждан, ответственных за участие в сообществе и позитивное саморазвитие.Более того, рынок труда не может поддержать нынешний рост числа молодежи, препятствующий способности молодых людей обрести финансовую независимость. Не имея возможности найти работу, они продлевают учебу, в свою очередь откладывая вступление в брак и отцовство.

Признание того, что наша молодежь — потребители, а не производители, вызывает тревогу, но это не только их вина. Система образования в арабских странах частично ответственна за стремительный рост безработицы, поскольку она больше ориентирована на выдачу дипломов, чем на эффективное обучение студентов практическим навыкам.Он не готовит молодых людей к глобальному рынку труда, поскольку не поощряет универсальность и не позволяет им применять разнообразные способности в целом ряде дисциплин. В сегодняшнем быстро меняющемся технологическом мире молодым людям необходимо научиться критическому мышлению, навыкам письма и гибкости — темам, которые в настоящее время практически отсутствуют в наших учебных программах. Если мы не реформируем нашу нынешнюю практику и не будем стремиться превратить сегодняшних подростков в творческих, продуктивных и прилежных участников, наши экономики не смогут конкурировать на глобальном уровне.

Моя работа с Альянсом цивилизаций Организации Объединенных Наций вдохновила меня на создание «Силатек», региональной молодежной инициативы, название которой происходит от арабского термина «ваша связь». Эта инициатива, особенно активная в странах Персидского залива, направлена ​​на установление партнерских отношений между молодыми людьми и лидерами, корпорациями и организациями по всему миру, чтобы продвигать возможности для инноваций и предпринимательства.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.