Елизавета федоровна фото: «Большевики ввели белых в заблуждение». Как умерла Елизавета Романова

Содержание

Елизавета Федоровна – биография, фото, личная жизнь, смерть

Биография

В 1992 году число православных святых пополнилось еще одним именем: церковь канонизировала сестру последней российской императрицы, великую княгиню Елизавету Федоровну. Почитание обусловлено не только трагическим уходом великомученицы, но и делами этой женщины при жизни. Общественной деятельностью светская красавица занялась еще при жизни мужа – великого князя Сергея Александровича, приходившегося дядей Николаю II.

Елизавета Федоровна в молодости

После гибели супруга от рук террориста Елизавета окончательно посвятила себя благотворительности. Венцом ее усилий стало создание Марфо-Мариинской обители, сестры которой ухаживали за ранеными во время Первой мировой войны, шефствовали над беднейшими жителями Москвы и заботились о беспризорниках. Но даже этот вклад не спас княгиню от гнева революции.

Детство и юность

Елизавета родилась в 1864 году в Дармштадте, на территории герцогства Гессен. До 1918 года это было отдельное государство, сейчас его земли входят в состав Германии. Ее отцом был правитель герцогства Людвиг IV, а матерью – дочь королевы Великобритании Виктории – принцесса Алиса. В их браке на свет появились еще 4 дочери и 2 сына. Старший сын, названный Эрнст Людвиг, впоследствии занял престол отца и оставался на нем до революционных событий 1918 года.

Елизавета Федоровна в детстве с семьей

Первые два года у монаршей пары не было резиденции. Влиятельная теща герцога настаивала на том, чтобы для ее дочери возвели дворец на средства казны Гессена, но зять всячески сопротивлялся, поскольку ресурсов для этого не было. Семья переезжала из одного арендованного особняка в другой.

С годами конфликт между отцом Елизаветы и ее бабушкой рос. Стали ухудшаться отношения и между супругами. Совместную жизнь омрачила трагедия с младшим сыном Фридрихом. Когда Элле – это прозвище дали девочке в семье – было восемь лет, ее двухлетний брат погиб, выпав из окна. Герцогиня Алиса все чаще проводила время у матери, забирая в Англию и детей.

Елизавета Федоровна и Александра Федоровна

Спустя 4 года принцессы Гессен-Дармштадские и будущий правитель герцогства осиротели, потеряв из-за дифтерии мать и младшую сестру Марию. С этого времени и Элла, и ее сестра Аликс – будущая жена российского императора Александра Федоровна – воспитываются в основном во дворце британской короны, расположенном в городе Ист-Каус. Для девочек проводятся занятия по ведению домашнего хозяйства, религии, этикету. Их привлекают к участию в благотворительности.

Личная жизнь

Влиятельная бабушка надеялась выдать Елизавету за одного из кузенов девушки: и Фридрих Баденский, и кронпринц Вильгельм правили землями в Германии. Но в итоге брак девушки укрепил отношения с династией Романовых. В 1884 году 19-летняя принцесса вышла замуж за 27-летнего великого князя Сергея Александровича, брата правящего в Российской империи Александра III. Элла была знакома с ним с детства и поддерживала дружеские отношения.

Елизавета Федоровна и Сергей Александрович

У пары не было детей. Этот факт подогревал курсировавшие в Москве и Петербурге сплетни о гомосексуальной ориентации супруга Елизаветы. В качестве предполагаемых любовников назывались офицеры Преображенского полка, командиром которого князь был назначен в 30 лет. Тем не менее, переписка с супругой свидетельствует о теплых, наполненных нежностью отношениях, которые пара хранила до самой смерти Сергея Александровича в 1905 году.

Будучи последовательницей лютеранской церкви, через семь лет после переезда в Россию Елизавета решила поменять вероисповедание и перешла в православие. К этому времени она изучила русский язык настолько, что говорила без акцента.

Общественная деятельность

В 1891 году супруг внучки королевы Великобритании получил пост генерал-губернатора Москвы. Елизавета поддерживает положение жены руководителя города делом, создавая Елисаветинское благотворительное общество. Объединение берет шефство над детьми, чьи родители не в состоянии обеспечить питание и заботу из-за нищеты. Востребованность помощи косвенно доказывает тот факт, что отделения Общества одно за другим возникают в уездах региона.

Елизавета Федоровна

Елизавету тревожит рост революционных настроений и негласное одобрение актов насилия против представителей дворянства. Она пишет племяннику супруга, взошедшему на престол Николаю Александровичу, чтобы тот жесткими мерами отбил желание у террористов вести борьбу такими методами.

«Нечего жалеть тех, кто сам никого не жалеет!», — призывает великая княгиня в письме 1902 года.

С началом войны с Японией жена московского генерал-губернатора создает Комитет помощи воинам. Для солдат собирают посылки, одежду, заготавливают бинты и лекарства, принимают пожертвования, чтобы организовать походные церкви. Эта ли деятельность, истории участников сражений или же вера меняют ее, но год спустя, когда в результате покушения погибает муж, Елизавета находит в себе силы не только навестить убийцу, но и простить его.

Великий князь Сергей Александрович

В отличие от супруги Сергей Александрович не снискал симпатий у подданных. Внешне князь производил впечатление человека равнодушного к нуждам и бедам горожан. Кроме того, его имя связывалось с провалом организации пира на Ходынском поле и последующей катастрофой.

Подливали масла в огонь и политические взгляды – он был ярым противником реформ, и слухи о пороках представителя императорской династии. Расстрел мирной демонстрации 9 января 1905 года стал последней каплей. Месяц спустя после «Кровавого воскресенья» террорист из партии социалистов-революционеров Иван Каляев бросил бомбу в карету с князем. Погибли и дядя Николая II, и его кучер.

Террорист Иван Каляев

Елизавета оказалась на месте трагедии одной из первых – взрыв произошел рядом с губернаторским дворцом. По свидетельству очевидцев, она пыталась собрать останки мужа. Несколько дней вдова князя провела в молитве, а затем посетила арестованного в камере. По свидетельству конвоя, на вопрос Каляева, кто она, княгиня ответила:

«Я жена того, кого вы убили; скажите, за что вы его убили?».

Елизавета сообщила арестованному, что «зная доброе сердце» супруга, передает его прощение, и благословила узника. Они поговорили без свидетелей. Вдова Сергея Александровича просила императора помиловать преступника, но царь отказался.

«Великая княгиня добрая, а вы все злые», — сказал Каляев конвойному после встречи с Елизаветой.

Тем не менее, на суде террорист заявил, что считает: следователи намеренно подослали к нему вдову, чтобы заставить его раскаяться и скомпрометировать боевую организацию, показав слабость одного из ее участников.

Княгиня стала первой женщиной на посту председателя Императорского православного палестинского общества и оставалась на нем до 1917 года. До нее объединением, занимавшимся взаимодействием с землями в Израиле и развитием паломничества, руководил Сергей Александрович.

Марфо-Мариинская обитель милосердия

Трагедия с мужем изменила ее жизнь. Светские развлечения, прежние знакомые, поездки – все потускнело теперь, и Елизавета избрала путь, к которому шла всю жизнь. Продав ювелирную коллекцию частью знакомым, частью казне, в 1909 году вдова князя купила особняк на Большой Ордынке, окруженный несколькими строениями. Здесь разместилась основанная княгиней Марфо-Мариинская обитель милосердия. Елизавета стала ее настоятельницей.

Учреждение не было монастырем в полном смысле слова. Работавшие здесь сестры милосердия приносили ряд обетов, но, в отличие от монахинь, в любой момент могли оставить служение и навсегда вернуться к жизни в миру. Все послушницы, наряду с духовным напутствием, изучали медицину и выбирали одно из трех направлений работы.

Елизавета Федоровна в одежде сестры милосердия

Деятельное служение предполагало помощь в больнице и аптеке. Просветительское направление обеспечивало воспитание и образование девочек-беспризорниц, живших в открытом при обители приюте. А попечительное направление требовало от сестер посещения беднейших семей и шефства над ними.

Елизавета деятельно участвовала во всех направлениях, считая, что только личным примером может привлечь к ревностному служению остальных. Великая княгиня Романова уделяла много внимания женскому образованию. В обители действовала воскресная школа для горожанок. Девочки в приюте получали не только заботу, но и подготовку в качестве няни и горничной с навыками швеи. Настоятельница, чей портрет в Марфо-Мариинской обители находится до сих пор, завещала похоронить себя на ее территории, но исполнить волю не было суждено.

Смерть

Чекисты арестовали настоятельницу в мае 1918 года. Ее отконвоировали в Екатеринбург, а в июле доставили в Алапаевск. В ночь на 18 июля была расстреляна большевиками вместе с другими князьями династии Романовых. Казнь по приказу Владимира Ленина состоялась у шахты за Алапаевском. Раненых столкнули на ее дно, где те скончались от голода и ран.

Могила Елизаветы Федоровны

Осенью территория перешла под контроль армии белых, останки погибших вывезли за рубеж. Елизавета Федоровна, как и убитая вместе с ней сестра Марфо-Мариинской обители Варвара, похоронена в Иерусалиме. После развала СССР причислена к лику святых, а в 2009 году посмертно реабилитирована правоохранительными органами.

Память

  • Великой княгине посвящено несколько православных монастырей в Белоруссии, России, Украине, а также храмы и часовни.
  • Памятник великой княгине установлен на территории Марфо-Мариинской обители в 1990 году. В 2017 году открыт еще один памятник, установленный у Елизаветинской больницы в Перми.
  • В 1993 году городская больница в Петербурге названа в честь Святой преподобномученицы Елизаветы.
  • В 2018 году, к столетию со дня гибели княгини, выпущен документальный фильм «Белый ангел Москвы»

Елизавета Федоровна – лучшие портреты и фотографии

Ее называли самой красивой принцессой Европы и считали, что равной ей по красоте является только Елизавета Австрийская, супруга императора Франца Иосифа.

Елизавета Федоровна, старшая сестра Александры Федоровны, будущей русской императрицы, была вторым ребенком в семье герцога Гессен-Дармштадского Людовига IV и принцессы Алисы, дочери королевы английской Виктории. Еще одна дочь этой четы — Алиса — стала впоследствии императрицей российской Александрой Федоровной.

Дети воспитывались в старых традициях, их жизнь проходила по строгому распорядку. Одежда и еда были самыми простыми. Старшие дочери сами выполняли домашнюю работу – они убирали комнаты, постели, топили камин. Много позже Елизавета Федоровна скажет: «В доме меня научили всему».

В двадцать лет принцесса Елизавета стала невестой великого князя Сергея Александровича, пятого сына императора Александра II. До этого все претенденты на ее руку получали категорический отказ. Венчались в церкви Зимнего дворца в Санкт-Петербурге, и, конечно, на принцессу не могла не произвести впечатления величественность события. Красота и древность обряда венчания, русская церковная служба, словно ангельское прикосновение поразили Елизавету, и она уже не смогла забыть этого чувства всю свою жизнь.

У Елизаветы возникло желание познавать эту загадочную страну, ее культуру и веру. И облик ее стал меняться – из холодноватой красавицы Великая княгиня постепенно превращалась в одухотворенную, всю как будто светящуюся внутренним светом женщину.

Древняя Москва, ее уклад, ее старинный патриархальный быт и ее монастыри и церкви очаровали великую княгиню. Сергей Александрович был человеком глубоко религиозным, соблюдал посты и церковные праздники, ходил на богослужения, ездил в монастыри. И вместе с ним всюду бывала Великая княгиня, выстаивающая все службы.

Как это не было похоже на протестантскую кирху! Как пела и ликовала душа княгини, какая благодать разливалась в ее душе, когда она видела Сергея Александровича, преображенного после причастия. Ей хотелось вместе с ним разделить эту радость обретения благодати, и она начала серьезно изучать православную веру, читать духовные книги.

А потом Император Александр III поручил Сергею Александровичу быть на Святой земле. Они присутствовали на освящении храма Святой Марии Магдалины, который был построен в память их матери, императрицы Марии Александровны. Супруги побывали в Назарете, на горе Фавор.

Она стояла у величественного храма Святой Марии Магдалины, в дар которому привезла драгоценную утварь для богослужений, Евангелия и воздухи. И здесь дивное чувство овладело княгиней, и она произнесла: «Я бы хотела быть похороненной здесь». Это был знак свыше!

В настоящее время мощи Великой княгини Елисаветы почивают в храме равноапостольной Марии Магдалины у подножия Елеонской горы. Память Великой княгини Елисаветы и инокини Варвары совершается 18 июля и в день Собора новомучеников и исповедников Российских.

Святая преподобномученица Елизавета Федоровна Романова

 

 

«Я решилась идти по стопам Христа, моего Спасителя; Господи, благослови и помоги… иду».

(Из Устава Марфо-Мариинской обители)

«Конечно же, я недостойна той безмерной радости, какую мне дает Господь, — идти этим путем, но я буду стараться, и Он, Который есть одна любовь, простит мои ошибки, ведь Он видит, как я хочу послужить Ему…»

(Великая княгиня Елизавета Федоровна)

«Когда любовь Божия касается человека, всё оживает. Подобно легкому облаку, она несет душу к Вечному Источнику Любви, наполняя ее неугасимым светом.

Как солнце согревает цветы, и они тянутся к нему, так и душа, возлюбившая Бога, неустанно к Нему влечется. Пребывая в свете, она сама становится носительницей света. Для такого человека уже нет чужих и своих — бытие всех становится его бытием.

Путь Христовой любви — путь крестный, но, когда благодать укрепляет душу, человек не чувствует трудности пути, он радуется, что может послужить Богу и ближнему.

Терпка дорога земная,

И нет иного пути,

Как только к двери рая

Сердце свое нести».

(Архиепископ Иоанн (Шаховской))

Появляются и исчезают облака. Каждый человек пред Богом одинок. Сияние тихой вечности освещает путь. Душа в Боге, как птица в воздухе, со всех сторон окружена Им. Господь бережно относится к каждой душе, любовно зовет, терпит, ждет, не принуждая человека, уважая его свободу. И человек сам делает выбор пути — возлюбит он свет или тьму паче света (См.: Ин. 3: 19).

Путь нашей небесной покровительницы — святой преподобномученицы Великой княгини Елисаветы — подобен солнечному лучу, светом добра и милосердия согревающему всех вокруг.

 

Детство

 

Родилась Элла (будущая Великая княгиня Елизавета Федоровна) в семье герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери английской королевы.

Детям прививали не только чувство музыки, искусства, но и любовь к труду, простоте, сострадание к ближним. Вместе с матерью они посещали больницы, приюты — разносили по палатам цветы, беседовали с больными. Большое влияние на юную Эллу оказала жизнь родоначальницы их дома святой Елизаветы Тюрингенской, посвятившей себя делам милосердия.

С раннего детства будущая княгиня любила природу, цветы, особенно белые, красиво рисовала. Спустя годы о Великой княгине Елизавете говорили, что она всюду вносила с собою чистое благоухание лилии. Белый цвет был отблеском ее сердца.

Еще в юности она познакомилась со своим будущим мужем — российским великим князем Сергеем Александровичем.

Вся герцогская семья сопровождала принцессу Елизавету на ее свадьбу в Россию, куда она везла не только дорогие подарки, но и то, чему нет цены — сердце, полное любви и сострадания.

 

Замужество

 

К горним устремленная Княгиня милосердная, бисер Православия в новом отечестве обретшая».

(Из акафиста св. прмц. Елисавете)

Милостивое сердце молодой княгини и на русской земле не могло оставаться равнодушным к людским страданиям. Она начала помогать больным, страждущим, обездоленным. В княжеском имении обходила дома, оказывая помощь нуждающимся. В городах посещала больницы, приюты, тюрьмы, повсюду стараясь уменьшить боль, вдохнуть надежду.

Жалость всё делает в мире белым,

С жалостью нежность идет…

Великий князь, благородный и глубоко верующий человек, понимал и поддерживал Елизавету Федоровну. Следуя за мужем, она посещала православные церковные службы, хотя и была лютеранкой. Чуткое сердце ощутило красоту и таинственную глубину богослужения, душа потянулась к Православию. Помолившись на Святой Земле, княгиня приняла твердое решение, о котором писала отцу: «Я перехожу из чистого убеждения, чувствую, что это самая высокая религия и что я делаю это с глубоким убеждением и уверенностью, что на это есть Божие благословение».

Мужественное сердце и во время бури усматривает Божий Промысл. Трагически оборвалась жизнь великого князя. Но, лишившись земного жениха, Великая княгиня Елисавета обрела небесного — решила полностью посвятить себя служению Богу и ближним.

 

Служение

 

«Я оставляю блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но вместе со всеми восхожу в более великий мир — в мир бедных и страдающих».

(Великая княгиня Елизавета Федоровна)

В трудные минуты наиболее ясно видится помощь Божия. Великая княгиня нашла утешение и укрепление у мощей московского чудотворца святителя Алексия, он вложил в ее скорбную душу желание создать обитель милосердия.

Так родилась в Москве дивная обитель. Даже внешне она была изящна, как всё, к чему прикасалась рука Великой княгини.

Основной целью обители было возродить путь деятельного служения Христовой любви. В слове «обитель» выражалась главная мысль: каждый должен сделать свое сердце обителью, вместилищем этой любви, открыть его для принятия милосердного Христа. Сестры призывались соединить высокий жребий Марии, внемлющей глаголам вечной жизни, и путь Марфы — служение Богу через ближнего. Как Мария, просветившись Словом Божиим, они шли к людям с молитвой, утешением и, как Марфа, служили Христу радушием к странникам, уходом за больными.

Обитель помогала бедным, особое внимание Великая княгиня уделяла Хитрову рынку. Она обходила ночлежные дома, собирала беспризорных детей. Ее не пугали брань, нечистота, вид людей, потерявших человеческий облик. «Подобие Божие может быть иногда затемнено, но оно никогда не может быть уничтожено», — говорила она. Милостивая матушка не думала, что совершает подвиг, основой духовной благотворительности обители была благодарность Господу за то, что Он позволяет служить Ему в лице ближних.

***

«Лишь бы сердце о земном не пело,

Но несло бы Богу все мгновенья,

И вокруг него всё было бело

От цветов благодаренья».

(Архиепископ Иоанн (Шаховской))

«В моей жизни было столько радости, в скорби — столько безграничного утешения, что я жажду хоть частицу этого отдать другим».

(Великая княгиня Елизавета Федоровна)

Монастырь называют земным раем. Велико таинство послушания. В Марфо-Мариинской обители действовал устав монастырского общежития. Строй жизни по уставу научает смирению, терпению, послушанию, отнимая собственное мудрование, соединяя насельниц в одну семью. Великая матушка утешала и укрепляла сестер в работе над собой и другими, во всем показывала пример, поражая своей бодростью. В больнице она брала на себя самую ответственную работу. Говорили, что от Матушки исходит целебная сила.

Внутренней жизнью сестер руководил духовник обители протоиерей Митрофан Серебрянский, дивный пастырь. Насельниц учили, что их задача — не только медицинская помощь, но и духовное наставление опустившихся, заблудших и отчаявшихся людей. Если хоть на мгновение заронить в душу искру Божию, дав подышать благоуханием Неба, она ободрит человека в земной жизни, утешит и даст надежду в смертный час. «Мы должны подняться от скорбной земли до рая и радоваться с ангелами об одной спасенной душе, об одной чаше холодной воды, поданной во Имя Господа».

При обители были: больница, аптека, приют для девочек-сирот, воскресная школа, библиотека, бесплатная столовая для бедных, действовали храмы — Покровский и больничный в честь жен-мироносиц Марфы и Марии. Великая княгиня надеялась, что Марфо-Мариинская обитель расцветет и станет большим плодоносным древом, ей хотелось, чтобы такие обители были и в других городах.

 

Мученический подвиг

 

«Казалось, что она стояла на высокой непоколебимой скале и оттуда без страха смотрела на бушующие вокруг нее волны, устремляя свой духовный взор в вечные дали».

(Митрополит Анастасий (Грибановский))

Странники и пришельцы мы на земле. Этот видимый мир лишь место нашего печального изгнания. Лукавы земные дни. Для каждого наступает момент, когда нужно идти домой, в Небесное Отечество. Святые Божии люди ждут смерти как величайшей радости. Для них конец земной жизни — это встреча с Творцом, к Которому душа непрестанно стремилась. Человек, посвятивший себя Богу, верит, что Господь всецело о нем промышляет. Доверяя спасительному Божиему Промыслу, претерпевает он всякую боль и скорбь.

«Господь смотрит на меня; чего мне бояться?»

С мужеством и спокойствием встретила Великая княгиня начавшуюся в России смуту. Как и прежде, она помогала людям: посещала раненых, участвовала в организации помощи фронту. В ней не было и тени озлобления.

«Народ — дитя, он не повинен в происходящем, — кротко говорила она. — Разве это не больной ребенок, которого мы любим во сто крат больше во время его болезни, чем когда он весел и здоров? Хотелось бы понести его страдания, научить его терпению, помочь ему…»

Всем сердцем полюбив русский народ, она решила до конца разделить его страдания, отказавшись покинуть Россию. Она прозорливо писала, что врата ада не одолеют Православную Церковь, что Заступница наша, Пресвятая Богородица, умолит Своего Божественного Сына, и Церковь выстоит, пройдя через все испытания.

***

«…Если осознать ту великую жертву Бога Отца, Который послал Своего Сына умереть и воскреснуть за нас, тогда мы ощутим присутствие Святого Духа, Который озаряет наш путь. И тогда радость становится вечной…»

(Великая княгиня Елизавета Федоровна)

Непостижим Божий Промысл. Когда душа окрепнет и станет способной идти туда, где приходится страдать, начинаются испытания. Господь ведет человека на тот крест, который его душа может понести, ведет до черты, за которой вечность. Узким и терпким путем ведет к бессмертию, святости, победе над смертью.

В апреле 1918 года, на третий день Пасхи, Елизавету Федоровну арестовали и вывезли из Москвы. В тот день Святейший Патриарх Тихон служил в Марфо-Мариинской обители Божественную литургию и молебен — это было благословением и напутствием Великой княгине перед крестным путем на Голгофу.

«Господи, благослови, да утешит и укрепит всех вас Воскресение Христово… Сплотитесь и будьте как одна душа все для Бога, и скажите, как Иоанн Златоуст, «слава Богу за всё!»», — так напутствовала Великая матушка сестер на пути в ссылку. Мелькали в вагонном окне деревья, низко плыли облака, всё сливалось воедино…

Вот и конец пути. «Сын Мой, отдай сердце Твое Мне…»

Глубокой июльской ночью в день обретения мощей преподобного Сергия Радонежского Великую княгиню вместе с инокиней Варварой и другими узниками бросили в шахту. Говорят, что из глубины доносилась Херувимская песнь. Сонмы ангелов подхватывали ее на невидимых земным взорам просторах, где уже ничто не может лишить душу вечной радости.

Всё связано порукою земной —

За зверем ночь, простор за белой птицей;

Но кто укроется за белизной.

За ангела кто сможет заступиться?

Нет беззащитней в мире, чем они.

Нет утаенней их в холодном мире.

Пред ними надо зажигать огни.

Их надо петь на самой громкой лире.

Когда-то во время поездки на Святую Землю, посетив храм Святой Марии Магдалины, построенный у подножия Елеонской горы, Великая княгиня сказала: «Как я хотела бы быть похороненной здесь».

Удивительно, как Бог слышит каждое слово.

Мощи настоятельницы Марфо-Мариинской обители и ее верной келейницы инокини Варвары были перевезены в Иерусалим и положены в усыпальнице храма Святой Равноапостольной Марии Магдалины. Когда открыли гроб с телом Великой княгини, помещение наполнилось благоуханием. По словам архимандрита Антония, чувствовался «сильный запах как бы меда и жасмина».

«…Радуйся, неисповедимыми судьбами Божиими прославленная. Радуйся, Горняго Иерусалима обитательница блаженная; радуйся, ко Иерусалиму Небесному всем нам путеводительнице».

(Из акафиста св. прмц. Елисавете)

Видео

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Аудио

Книга о святой Елизавете в двух частях.

Режиссер: Анатолий Стрикунов
Звукорежиссер: Дмитрий Коршакевич
Музыкальное оформление: Людмила Латушкина
Текст читают: народный артист Республики Беларусь Виктор Манаев, Маргарита Захария, Вячеслав Галуза, Елена Сидорова

 

Часть первая «Дармштадский цветок» >>

Часть вторая «Великая Матушка» >>

Молебен с акафистом св. прмц. Великой княгине Елисавете >>

 

 

В Берлине отметили День рождения великой княгини Елизаветы Федоровны

1 ноября в Германии прошли мероприятия, посвященные 155-летию со дня рождения Великой княгини Елизаветы Федоровны Романовой. Памятные мероприятия начались с торжественного приема в посольстве РФ в Германии, на который были приглашены представители администрации президента России, дворянского собрания, дипломаты.

Организаторами юбилейных торжеств выступили Благотворительный фонд имени святителя Григория Богослова, Императорское православное палестинское общество (ИППО) при поддержке Прусского королевского дома и Администрации президента РФ. «Мы решили отметить День рождения великой княгини Елизаветы Федоровны именно в Германии, чтобы напомнить немцам, что у нас с ними есть общие исторические корни, которые объединяют наши народы,— заявил “Ъ” один из организаторов мероприятия Леонид Севастьянов.— Великая княгиня была немкой, которая стала святой в России».

Елизавета Федоровна Романова урожденная немецкая принцесса Гессен-Дармштадтская в 1884 году вышла замуж за великого князя Сергея Александровича Романова, брата российского императора Александра III. 1891 году она перешла из лютеранства в православие. В 1892 году великая княгиня организовала Елисаветинское благотворительное общество, которое заботилось о малоимущих. После гибели супруга она стала председателем Московского управления Красного креста. В 1909 году Елизавета Федоровна организовала Марфо-Мариинскую обитель милосердия, которая занималась благотворительностью и оказанием медицинской помощи нуждающимся. В мае 1918 году великая княгиня была арестована большевиками и вместе с другими членами семьи дома Романовых вывезена в Екатеринбург, а оттуда в июле месяце она была перевезена в Алапаевск. В ночь на 18 июля она была сброшена в шахту Селимская в 18 км. от Алапаевска. В 1992 году Архиерейский собор РПЦ канонизировал Елизавету Федоровну, причислив ее к лику новомучеников и исповедников Российских.

1 ноября, в день рождения великой княгини Елизаветы Федоровны, в Российском доме науки и культуры состоялась презентация выставки, на которой представлены письма, телеграммы, фотографии и архивные документы, рассказывающие о разных периодах жизни великой княгини. Вечером в Берлинской Мемориальной церкви кайзера Вильгельма прошел благотворительный концерт под названием «Мученики ХХ столетия», на котором прозвучали духовные и светские произведения российских и западноевропейских композиторов в исполнении Академического Большого хора «Мастера хорового пения» под руководством Льва Конторовича. Концерт посетили глава дипмиссии России в ФРГ Сергей Нечаев, председатель ИППО Сергей Степашин, глава Прусского королевского дома принц Георг Фридрих и священнослужители Русской православной и Лютеранской церквей.

По словам организаторов концерта, «мероприятие призвано укрепить отношения между Россией и Западом». «9 ноября исполнится 30 лет со дня падения Берлинской стены. Это мероприятие призвано показать миру, что не должно быть новой стены между Россией и Европой»,— заявил Сергей Степашин.

«Елизавета Федоровна объединила евангелическую и православные традиции в своем служении ближним, став универсальным примером деятельной любви и христианского милосердия, не зависимо от конфессиональных границ,— сказал архиепископ Евангелическо-лютеранской церкви в России Дитрих Брауэр.— Через нее проходит духовный мост между нашими странами и народами. Взирая на ее пример мы становимся способными залечить раны прошлого, восстановить целостность в истории и человечность в отношениях».

«Сейчас, когда между Россией и Европой напряженные отношения, именно культурные связи могут эти отношения улучшить,— заявил господин Севостьянов.— Наша задача показать Западу, что Россия не враг, а близкий по духу партнер».

Павел Коробов, Берлин

В Казани снимут фильм о великой княгине Елизавете Федоровне — Российская газета

В столице Татарстана начинаются съемки документального фильма о великой княгине Елизавете Федоровне Романовой, судьба которой была тесно переплетена с городом.

Корреспондент «РГ» пообщался с режиссером Алексеем Барыкиным и узнал, кто из российских звезд снимется в картине и что поразило автора в истории святой преподобномученицы.

С чего все началось?

Алексей Барыкин: Этот проект мы уже несколько лет обсуждали с Андреем Колмаковым — меценатом, который финансирует съемки. На его средства создавалась и наша предыдущая картина «Заступница» о Казанской иконе Божьей Матери.

Подумали, хорошо было бы снять фильм о Елизавете Федоровне к столетию ее гибели. Она сыграла большую роль в судьбе Казанского Богородицкого монастыря. Там сейчас как раз воссоздается храм, в котором великая княгиня обустроила своими силами подземную часовню (пещерный храм). На том самом месте, где была обретена Казанская икона.

После уничтожения собора на восемьдесят лет была утеряна и часовня. А вообще история Елизаветы Федоровны меня как режиссера привлекала своей драматичностью и символизмом. Великая княгиня, сестра императрицы, красивейшая женщина своего времени, которая простила убийц мужа, отказалась от богатства, посвятила жизнь помощи бедным и была сброшена в шахту большевиками.

Так до революции выглядел Казанский Богородицкий монастырь, где построила подземную часовню великая княгиня. Репродукция картины Э.Турнерелли, начало XIX века. Фото: commons.wikimedia.org

Это история библейского масштаба. Это не просто рассказ о человеке, это притча о добродетели и зле, о судьбах России, это портрет эпохи. А для режиссера — большой вызов и большая ответственность. Когда работаешь над такой темой, чувствуешь, что не зря живешь и не зря творишь.

В годовщину кончины Елизаветы Федоровны мы не единственные, кто снимает о ней кино. Один из актеров, с которым мы изначально договаривались об участии в фильме, это Сергей Безруков. Но в итоге он отказался, поскольку уже снимается в проекте Первого канала, посвященного Елизавете Федоровне.

Не пугает такая конкуренция?

Алексей Барыкин: Нет. Мы же за фильм про Казанскую икону взялись, хотя множество картин об этом снято, в том числе выдающимися режиссерами. Я не исключаю, что наша работа будет интереснее. Не потому, что мы особо гениальные, просто Первый канал снимает форматное кино. У режиссера есть рамки, которые ограничивают творчески. А мы в этом плане свободнее.

Как работали над сценарием?

Алексей Барыкин: Сначала размышляли над концепцией фильма. Можно было снять простую документальную картину, собрать из хроник материал. Мы решили, что будем делать со звездами, все серьезно.

Сценарий я писал больше полугода. Прочитал очень много разных исследований, книг. Причем некоторые не удалось найти в интернете и мне пришлось полностью их переснимать. Много нашел в Алапаевском монастыре, основанном рядом с Напольной школой, где Елизавету Федоровну и других князей держали перед тем, как убить.

Я сидел там и фотографировал на мобильный телефон тысячи страниц, поскольку стараюсь не полагаться на какой-то один источник. В этой истории много сложных моментов, по поводу которых высказываются противоположные мнения.

Первая, с кем вы договорились об участии в фильме, была Илзе Лиепа?

Алексей Барыкин: Да. Меня поразило, что между ними есть что-то общее. Они не то чтобы сильно похожи, но в типажах есть что-то близкое, какие-то особые благородные черты лица. Илзе тоже протестантской традиции, приняла православие и крестилась с именем Елизавета. А потом я узнал, что она серьезно интересовалась личностью Елизаветы Федоровны. Так что это было не случайно.

А других актеров как нашли?

Алексей Барыкин: Вообще съемки таких фильмов — это большая ответственность. Здесь нельзя наврать, внести отсебятину. Но и сделать фильм скучным и формальным тоже не хочется. И вот как все это делать, никто точно не знает. Поэтому артистов к таким фильмам я ищу, полагаясь на волю Божию. Ищу каких-то указаний.

И к выбору Александра Михайлова меня подтолкнуло стечение обстоятельств. Несколько разных людей его называли. А Андрея Мерзликина порекомендовал Николай Бурляев. Мне показался интересным сам его образ, типаж. У нас в фильме несколько рассказчиков. И каждый выполняет свою задачу. Если Михайлов олицетворяет собой царскую православную Россию, то Мерзликин, наоборот, новую, советскую, атеистическую Россию. И он, как мне показалось, интересно контрастирует с Михайловым в этих образах.

Изучали архивные документы?

Алексей Барыкин: У нас были три серьезные экспедиции: Казань, Москва — Марфо-Мариинская обитель и Алапаевск. Там мы прошли по всему «крестному пути» Елизаветы Федоровны. Общались с историками, которые изучают эту тему. В Казани съемки ведутся по благословению митрополита Казанского и Татарстанского Феофана. А наш научный консультант — проректор Казанской духовной семинарии игумен Евфимий.

Я не ожидал, что наша работа вызовет такой резонанс. Люди узнавали, над чем мы работаем, и высказывали свои соображения. Сама Илзе Лиепа очень увлекалась этой темой, она тоже включилась в обсуждение. Компетентно, со знанием фактов.

О чем-то мы спорили. Например, как преподнести тему ее отношения к Распутину. Там была нравственная дилемма. С одной стороны, она простила убийц мужа, но при этом считала, что убийство Распутина оправданно. И из-за этого у нее произошла ссора с сестрой, императрицей Александрой Федоровной.

Или эту тему обойти? Понятно, что есть беспроигрышная версия, как снять картину. Таких фильмов много, где в благообразной форме все это сказано, обойдены все острые углы. Но имеем ли мы право это обходить?

Вы не житие снимаете…

Алексей Барыкин: Да, совершенно верно. Мы делаем историю живого человека. И естественно, что он в чем-то несовершенен. И так ее добродетели настолько очевидны. Хотя не исключено, что тему Распутина я не буду поднимать.

Когда изучали материалы, что вас поразило?

Алексей Барыкин: Было несколько открытий. Само по себе интересно царское окружение, семья великих князей. И впервые я серьезно столкнулся с дискуссией о муже Елизаветы Федоровны, Сергее Александровиче.

С одной стороны, это человек, которого много лет историки представляли исчадием ада. И тут вдруг противоположная точка зрения, что это был святейший человек, который строил храмы и причащался трижды в неделю. И тоже много фактов приводят, это подтверждающих. Он основал Палестинское общество. Столько храмов им было построено на Святой земле!

И опять вопрос: вот как его подать в фильме? Мне кажется, что вторая версия тоже не вполне соответствует действительности, потому что не бывает идеальных людей. Я к нему хорошо отношусь. Прочитав материалы с той и другой стороны, я понял, что это человек, сильно оболганный историей. Но это не означает, что он был идеален.

Очень большое впечатление на меня произвела история останков Алапаевских мучеников. Ее обычно обходят в фильмах. Это такой драматический боевик, с того момента как Колчак их нашел. Об одном этом уже можно целый фильм снять.

Их много раз перезахоранивали, прятали, маскировали под тифозные трупы, очень сложно транспортировали. Отряд красных их пытался отбить в Монголии. Около года их везли.

Представляете, в каком состоянии были сами тела? Но тело Елизаветы Федоровны оставалось нетленным, более того, оно мироточило. Есть свидетельства людей, которые приходили и собирали это миро в бутылочки.

Вы полетите в Иерусалим на съемки?

Алексей Барыкин: Да, мы отправляемся 14 февраля. Будем снимать и в старом городе, но наша главная цель — храм Марии Магдалины, где находятся ее останки. Это очень красивое и интересное место. Мы сначала думали, что проведем там чисто документальные съемки, но в итоге решили, что поедем с Илзе Лиепой и будем снимать ее синхроны.

Когда будет премьера?

Алексей Барыкин: В июле. Планируем приурочить ее ко дню кончины Елизаветы Федоровны. Рассчитываем, что фильм завершим в конце марта — начале апреле. А потом будем заниматься прокатными удостоверениями, афишами, дисками. В отличие от «Заступницы», мы не собираемся много использовать виртуальную студию, хромакей. Хотим от этого отойти и сделать как можно больше натуральных планов. Это вообще тренд современного кино: меньше компьютера, больше реальности. А значит, надо строить более сложные декорации. То есть не просто фон, а среду, с которой актер взаимодействует. Но зато на монтаже время сэкономим, ведь «Заступницу» из-за компьютерной графики, которая занимала у нас 25 минут фильма из 50, мы монтировали месяцев семь. Здесь же у нас не будет такого запаса времени.

что произошло со старшей сестрой последней российской императрицы — Рамблер/субботний

18 июля истекает ровно 100 лет с ночи, когда Елизавета Фёдоровна вместе с некоторыми другими членами семьи Романовых и одной из сестёр Марфо-Мариинской обители Варварой были сброшены в шахту недалеко от города Алапаевска. Великая княгиня, убитая на следующую ночь после казни царской семьи, разделила судьбу своей сестры — последней российской императрицы Александры Фёдоровны.

Принцесса Элла

Будущая великая княгиня Елизавета Федоровна появилась на свет в семье великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и Алисы Саксен-Кобург-Готской, которая была дочерью английской королевы Виктории. Принцесса Элла, как звали Елизавету Федоровну до принятия православия, повидала многое. Вместе с сестрой они пережили эпидемию дифтерии, в которой потеряли младшую сестру и мать, годы воспитания при дворе властной бабки, королевы Виктории. К юной Элле даже сватался наследник прусского престола Вильгельм, однако, как считается, она отвергла его предложение. Выбор семьи пал на русскую императорскую фамилию, которая охотно брала в жены для великих князей и наследников принцесс из небольших немецких княжеств. Ей подобрали очень видного кандидата: Великий князь Сергей Александрович, младший брат императора Александра III, был хорошо известен при маленьком княжеском дворе. Организация брака заняла около года – столько принцесса Гессен-Дармштадтская раздумывала над предложением великого князя. В сентябре 1883 года принцесса Елизавета и Сергей Александрович были помолвлены, а в июне 1884 года сочеталась браком. Жених, который был старше невесты на семь лет, открыл для невесты мир русской культуры. С самого начала супружеской жизни она удивлялась набожности мужа, однако не могла поступиться своей верой.

Великая княгиня

Новоиспеченная великая княгиня с головой окунулась в жизнь доселе незнакомой ей страны. Еще во время медового месяца, который чета провела в имении Ильинское под Москвой, княгиня Елизавета занималась устройством госпиталя. Кроме того, её стараниями в Ильинском начали работать детский сад и родильный дом. Главным развлечением великой княгини были не катание на лодках или охота, столь популярные у русской аристократии, а организация ярмарок в пользу местных крестьян. Своей склонности к милосердию и благотворительности она обязана детству при строгом протестантском дворе отца, где юные принцессы учились врачебному делу. Верный крылатой фразе «Когда Адам пахал, а Ева сеяла, кто был тогда дворянином?», герцог Людвиг приучал своих дочерей не чураться любого честного труда. Нужно отметить, что, став женой русского великого князя, ревностного последователя православия, Елизавета продолжала придерживаться лютеранства. Все изменилось только после того, как великая княгиня выучила русский язык и вместе с мужем совершила паломничество в Святую Землю. Через три года после этого Елизавета приняла православие. Великая княгиня Елизавета получила всеобщую известность как один из крупнейших благотворителей России. Она стала организатором Елисаветинского благотворительного общества, помогавшего беспризорным детям, руководителем Дамского комитета Красного Креста и управляла Дамским тюремным комитетом. В 1905 году, в разгар Русско-Японской войны, Елизавета организовала склад, куда собирались пожертвования в пользу солдат императорской армии, раненых, калек, вдов и сирот. На войне, которая отличалась очень низким уровнем организации тылового снабжения и лечения, санитарные поезда и обозы с обмундированием, продовольствием и лекарствами, собранными заботой Елизаветы, были настоящим спасением. Некоторые специалисты считают, что такой активной общественной работой Елизавета Фёдоровна стремилась восполнить недостатки семейной жизни, которая, по-видимому, не ладилась. Супруги подолгу жили раздельно, каждый занимался своими обязанностями: Елизавета помогала раненым и больным, Сергей Александрович крайне непродуктивно боролся с революционными настроениями во вверенной ему Москве. Считается, что Великий князь Сергей Александрович лично виновен в давке на Ходынском поле в день коронации Николая II, и террористы не простили генерал-губернатору ему этого. 4 февраля 1905 года Сергей Александрович был убит в Кремле бомбой, брошенной террористом-эсером Каляевым. К слову, это была вторая попытка покушения. Во время первой Каляев не решился метнуть снаряд в карету Великого князя, потому что увидел, что вместе с Сергеем Александровичем в экипаже была его супруга, уважаемая и любимая в народе. Елизавета навестила террориста в тюрьме, простила его от лица мужа и передала Евангелие и маленькую иконку. Вдова лично просила императора Николая отменить смертный приговор убийце, но царь был непреклонен.

Матушка Елизавета

После смерти мужа великая княгиня решилась на невиданный шаг: она продала свои драгоценности, часть, причитавшуюся династии, вернула в казну, и на вырученные деньги основала Марфо-Мариинскую обитель. Хотя детище Елизаветы сложно назвать монастырём, его послушницы вели почти монашескую жизнь, за тем лишь исключением, что по истечении некоторого времени могли покинуть обитель и начать семейную жизнь. Главной заботой сестёр Марфо-Мариинской обители был уход за больными. Кроме того, сестры помогали беспризорникам и детям из семей, которые не могли дать им хоть какое-то образование. Настоятельница, Елизавета Фёдоровна, обители сама посещала самые бедные из московских трущоб, такие как Хитров рынок, чтобы найти детей, нуждающихся в помощи. Для своего времени обитель была передовой: здесь располагалась столовая для бедняков, лечебницы и даже аптека, где большая часть лекарств раздавалась нуждающимся бесплатно. Помимо подвижнического труда, сестры не забывали и о собственном образовании и развитии: в обители читались лекции, проводились собрания Русского географического общества. Авторитет Елизаветы Фёдоровны позволил привлечь в обитель лучших специалистов того времени. Велика была роль Марфо-Мариинской обители и в годы Первой мировой войны. Здесь ухаживали не только за ранеными русскими солдатами, но и за военнопленными: австрийскими и немецкими солдатами. Подобное стремление помочь жертвам войны с обеих сторон навлекло на великую княжну обвинения. Ей припомнили немецкое происхождение. Несмотря на все наветы, настоятельница Марфо-Мариинской обители продолжала свои труды, которые вылились в появление в России новой отрасли промышленности — изготовление протезов. Протезный завод построенный при активном участии великой княжны в 1916 году, продолжает свою работу и ныне.

Святая новомученица

После революции княжна отказалась покинуть Россию, продолжив свои труды в Марфо-Мариинской обители. Казалось бы, потрясения должны обойти сестёр и их любимую в народе настоятельницу стороной. Однако уже 7 мая 1918 года Елизавета Фёдоровна была арестована и отправлена с сестрами обители Варварой Яковлевой и Екатериной Янышевой сначала в Пермь, а потом в Екатеринбург, куда недавно доставили и семью Николая II. Встретиться с сестрой Елизавете Фёдоровне не разрешили, но ей удалось передать царской семье кое-какие гостинцы: яйца, шоколад и кофе. Через несколько дней, 20 мая, было приказано перевезти великую княгиню с сопровождающими в Алапаевск (ныне Свердловская область), после чего поместить в здании бывшей церковно-приходской школы вместе с другими арестантами. То были члены семьи Романовых великие князья Сергей Михайлович, Иоанном, Константин и Игорь Константинович, а также князь Владимир Павлович Палей. Членов семьи Романовых, а также сестру Обители Варвару и управляющего делами великого князя Сергея Михайловича Фёдора Ремеза в ночь на 18 июля большевики вывезли на повозках из Алапаевска. В 18 километрах от города все арестанты были сброшены в шахту Новая Селимская. В октябре 1918 года отряды белых отбросили Красную Армию от Алапаевска, тогда же и были обнаружены следы страшной казни. Рассказывают, что когда белогвардейцы подняли из шахты тела, то обнаружили, что рана князя Иоанна Константиновича от удара при падении в шахту была перевязана головным платком Елизаветы Фёдоровны. То была последняя перевязка в жизни святой новомученицы.

Святая мученица Елизавета Федоровна Романова

Большую часть года великая княгиня жила с супругом в их имении Ильинское, в шестидесяти километрах от Москвы, на берегу Москвы-реки. Она любила Москву с ее старинными храмами, монастырями и патриархальным бытом. Сергей Александрович был глубоко религиозным человеком, строго соблюдал все церковные каноны, посты, часто ходил на службы, ездил в монастыри — великая княгиня везде следовала за мужем и простаивала долгие церковные службы. Здесь она испытывала удивительное чувство, так непохожее на то, что встречала в протестантской кирхе.
Елизавета Федоровна твердо решила перейти в православие. От этого шага ее удерживал страх причинить боль своим родным, и прежде всего, отцу. Наконец, 1 января 1891 года она написала отцу письмо о своем решении, прося о короткой телеграммы благословении.
Отец не послал дочери желаемой телеграммы с благословением, а написал письмо, в котором говорил что решение ее приносит ему боль и страдание, и он не может дать благословения. Тогда Елизавета Федоровна проявила мужество и, несмотря на моральные страдания твердо решила перейти в православие.
13 (25) апреля, в Лазареву субботу, было совершено таинство миропомазания великой княгини Елизаветы Федоровны с оставлением ей прежнего имени, но уже в честь святой праведной Елизаветы — матери святого Иоанна Предтечи, память которой Православная церковь совершает 5 (18) сентября.
В 1891 году император Александр III назначил великого князя Сергея Александровича Московским генерал-губернатором. Супруга генерал-губернатора должна была исполнять множество обязанностей — шли постоянные приемы, концерты, балы. Необходимо было улыбаться и кланяться гостям, танцевать и вести беседы независимо от настроения, состояния здоровья и желания.
Жители Москвы скоро оценили ее милосердное сердце. Она ходила по больницам для бедных, в богадельни, в приюты для беспризорных детей. И везде старалась облегчить страдания людей: раздавала еду, одежду, деньги, улучшала условия жизни несчастных.
В 1894 году, после многих препятствий состоялось решение о помолвке великой княгини Алисы с наследником Российского престола Николаем Александровичем. Елизавета Федоровна радовалась тому, что молодые влюбленные смогут, наконец, соединиться, и ее сестра будет жить в дорогой ее сердцу России. Принцессе Алисе было 22 года и Елизавета Федоровна надеялась, что сестра, живя в России, поймет и полюбит русский народ, овладеет русским языком в совершенстве и сможет подготовиться к высокому служению императрицы Российской.
Но все случилось по-иному. Невеста наследника прибыла в Россию, когда император Александр III лежал в предсмертной болезни. 20 октября 1894 года император скончался. На следующий день принцесса Алиса перешла в православие с именем Александры. Бракосочетание императора Николая II и Александры Федоровны состоялось через неделю после похорон, а весной 1896 года состоялось коронование в Москве. Торжества омрачились страшным бедствием: на Ходынском поле, где раздавались подарки народу, началась давка — тысячи людей были ранены или задавлены.

Когда началась русско-японская война, Елизавета Федоровна немедленно занялась организацией помощи фронту. Одним из ее замечательных начинаний было устройство мастерских для помощи солдатам — под них были заняты все залы Кремлевского дворца, кроме Тронного. Тысячи женщин трудились над швейными машинами и рабочими столами. Огромные пожертвования поступали со всей Москвы и из провинции. Отсюда шли на фронт тюки с продовольствием, обмундированием, медикаментами и подарками для солдат. Великая княгиня отправляла на фронт походные церкви с иконами и всем необходимым для совершения богослужения. Лично от себя посылала Евангелия, иконки и молитвенники. На свои средства великая княгиня сформировала несколько санитарных поездов.
В Москве она устроила госпиталь для раненых, создала специальные комитеты по обеспечению вдов и сирот погибших на фронте. Но русские войска терпели одно поражение за другим. Война показала техническую и военную неподготовленность России, недостатки государственного управления. Началось сведение счетов за былые обиды произвола или несправедливости, небывалый размах террористических актов, митинги, забастовки. Государственный и общественный порядок разваливался, надвигалась революция.
Сергей Александрович считал, что необходимо принять более жесткие меры по отношению к революционерам и доложил об этом императору, сказав, что при сложившейся ситуации не может больше занимать должность генерал-губернатора Москвы. Государь принял отставку и супруги покинули губернаторский дом, переехав временно в Нескучное.
Тем временем боевая организация эсеров приговорила великого князя Сергея Александровича к смерти. Ее агенты следили за ним, выжидая удобного случая, чтобы совершить казнь. Елизавета Федоровна знала, что супругу угрожает смертельная опасность. В анонимных письмах ее предупреждали, чтобы она не сопровождала своего мужа, если не хочет разделить его участь. Великая княгиня тем более старалась не оставлять его одного и, по возможности, повсюду сопровождала супруга.
5 (18) февраля 1905 года Сергей Александрович был убит бомбой, брошенной террористом Иваном Каляевым. Когда Елизавета Федоровна прибыла к месту взрыва, там уже собралась толпа. Кто-то попытался помешать ей подойти к останкам супруга, но она своими руками собрала на носилки разбросанные взрывом куски тела мужа.
На третий день после смерти мужа Елизавета Федоровна поехала в тюрьму, где содержался убийца. Каляев сказал: «Я не хотел убивать вас, я видел его несколько раз и то время, когда имел бомбу наготове, но вы были с ним, и я не решился его тронуть».
— «И вы не сообразили того, что вы убили меня вместе с ним?» — ответила она. Далее она сказала, что принесла прощение от Сергея Александровича и просила его покаяться. Но он отказался. Все же Елизавета Федоровна оставила в камере Евангелие и маленькую иконку, надеясь на чудо. Выходя из тюрьмы, она сказала: «Моя попытка оказалась безрезультатной, хотя, кто знает, возможно, что в последнюю минуту он осознает свой грех и раскается в нем». Великая княгиня просила императора Николая II о помиловании Каляева, но это прошение было отклонено.
С момента кончины супруга Елизавета Федоровна не снимала траур, стала держать строгий пост, много молилась. Ее спальня в Николаевском дворце стала напоминать монашескую келью. Вся роскошная мебель была вынесена, стены перекрашены в белый цвет, на них находились только иконы и картины духовного содержания. На светских приемах она не появлялась. Бывала только в храме на бракосочетаниях или крестинах родственников и друзей и сразу уходила домой или по делам. Теперь ее ничто не связывало со светской жизнью.

 Елизавета Федоровна в трауре после смерти мужа

Она собрала все свои драгоценности, часть отдала казне, часть — родственникам, а остальное решила употребить на постройку обители милосердия. На Большой Ордынке в Москве Елизавета Федоровна приобрела усадьбу с четырьмя домами и садом. В самом большом двухэтажном доме расположились столовая для сестер, кухня и другие хозяйственные помещения, во втором — церковь и больница, рядом — аптека и амбулатория для приходящих больных. В четвертом доме находилась квартира для священника — духовника обители, классы школы для девочек приюта и библиотека.
10 февраля 1909 года великая княгиня, собрала 17 сестер основанной ею обители, сняла траурное платье, облачилась в монашеское одеяние и сказала: «Я оставлю блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир — в мир бедных и страдающих».

Первый храм обители («больничный») был освящен епископом Трифоном 9 (21) сентября 1909 г. (в день празднования Рождества Пресвятой Богородицы) во имя святых жен-мироносиц Марфы и Марии. Второй храм — в честь Покрова Пресвятой Богородицы, освящен в 1911 году (архитектор А.В. Щусев, росписи М.В. Нестерова).

Михаил Нестеров. Елисавета Феодоровна Романова. Между 1910 и 1912 годами.

День в Марфо-Мариинской обители начинался в 6 часов утра. После общего утреннего молитвенного правила. В больничном храме великая княгиня давала послушания сестрам на предстоящий день. Свободные от послушания оставались в храме, где начиналась Божественная Литургия. Дневная трапеза проходила с чтением житий святых. В 5 часов вечера в церкви служили вечерню с утреней, где присутствовали все свободные от послушании сестры. Под праздники и воскресение совершалось всенощное бдение. В 9 часов вечера в больничном храме читалось вечернее правило, после него все сестры, получив благословение настоятельницы, расходились по кельям. Четыре раза в неделю за вечерней читались акафисты: в воскресенье — Спасителю, в понедельник — архангелу Михаилу и всем Бесплотным Небесным Силам, в среду — святым женам-мироносицам Марфе и Марии, и в пятницу — Божией Матери или Страстям Христовым. В часовне, сооруженной в конце сада, читалась Псалтирь по покойникам. Часто ночами молилась там сама настоятельница. Внутренней жизнью сестер руководил замечательный священник и пастырь — духовник обители, протоирей Митрофан Серебрянский. Дважды в неделю он проводил беседы с сестрами. Кроме того, сестры могли ежедневно в определенные часы приходить за советом и наставлением к духовнику или к настоятельнице. Великая княгиня вместе с отцом Митрофаном учила сестер не только медицинским знаниям, но и духовному наставлению опустившихся, заблудших и отчаявшихся людей. Каждое воскресенье после вечерней службы в соборе Покрова Божией Матери устраивались беседы для народа с общим пением молитв.
Богослужение в обители всегда стояло на блистательной высоте благодаря исключительным по своим пастырским достоинствам духовнику, избранному настоятельницей. Сюда приходили для совершения богослужений и проповедования лучшие пастыри и проповедники не только Москвы, но и многих отдаленных мест России. Как пчела собирала настоятельница нектар со всех цветов,чтобы люди ощутили особый аромат духовности. Обитель, ее храмы и богослужение вызывали восхищение современников. Этому способствовали не только храмы обители, но и прекрасный парк с оранжереями — в лучших традициях садового искусства XVIII — XIX века. Это был единый ансамбль, соединявший гармонично внешнюю и внутреннюю красоту.
Современница великой княгини — Нонна Грэйтон, фрейлина ее родственницы принцессы Виктории, свидетельствует: «Она обладала замечательным качеством — видеть хорошее и настоящее в людях, и старалась это выявлять. Она также совсем не имела высокого мнения о своих качествах … У нее никогда не было слов «не могу», и никогда ничего не было унылого в жизни Марфо-Мариинской обители. Все было там совершенно как внутри, так и снаружи. И кто бывал там, уносил прекрасное чувство».
В Марфо-Мариинской обители великая княгиня вела жизнь подвижницы. Спала на деревянной кровати без матраца. Строго соблюдала посты, вкушая только растительную пищу. Утром вставала на молитву, после чего распределяла послушания сестрам, работала в клинике, принимала посетителей, разбирала прошения и письма.
Вечером, — обход больных, заканчивающийся за полночь. Ночью она молилась в молельне или в церкви, ее сон редко продолжался более трех часов. Когда больной метался и нуждался в помощи, она просиживала у его постели до рассвета. В больнице Елизавета Федоровна брала на себя самую ответственную работу: ассистировала при операциях, делала перевязки, находила слова утешения, стремилась облегчить страдания больных. Они говорили, что от великой княгини исходила целебная сила, которая помогала им переносить боль и соглашаться на тяжелые операции.
В качестве главного средства от недугов настоятельница всегда предлагала исповедь и причастие. Она говорили: «Безнравственно утешать умирающих ложной надеждой на выздоровление, лучше помочь им по-христиански перейти в вечность».
Сестры обители проходили курс обучения медицинским знаниям. Главной их задачей было посещение больных, бедных, брошенных детей, оказание им медицинской, материальной и моральной помощи.
В больнице обители работали лучшие специалисты Москвы, все операции проводились бесплатно. Здесь исцелялись те, от кого отказывались врачи.
Исцеленные пациенты плакали, уходя из Марфо-Мариинской больницы, расставаясь с «великой матушкой», как они называли настоятельницу. При обители работала воскресная школа для работниц фабрики. Любой желающий мог пользоваться фондами прекрасной библиотеки. Действовала бесплатная столовая для бедных.
Настоятельница Марфо-Мариинской обители считала, что главное все же не больница, а помощь бедным и нуждающимся. Обитель получала до 12000 прошений в год. О чем только ни просили: устроить на лечение, найти работу, присмотреть за детьми, ухаживать за лежачими больными, отправить на учебу за границу.
Она находила возможности для помощи духовенству — давала средства на нужды бедных сельских приходов, которые не могли отремонтировать храм или построить новый. Она ободряла, укрепляла, помогала материально священникам — миссионерам, трудившимся среди язычников крайнего севера или инородцев окраин России.
Одним из главных мест бедности, которому великая княгиня уделяла особое внимание, был Хитров рынок. Елизавета Федоровна в сопровождении своей келейницы Варвары Яковлевой или сестры обители княжны Марии Оболенской, неутомимо переходя от одного притона к другому, собирала сирот и уговаривала родителей отдать ей на воспитание детей. Все население Хитрова уважало ее, называя «сестрой Елисаветой» или «матушкой». Полиция постоянно предупреждала ее, что не в состоянии гарантировать ей безопасность.
В ответ на это великая княгиня всегда благодарила полицию за заботу и говорила, что ее жизнь не в их руках, а в руках Божиих. Она старалась спасать детей Хитровки. Ее не пугали нечистота, брань, потерявший человеческий облик лица. Она говорила: «Подобие Божие может быть иногда затемнено, но оно никогда не может быть уничтожено».
Мальчиков, вырванных из Хитровки, она устраивала в общежития. Из одной группы таких недавних оборванцев образовалась артель исполнительных посыльных Москвы. Девочек устраивала в закрытые учебные заведения или приюты, где также следили за их здоровьем, духовным и физическим.
Елизавета Федоровна организовала дома призрения для сирот, инвалидов, тяжело больных, находила время для посещения их, постоянно поддерживала материально, привозила подарки. Рассказывают такой случай: однажды великая княгиня должна была приехать в приют для маленьких сирот. Все готовились достойно встретить свою благодетельницу. Девочкам сказали, что приедет великая княгиня: нужно будет поздороваться с ней и поцеловать ручки. Когда Елизавета Федоровна приехала — ее встретили малютки в белых платьицах. Они дружно поздоровались и все протянули свои ручки великой княгине со словами: «целуйте ручки». Воспитательницы ужаснулись: что же будет. Но великая княгиня подошла к каждой из девочек и всем поцеловала ручки. Плакали при этом все — такое умиление и благоговение было на лицах и в сердцах.
«Великая матушка» надеялась, что созданная ею Марфо-Мариинская обитель Милосердия расцветет большим плодоносным древом.
Со временем она собиралась устроить отделения обители и в других городах России.
Великой княгине была присуща исконно русская любовь к паломничеству.
Не раз ездила она в Саров и с радостью спешила в храм, чтобы помолиться у раки преподобного Серафима. Ездила она во Псков, в Оптину пустынь, в Зосимову пустынь, была в Соловецком монастыре. Посещала и самые маленькие монастыри в захолустных и отдаленных местах России. Присутствовала на всех духовных торжествах, связанных с открытием или перенесением мощей угодников Божиих. Больным паломникам, ожидавшим исцеления от новопрославляемых святых, великая княгиня тайно помогала, ухаживала за ними. В 1914 году она посетила монастырь в Алапаевске, которому суждено было стать местом ее заточения и мученической смерти.
Она была покровительницей русских паломников, отправлявшихся в Иерусалим. Через общества организованные ею, покрывалась стоимость билетов паломников, плывущих из Одессы в Яффу. Она построила также большую гостиницу в Иерусалиме.
Еще одно славное деяние великой княгини — постройка русского православного храма в Италии, в городе Бари, где покоятся мощи святителя Николая Мир Ликийского. В 1914 году был освящен нижний храм в честь святителя Николая и странноприимный дом.
В годы первой мировой войны трудов у великой княгини прибавилось: необходимо было ухаживать за ранеными в лазаретах. Часть сестер обители была отпущена для работы в полевом госпитале. Первое время Елизавета Федоровна, побуждаемая христианским чувством, навещала и пленных немцев, но клевета о тайной поддержке противника заставила ее отказаться от этого.
В 1916 году к воротам обители подошла разъяренная толпа с требованием выдать германского шпиона — брата Елизаветы Федоровны, якобы скрывавшегося в обители. Настоятельница вышла к толпе одна и предложила осмотреть все помещения общины. Конный отряд полиции разогнал толпу.
Вскоре после Февральской революции к обители снова подошла толпа с винтовками, красными флагами и бантами. Сама настоятельница открыла ворота — ей объявили, что приехали, чтобы арестовать ее и предать суду как немецкую шпионку, к тому же хранящую в монастыре оружие.
На требование пришедших немедленно ехать с ними, великая княгиня сказала, что должна сделать распоряжения и проститься с сестрами. Настоятельница собрала всех сестер в обители и попросила отца Митрофана служить молебен. Потом, обратясь к революционерам, пригласила войти их в церковь, но оставить оружие у входа. Они нехотя сняли винтовки и последовали в храм.
Весь молебен Елизавета Федоровна простояла на коленях. После окончания службы она сказала, что отец Митрофан покажет им все постройки обители, и они могут искать то, что хотят найти. Конечно, ничего там не нашли, кроме келий сестер и госпиталя с больными. После ухода толпы Елизавета Федоровна сказала сестрам: «Очевидно мы недостойны еще мученического венца».
Весной 1917 года к ней приехал шведский министр по поручению кайзера Вильгельма и предложил ей помощь в выезде за границу. Елизавета Федоровна ответила, что решила разделить судьбу страны, которую считает своей новой родиной и не может оставить сестер обители в это трудное время.
Никогда не было за богослужением в обители столько народа как перед октябрьским переворотом. Шли не только за тарелкой супа или медицинской помощью, сколько за утешением и советом «великой матушки». Елизавета Федоровна всех принимала, выслушивала, укрепляла. Люди уходили от нее умиротворенными и ободренными.
Первое время после октябрьского переворота Марфо-Мариинскую обитель не трогали. Напротив, сестрам оказывали уважение, два раза в неделю к обители подъезжал грузовик с продовольствием: черный хлеб, вяленая рыба, овощи, немного жиров и сахара. Из медикаментов выдавали в ограниченном количестве перевязочный материал и лекарства первой необходимости.
Но все вокруг были напуганы, покровители и состоятельные дарители теперь боялись оказывать помощь обители. Великая княгиня во избежание провокации не выходила за ворота, сестрам также было запрещено выходить на улицу. Однако установленный распорядок дня обители не менялся, только длиннее стали службы, горячее молитва сестер. Отец Митрофан каждый день служил в переполненной церкви Божественную Литургию, было много причастников. Некоторое время в обители находилась чудотворная икона Божией Матери Державная, обретенная в подмосковном селе Коломенском в день отречения императора Николая П от престола. Перед иконой совершались соборные моления.
После заключения Брест-Литовского мира германское правительство добилось согласия советской власти на выезд великой княгини Елизаветы Федоровны за границу. Посол Германии граф Мирбах дважды пытался увидеться с великой княгиней, но она не приняла его и категорически отказалась уехать из России. Она говорила: «Я никому ничего дурного не сделала. Буди воля Господня!»
Спокойствие в обители было затишьем перед бурей. Сначала прислали анкеты — опросные листы для тех, кто проживал и находился на лечении: имя, фамилия, возраст, социальное происхождение и т.д. После этого были арестованы несколько человек из больницы. Затем объявили, что сирот переведут в детский дом. В апреле 1918 года, на третий день Пасхи, когда Церковь празднует память Иверской иконы Божией Матери, Елизавету Федоровну арестовали и немедленно вывезли из Москвы. В этот день святейший патриарх Тихон посетил Марфо-Мариинскую обитель, где служил Божественную Литургию и молебен. После службы патриарх до четырех часов дня находился в обители, беседовал с настоятельницей и сестрами. Это было последней благословение и напутствие главы Российской Православной Церкви перед крестным путем великой княгини на Голгофу.
Почти сразу после отъезда патриарха Тихона к обители подъехала машина с комиссаром и красноармейцами-латышами. Елизавете Федоровне приказали ехать с ними. На сборы дали полчаса. Настоятельница успела лишь собрать сестер в церкви святых Марфы и Марии и дать им последнее благословение. Плакали все присутствующие, зная, что видят свою мать и настоятельницу в последний раз. Елизавета Федоровна благодарила сестер за самоотверженность и верность и просила отца Митрофана не оставлять обители и служить в ней до тех пор, пока это будет возможным.
С великой княгиней поехали две сестры — Варвара Яковлева и Екатерина Янышева. Перед тем, как сесть в машину, настоятельница осенила всех крестным знамением.
Узнав о случившемся, патриарх Тихон пытался через различные организации, с которыми считалась новая власть, добиться освобождения великой княгини. Но старания его оказались тщетными. Все члены императорского дома были обречены.
Елизавету Федоровну и ее спутниц направили по железной дороге в Пермь.
Последние месяцы своей жизни великая княгиня провела в заключении, в школе, на окраине города Алапаевска, вместе с великим князем Сергеем Михайловичем (младшим сыном великого князя Михаила Николаевича, брата императора Александра II), его секретарем — Федором Михайловичем Ремезом, тремя братьями — Иоанном, Константином и Игорем (сыновьями великого князя Константина Константиновича) и князем Владимиром Палеем (сыном великого князя Павла Александровича). Конец был близок. Матушка-настоятельница готовилась к этому исходу, посвящая все время молитве.
Сестер, сопровождающих свою настоятельницу, привезли в Областной совет и предложили отпустить на свободу. Обе умоляли вернуть их к великой княгине, тогда чекисты стали пугать их пытками и мучениями, которые предстоят всем, кто останется с ней. Варвара Яковлева сказала, что готова дать подписку даже своей кровью, что желает разделить судьбу с великой княгиней. Так крестовая сестра Марфо-Мариинской обители Варвара Яковлева сделала свой выбор и присоединилась к узникам, ожидавшим решения своей участи.
Глубокой ночью 5 (18) июля 1918 г., в день обретения мощей преподобного Сергия Радонежского, великую княгиню Елизавету Федоровну вместе с другими членами императорского дома бросили в шахту старого рудника. Когда озверевшие палачи сталкивали великую княгиню в черную яму, она произносила молитву: «Господи, прости им, ибо не ведают, что творят». Затем чекисты начали бросать в шахту ручные гранаты. Один из крестьян, бывший свидетелем убийства, говорил, что из глубины шахты слышалось пение Херувимской. Ее пели новомученики Российские перед переходом в вечность. Скончались они в страшных страданиях, от жажды, голода и ран.  

Убиение преподобномученицы Елисаветы и ихже с нею

Великая княгиня упала не на дно шахты, а на выступ, который находился на глубине 15 метров. Рядом с ней нашли тело Иоанна Константиновича с перевязанной головой. Вся переломанная, с сильнейшими ушибами, она и здесь стремилась облегчить страдания ближнего. Пальцы правой руки великой княгини и инокини Варвары оказались сложенными для крестного знамения.
Останки настоятельницы Марфо-Мариинской обители и ее верной келейницы Варвары в 1921 году были перевезены в Иерусалим и положены в усыпальнице храма святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании.
Архиерейский Собор Русской Православной Церкви в 1992 году причислил к лику святых новомучеников России преподобномученицу великую княгиню Елизавету и инокиню Варвару, установив им празднование в день кончины — 5 (18) июля.

 Святая преподобномученица великая княгиня Елисавета Феодоровна. Икона

 

 

Великая княгиня Елизавета Федоровна и ее мученичество (13 фото). ЖИЛИЩНЫЕ МАТЕРИАЛЫ ЕЛИСАВЕТЫ (Романовой) каноны и акафисты

Текст: Извини Зоя

Великая княгиня Елизавета Федоровна, 1904 г. Архивные фотографии и документы из музея Марфо Марфо жительницы Мариинского Милосердия

О человеке лучше всего говорят его дела и письма. Письма Елизавете Федоровне близким людям раскрывают правила, по которым она строила свою жизнь и отношения с окружающими, позволяют лучше понять причины, побудившие гениальную масштабную красавицу превратиться в святую даже при жизни.

В России Елизавета Федоровна была известна не только как «самая красивая принцесса Европы», сестра императрицы и жена королевского дяди, но и как основательница Мартофического Мариинского монастыря Милосердия — обители новый тип.

В 1918 году основатель монастыря милосердия был ранен, но жив, упал в шахту в глухом лесу, так что никого не нашел, — по приказу главы партии Большевиков В.И. Ленина.

Великая княгиня Елизавета Федоровна очень любила природу и часто гуляла подолгу — без Фрейнина и «этикета».На фото: по дороге в село Нодоново, недалеко от Ильинского — подмосковных усадеб, где они с мужем, великий князь Сергей Александрович, почти медленно жили до своего назначения в 1891 году на пост генерал-губернатора Москвы. Конец XIX века. Государственный архив РФ

.

О вере: «Внешние знаки напоминают мне только внутренние»

К рождению лютеранки Елизавета Федоровна при желании могла иметь всю жизнь и оставаться: каноны того времени предписывали обязательный переход в Православие только тех членов Августовских имен, которые имели отношение к Предконсессии, а муж Елизавета, великий князь Сергей Александрович, наследником престола не была.Однако на седьмом году Брака Елизавета решает стать православной. И не «по вине мужа», а по собственной добыче.

Принцесса Елизавета с родной семьей в молодости: отец, великий князь Гессен Дармстадский, сестра Аликс (будущая русская императрица), принцесса Елизавета, старшая сестра, принцесса Виктория, брат Эрнст Людвиг. Мать, принцесса Алиса, умерла, когда Елизавете было 12 лет.
Художник Генрих фон Анджели, 1879

Из письма к отцу, Людвиг
IV
, великий герцог Гессенский и Приевский
(1 января 1891 г.):


Решил пойти на этот шаг [- Переход в Православие -] Только в глубокой вере и чувствую, что перед Богом я должен предстать с чистым и верующим сердцем.Как было бы легко остаться, как сейчас, но тогда как идиот, как это было бы фальшивкой, и как я могу лгать всем — притворяясь протестантом во всех внешних обрядах, когда моя душа полностью принадлежит здесь религии. Я глубоко думал обо всем этом, находясь в этой стране более 6 лет и зная, что религия была найдена.

Даже в Славянском почти все понимаю, хотя никогда не учил этот язык. Вы говорите, что меня очаровал внешний блеск церкви.В этом вы ошибаетесь. Ничто внешнее меня не привлекает и не поклонение — а основа веры. Внешние вывески просто напоминают мне внутренние …

Свидетельство сестры о высшем медицинском образовании Марфо-Мариинского трудового общества от 21 апреля 1925 года. После ареста Елизаветы Федоровны в 1918 году в Марфо-Мариинском монастыре была организована «Трудовая артель» и сохранилась больница, где сестры монастыря могли работать. Сестры так хорошо поработали, что даже заслужили похвалу Советской власти.Что не помешало закрыть монастырь через год после выдачи справки, в 1926 году. Копия справки предоставлена ​​Музею Марфо-Мариинского монастыря Центральным архивом Москвы

О революции: «Я предпочитаю быть убитым первым случайным выстрелом, чем сидеть, сложив руки»

Из письма В.Ф. Юнковский, адъютант Великого Князя Сергея Александровича (1905):

Революция не может заканчиваться изо дня в день, она может только усугубляться или приобретать хроническую форму, что вполне вероятно.Моя обязанность — помочь несчастным жертвам восстания … Я предпочитаю быть убитым первым случайным выстрелом из какого-нибудь окна, чем сидеть здесь, сложив руки.

Революция 1905–1907 Баррикады в Екатерининском переулке (Москва). Фото из Музея современной истории России. ФОТОХРОНИКА РИА Новости

Из письма императору Николаю II (29 декабря 1916 г.):

Все мы вот-вот увидим огромные волны. Все классы от низших до высших, и даже те, кто сейчас на передовой — они достигли предела! .. Какие еще трагедии можно узнать? Какие еще страдания впереди?

Сергей Александрович и Елизавета Федоровна. 1892 год

Елизавета Федоровна в Турре на убитого мужа. Архивные фото и документы из Музея милосердия Марфо Мариинского жителя.

О прощении врагов: «Зная доброе сердце умершего, прощаю тебя»

В 1905 году муж Елизаветы Федоровны, генерал-губернатор Москвы, великий князь Сергей Александрович, был убит террористом Каляевым бомбой.Елизавета Федоровна, услышав взрыв, прогремела недалеко от дворца губернатора, выбежала на улицу и стала собирать разорванное на части тело мужа. Затем он долго молился. Через некоторое время она подала прошение о помиловании убийцы мужа и посетила его в тюрьме, оставив Евангелие. Она сказала — все ему прощает.

Революционер Иван Каляев (1877-1905), убивший в Москве великого князя Сергея Михайловича и казненное царское правительство.Из семьи отставного милиционера. Помимо революции любил стихи, писал стихи. Из записок протоиерея тюрьмы Шлиссельбурга Иоанно-Предтеченского собора Иоанна Флоринского: «Я никогда не видел человека, который пошел бы на смерть с таким спокойствием и смирением истинного христианина. Когда я сказал ему, что через два часа он будет казнен, он мне совершенно спокойно ответил: «Я вполне готов к смерти; Мне не нужны ваши таинства и молитвы. Я верю в существование Святого Духа, он всегда со мной, и я умру вместе с ним.Но если вы порядочный человек, и если вы меня сочувствуете, давайте просто поговорим со мной Как с друзьями. «И он обнял меня!» ФОТОХРОНИКА РИА Новости.

Из зашифрованной телеграммы прокурора Сената Э. Васильева от 8 февраля 1905 г .:

Встреча Великой Княгини с убийцей произошла седьмого февраля в 20.00 в кабинете Пятницкой части. На вопрос, кто она, великая принцесса ответила: «Я жена того, кого ты убил, скажи мне, почему ты убил его»; Обвиняемый встал и сказал: «Я выполнил порученное, это результат существующего режима.Великая Княгиня милостиво обратилась к нему со словами «Зная доброе сердце покойного, я прощаю тебя» и благословила убийцу. Затем Он оставался наедине с преступником около двадцати. После свидания он выразил сопровождающему офицеру, что «Великая принцесса добра, а все вы злы».

Из письма императрице Марии Федоровне (8 марта 1905 г.):

Жестокий шок [ от смерти мужа ] Глажу маленький белый крест, установленный на том месте, где он умер.На следующий вечер я пошел туда помолиться и смог закрыть глаза и увидеть этот чистый символ Христа. Это было великое благодать, а потом по вечерам, перед сном, я говорю: «Спокойной ночи!» — Я молюсь, и в душе и сердце у меня мир.

Собственная вышивка Елизавета Федоровна. Образы сестер Марты и Марии означают путь служения людям, избранным Великой княгиней: Подвиг добро и молитва. Музей Марфо Мариинского жителя Милосердия в Москве

О молитве: «Я не умею хорошо молиться… «

Из письма Княгину З. Н. Юсуповой (23 июня 1908 г.):

Мир душевный, спокойствие души и разума принесло мне мощи преподобного Алексия. Если бы вы могли подойти к святым мощам в храме и, молясь, просто приложить им чело — чтобы мир вошел в вас и остался там. Я почти не молился — увы, я не умею хорошо молиться, а только упал: было ровно как ребенок к материнской груди, мне все равно, потому что он опоздал, от того, что со мной святой, на которого я могу положиться и Не потерянный.

Елизавета Федоровна в закрытии сестры милосердия. Сестринская одежда Марфо-Мариинской жительницы была сделана по эскизам Елизаветы Федоровны, считавшей, что сестрам на свете больше подходит белый цвет, чем черный.
Архивные фото и документы из Музея милосердия Марфо Мариинского жителя.

О монашестве: «Я принял не как крест, а как способ»

Через четыре года после смерти Елизаветы Федоровны Елизавета Федоровна продала собственное имущество и драгоценности, раздав часть, принадлежавшую дому Романовых, и на вырученные деньги было основано Марфо Мариинское Милосердие в Москве.

Из писем
Император Николай II (26 марта и 18 апреля 1909 г.):

Через две недели моя новая жизнь благословилась в церкви. Я казался добросовестным с прошлым, с его ошибками и грехами, надеясь на более высокую цель и более чистое существование. Для меня принятие клятвы — это нечто даже более серьезное, чем брак для молодой девушки. Я оборачиваю Христа и его случай, я отдаю ему все, что могу, и рядом.

Вид Марфо-Мариинского монастыря на Ордянке (Москва) начала ХХ века.Архивные фото и документы из Музея милосердия Марфо Мариинского жителя.

Из телеграммы и писем Елизавета Федоровна Профессор
Санкт-Петербургская Духовная Академия А.А. Дмитриевский (1911):


Некоторые не верят, что я сам, без какого-либо влияния извне, решился на этот шаг. Многим кажется, что я взял великолепный крест, и однажды я сожалею и — или разрезал его, или Рухну под ним. Я принял его не как крест, а как путь, изобилующий светом, который Господь указал мне после смерти Сергея, но который за много лет до этого начал насиловать в моей душе.Для меня это не «переход»: это то, что во мне немного выросло, оформилось. Я был поражен, когда разыгралась целая битва, чтобы помешать мне, запугать трудности. Все это было сделано с большой любовью и добрыми намерениями, но с абсолютным непониманием моего характера.

Сестры Марфо Мариинского жителя

Об отношениях с людьми: «Я должен делать то же, что и они»

Из письма Е.Н. Нарышкина (1910):

… Ты можешь сказать мне после многих: оставайся в своем дворце в роли вдовы и твори добро «наверху». Но если я требую от других следовать моим убеждениям, я должен делать то же самое, что и они, чтобы беспокоиться о тех же трудностях с ними, я должен быть сильным, чтобы советоваться с ними, поощрять ваш пример; У меня нет ни ума, ни таланта — у меня нет ничего, кроме любви ко Христу, но я слаб; Истину нашей любви ко Христу, верность Ему мы можем выразить, утешая других людей — вот как мы отдадим Ему свою жизнь…

Группа раненых солдат Первой мировой войны в Марфо-Мариинщине. В центре Елизавета Федоровна и сестра Варвары, Цемелица Елизавета Федоровна, прескомартер, которая добровольно ехала вместе с ним до звена и погибла вместе с ней. Фото из Музея Марфо Мариинского жителя Милосердия.

Об отношении к себе: «Надо так медленно двигаться вперед, чтобы казаться на месте.»

Из письма императору Николаю II (26 марта 1910 г.):

Чем выше мы пытаемся подняться, большие подвиги навязывают сами себе, тем больше дьявол пытается сделать нас слепыми к истине. Нужно двигаться вперед максимально медленно, чтобы казаться стоящим на месте. Человек не должен смотреть сверху вниз, надо считать себя худшим из худших. Мне часто казалось, что в этом какая-то ложь: постарайся считать себя худшим из худших.Но это именно то, к чему мы должны прийти — с Божьей помощью все возможно.

Богоматерь и апостол Иоанн богословы у креста на Голгофе. Фрагмент лепнины, украшающей Покровский собор Марфо-Мариинского жителя.

О том, почему Бог допускает страдания

Из письма
графиня А.А. Олсуфьева (1916):

Я не собираюсь, дружище.Я только уверен, что наказывающий Господь — это тот же Господь, который любит. В последнее время я много читаю Евангелие, и если вы осознаете великую жертву бога Бога, который послал своего сына умереть и воскресить за нас, тогда мы почувствуем присутствие Святого Духа, освещающего наш путь. И тогда радость становится вечной, даже когда наши бедные человеческие сердца и наши маленькие земные умы переживут моменты, которые кажутся очень ужасными.

О Распутиной: «Это человек, который ведет несколько жизней»

Елизавета Федоровна крайне негативно относилась к чрезмерному доверию, с которым ее младшая сестра, императрица Александра Федоровна, относилась к Григорию Распутину.Она считала, что темное влияние Распутина довело имперский шабаш до «состояния слепоты, которое бросает тень на их дом и страну».
Интересно, что двое из участников убийства Распутина вошли в ближайший круг общения Елизаветы Федоровны: князь Феликс Юсупов и великий князь Дмитрий Павлович, приехавшие к ее племяннику.

Святая мученица выздоровления Великая княгиня Елизавета Федоровна была вторым ребенком в семье великого герцога Гессенского Дармштадта Людвига IV и принцессы Алисы, дочери английской королевы Виктории.

Домашнее задание была ее Элла. Ее мирный мир был разорван по кругу, согретому взаимной любовью семьи. Мать Эллы умерла, когда девочке было 12 лет, она обрела в молодом сердце зерно чистой веры, глубокое сострадание к слезам, страданиям, обременениям. На всю жизнь в памяти Эллы остались воспоминания о посещении больниц, приютов, домов инвалидов.

В фильме о родителях Эллы, о ее небесной покровительнице (до перехода в православие), о свободе Treuregen, об истории дома Гессен-Дармштадского и о его тесной связи с домом Романовых рассказывается нашим современникам — директор Дармштадского архива проф.Франк и принцесса Гессен Маргарет.

Россия — Небесная Арка Отвергнутых Звезд Разбойника

Спустя несколько лет вся семья сопровождала принцессу Елизавету на ее свадьбе в России. Венчание прошло в церкви Зимнего дворца в Санкт-Петербурге. Великая княгиня почти не занималась русским языком, желая глубже изучить культуру и, главное, веру своей новой родины.

Фильм рассказывает о совместном пребывании супружеской пары на Святой Земле в октябре 1888 года.Елизавета Федоровна глубоко поразила это паломничество: Палестина открыла ей источник радостных молитвенных вдохновений: ожившие детские воспоминания и слезы тихой молитвы пастырю Небесному. Садовый сад, Голгофа, Меррианский гроб — сам воздух здесь освящен Божьим присутствием. «Как будто я хотела, чтобы меня здесь похоронили», — скажет она. Этим словам суждено было сбыться.

Побывав на Святой Земле, великая княгиня Елизавета Федоровна твердо решила перейти в Православие.От этого шага удерживался только страх причинить боль родственникам и, прежде всего, отцу. Наконец, 1 января 1891 года она написала письмо его отцу о его решении принять православную веру. Вот отрывок из ее письма к Отцу: «Я выхожу из чистой веры, я чувствую, что это высшая религия, и что я сделаю это с верой, с глубоким убеждением и уверенностью в том, что есть Божьи благословения».

12 (25) апреля в Лазаревскую субботу было совершено Таинство миростроительства Великой Княгини Елизаветы Федоровны.У нее осталось то же имя, но в честь Святой Праведной Елизаветы — Матери Иоанна Предтечи. После мирообразования император Александр III благословил невестку драгоценной иконой спасения младенца, с которой Елизавета Федоровна не расставалась всю свою жизнь и своей грудью приняла мученичество.

Фильм рассказывает о ее поездке в 1903 г. в Саров на прославление преподобного Серафима Саровского, приводятся документальные кадры кинохроники. — «Батюшка, почему у нас сейчас такая строгая жизнь, какие были приверженцы благочестия?» — спросил однажды преподобный Серафим.
— «Потому что, — ответил преподобный, чего у нас нет решимости. Благодать и помощь Божия верным и всему моему сердцу, ищущему Господа, теперь такая же, как и раньше»

Москва — Где собраны искрящиеся со всего села всенародные святыни, в которых горел духовный огонь

Далее фильм повествует о массовых беспорядках, многочисленных жертвах, среди которых были видные политические деятели, погибшие от рук революционеров-террористов.5 (18) февраля 1905 г. великий князь Сергей Александрович был убит бомбой, брошенной террористом Иваном Каляевым.

На третий день после смерти мужа Елизавета Федоровна попала в СИЗО к убийце. Она хотела, чтобы Каляев раскаялся в своем ужасном преступлении и помолился Господу о прощении, но он отказался. Несмотря на это, Великая княгиня просила императора Николая II о помиловании Калеева, но это прошение было отклонено.

«Духи Духа Мирена и вокруг вас спасаются тысячами», — сказал Преподобный.Серафима Саровского. Молящаяся в гробу мужа Елизавета Федоровна получила откровение «отойди от светской жизни, чтобы создать бедную и больную обитель милосердия».

После четырехлетнего траура 10 февраля 1909 года Великая Княгиня не вернулась к светской жизни и умерла в одеянии Креста Сестер Любви и Милосердия, собрав семнадцать сестер, основанных жителем Марфо Мариинского. : «Я покидаю блестящий мир, где я занял блестящую позицию, Но вместе со всеми вами я захватываю больший мир — в мир бедных и страдающих.«

Марфо Мариинский монастырь Милосердия основан на уставе монастырского общежития. Одним из главных мест бедности, которому Великая княгиня уделяла особое внимание, был хитрый рынок. Многие принадлежали ее спасению.

Еще одно славное деяние Великой Княгини — строительство Русского Православного Храма в Италии, в городе Бари, где покоятся мощи святителя Николая Мирлийского.

С самого начала своей жизни в Православии и до последних дней Великая Княгиня полностью подчинялась своим духовным отцам.Без благословения священника Марфо-Мариинского монастыря протоиерея Митрофана Серебрянского и без советов старцев Оптической пустыни, Зосидиевой пустыни и других монастырей она сама ни в чем не призналась. Ее смирение и послушание были поразительны.

После Февральской революции летом 1917 года к Великой княгине прибыл шведский министр, который, по словам кайзера Вильгельма, должен был убедить ее покинуть еще более неспокойную Россию. Горячо поблагодарив министра за заботу, великая княгиня совершенно спокойно сказала, что он не может покинуть свою обитель и доверила ее сестрам и пациентам и что она решила твердо остаться в России.

В апреле 1918 года, на третий день Пасхи, Елизавена Федоровна арестована, вместе с ней добровольно ушла под арест ее Цемен Варвары Яковлевой. Вместе с великими князьями Романовыми их привезли в Алапаевск.

«Господь нашел, что нам пора нести Его крест. Мы постараемся быть достойными этой радости», — сказала она.

Глубокой ночью 5 (18) июля, в день обретения мощей преподобного Сергия Радонежа, великая княгиня Елизавена Федоровна и ее Селеница Варвару Яковлева вместе с другими членами Императорского Дома были сброшены в Шахту. Старого рудника.Из шахты доносились молитвенные песнопения.

Спустя несколько месяцев армия адмирала Александра Васильевича Колчака заняла Екатеринбург, тела шехидов извлекли из шахты. Находки Елизаветы и Варвары и великого князя Иоанна сложили пальцы крестным. Тело Елизаветы Федоровны осталось в недоумении.

Усилия Белой Армии Гробы с мощами притворства в 1921 году были доставлены в Иерусалим и положены в гробницу церкви Святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании по желанию Великой княгини Елизаветы.

Режиссер Виктор Рыжко, Сценарий Сергей Дробашенко. 1992
Лауреат Всероссийского фестиваля православных фильмов 1995 года. Приз зрительских симпатий 1995 года.
Диплом МКФ «Золотой Витязь» 1993
(При подготовке рецензии на книгу Л. Миллера «Святой Великомученицы русской великой княгини Елизаветы Федоровны »)

Святое Возрождение Елизаветы Федоровны (Сообщение 18 июля) реформатора милосердного служения в России.Какие новые типы социального служения она принесла?

Деятельность предков Великой Княгини Елизаветы Федоровны, Гессен-Дармштатской княгини, принявшей Православие и основавшей Мартофскую Мариинскую Обитель Милосердия в Москве, была разнообразной. Ее всегда личное участие.

Программист жизни. Елизавета не делилась на «справедливую жизнь» и «добрые дела».

Она лично побывала в хитрости — «дне» Москвы, где жили бедняки и «криминальный элемент» и куда боялись входить в мужчин.
Она лично ассистировала во время операций, которые проводились в больнице Марфо Мариинского жителя.

Уже после казни, когда Великая Княгиня Елизавета, раненная, упала в шахту, она, получив переломы, черепно-мозговую травму, перевязала рану другим раненым и утешила их.

При всем активном участии в деле Великая княгиня Елизавета Федоровна сохраняла молитвенную позицию. Не во всех монастырях того времени занимались Иисусовой молитвой.Святая Елизавета была ее «Делатором» и даже — сохранилась хотя бы одна буква — он посоветовал родным молиться этой молитвой.

Написал устав принципиально новой обители милосердия. Возрождение Елизаветы Федоровны с большим уважением относилось к русским православным монашеским традициям.

Но в монастыре я прежде всего увидел заботу о мире, от активной жизни для молитв.

В большом городе, например, второй столице Российской Империи, Москве, по мнению вел.кн. Елизавете Федоровне нужен был монастырь, отвечающий самым разным потребностям людей, где человек мог бы помочь Словом и Делом. И куда мог прийти любой желающий, независимо от вероисповедания и национальности.

Поэтому она начала создавать новые сестринские учреждения. В Марфо-Мариинском монастыре были представлены обе сестры, скрепившие во время своего служения в монастыре какие-либо узы послушания, девственности и неумирающего, и сестры, которые совершали или готовились к монастырским сверткам.

Создание Марфо Мариинский резидент, Вл. кн. Елизавета руководствовалась старинными монашескими уставами и советом духовного авторитета, которого вряд ли можно было назвать модернистами — Московского митрополита, ХВЭ. Владимир (Богоявленский), епископ Трифонский (Туркестанский), старейшины Подмосковья Зосидой пустыни.

Я хотел возродить институт Диакониса. В древней церкви существовали диакониссы — женщины, помогавшие епископу в миссионерском служении и делах милосердия, а также при совершении таинства крещения над взрослыми женщинами.

Так, известный Диаконис Пятый, ученица апостола Павла, и св. Олимпиада, собеседник Златоуста. В средние века об Институте диакониса забыли, но на рубеже XIX-XX веков. В церкви должны были быть услышаны голоса в пользу его возрождения.

Усилия привели. кн. Елизавета Федоровна вызывала поддержку одних иерархов (Свизмч. Владимир Богоявленский) и неприятие других (Свобмч. Питирим Тобольский).

Программиста Елизавету упрекнули в том, что она приняла немецкую лютеранскую общину Диакониса пастора Флиднера.

Однако святая Елизавета Федоровна апеллировала к практике именно старинного храма, в некоторых вопросах совершенно забытого.

В первые годы были диаконисы для одежды (служения), приносившие обеты, и диаконисийцы, над которыми совершались хиротонии. «Я спрашиваю только о первом (выписке)», — сказала Елизавета Федоровна, профессор Санкт-Петербургской Духовной Академии Алексей Афанасьевич Дмитриевский. «По правде говоря, я совершенно не стою на второй степени, сейчас не время для того, чтобы дать женщинам право участвовать в полянке, смирение достигается с трудом, а участие женщин в полянке может сделать нестабильность в этом.»

Открыт санаторий для раненых солдат. Больниц для раненых солдат открыто много, в том числе Программист. Элизабет. Примеры создания реабилитационных центров менее вероятны. Санаторий, оборудованный по последнему слову техники тогдашним медицинским оборудованием, был организована В.Л. кн. Елизаветой Федоровной под Новороссийском во время русско-японской войны (1904–1905)

Организовал во дворце пункт сбора фронта фронта. В залах Большого Кремлевского дворца во время русско-японской войны по инициативе совы. кн. Елизавета работала в мастерских, где шили униформу для солдат. Здесь принимались пожертвования деньгами и вещами.

Сама Елизавета Федоровна ежедневно занималась общей организацией и работой.

Создана лучшая хирургическая больница в Москве. Первую операцию в клинике Марто-Мариинского монастыря сделала величайшая княгиня Елизавета.Впоследствии привезли самых тяжелых больных, от которых отказались другие больницы.

Программист Элизабет не только лично помогала во время операций, но и лично помогала самым тяжелым пациентам. Сел в постель, переоделся, накормил, утешил.

Есть случай, когда ушла женщина с тяжелейшими ожогами всего тела, которые врачи сочли обреченными.

Однако больница в монастыре не считалась приоритетной.Главное — амбулаторная помощь, квалифицированные московские врачи пациенты получали бесплатно (в 1913 г. было зарегистрировано 10 814 посещений).

Построен дом с дешевыми квартирами для работающих женщин.

Новым для России Помощью стали открытые в монастыре дешевые квартиры (общежития) для работающих женщин. Это было модное время, так как все больше и больше молодых женщин начинали работать на фабриках.

Обитель помогла им выбраться из мира рабочих поселков и окраин с их пьянством и развратом.

Ориентировал монастырь на миссию среди бедняков. Публичная библиотека располагалась в доме священника Марто-Мариинского монастыря. Он содержал 1590 томов религиозно-нравственной, светской и детской литературы.

Была воскресная школа, где в 1913 году обучалось 75 девушек и женщин, работающих на фабриках. Если больной умирал в клинике, монахини московских монастырей и незанятая болезнь сестры читали ему псалтырь. Обилие монастыря также участвовало в молитвах.Ночью она стояла в очереди, потому что днем ​​была занята.

Он взял детей из триц шекратион. Окрестности, описанные Гиляровским районом в начале ХХ века, были миром, освещенным в центре Москвы, живущим по законам животных. «Лайп» гектаров удалось только Советской власти, применившей, в отличие от царской власти, всю мощь и жестокость репрессивной машины.

До революции существование хитрой власти было допущено.Считалось, что наплыв безработных, бездомных и обездоленных людей не прекратился, и в центре города район будет под большим контролем полиции, чем на окраинах. Хитрость навещала разных благотворителей. Так известно, что епископ Арсений (Жадановский) хитростью спас многих бывших певцов. Я одел всех людей в новую одежду и дал им возможность устроиться на работу в храмы.

Из гектрийских певцов был составлен особый хор, сражавшийся на богослужениях епископа.Московский старец, праведник Алексий Мидия, дошел до хитрости, чтобы проповедовать.

Особенностью служения святой Елизаветы Федоровны было то, что она забирала детей из спальни и отправляла их в спецшколу с обителью. Так она спасла их от неминуемой участи — для мальчиков воровство, для девочек — панно, и в результате катеров или ранней смерти. Если семья еще не окончательно просела, то дети могли остаться с родителями и только посещать занятия в монастыре, приобретать там одежду и еду.

Боялась зайти во вложения? Святая Елизавета с готовностью пошла к бедным. Так, во время революционных беспорядков в Москве (1905 г.) она вечерами ходила в госпиталь к солдатам, по вечерам раненым в боях с японцами. И всегда отказывался защищать и помогать полиции.

Россия — больной ребенок …

В одном из послереволюционных писем Программист. Елизавета Федоровна писала: «Я испытала такую ​​глубокую жалость к России и ее детям, которые в настоящее время не должны заниматься творчеством.Разве это не больной ребенок, которого мы любим во время болезни в сто раз больше, чем когда он весел и здоров? Я хочу перенести его страдания, научить его терпению, помочь ему. Это то, что я чувствую каждый день.

Святая Русь не может умереть. А вот Великой России, увы, больше нет. Но Бог в Библии показывает, как он рассказал своему раскаявшемуся народу и снова дал ему благословенную силу. Будем надеяться, что молитвы, возрастающие с каждым днем ​​и растущее покаяние, будут стыдно для Нотенодель, и она будет молиться за нас через своего божественного сына, и что Господь простит нас.«

Принцесса Гессенская Елизавета-Александр-Луиза Алиса (в семье Элла) родилась 20 октября (1 ноября) 1864 года в Дармштадте. Она была второй дочерью великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига Iy и внучкой британской королевы Виктории. В семье было семеро детей. Впоследствии одной из ее младших сестер Алисе суждено было стать супругой последнего российского императора. Герцогство Гессенское пережило в годы детства Эллы непростой период: участие в австро-прусской войне разорило страну.
Детей воспитывали достаточно строго, например, старшие дети должны были сами следить за порядком в комнатах, помогать младшим. Мать Эллы, принцесса Алиса, основала ряд благотворительных организаций (некоторые действующие и перспективные). Посещая больницу или приют, она часто брала с собой старших детей, стремилась развить в дочерях сострадание. Большую роль в духовной жизни семьи сыграл образ святой Елизаветы Тюринген, в честь которой и была названа Элла. Этот святой, родонархист герцогов Гессенских, прославился делами милосердия.

В 1873 году умер младший брат Елизавета. Это было первое серьезное потрясение в ее жизни. Девушка дает обет целомудрия не иметь детей. (Отметим, что, выйдя замуж, она не нарушила этот обет. Все это стало известно, когда духовницу Елизавету заставили дать указание на оргии, якобы обители в стенах, и он ответил на Медицинскую карту Матери, где она было написано: «Дева»).
1878 год принес еще более страшное несчастье: сестра и мать Элла погибли во время дифтеритной эпидемии.И здесь юная девушка проявляет удивительную самоотдачу. Словно забыв о себе, она советуется с его отцом, королевой Викторией; На ней и ее старшей сестре Виктории забота обо всем доме, о младших детях, особенно о шестилетней Алисе — Элизабет навсегда сохранила материнское отношение к младшей сестре.
В 1884 году в жизни Эллы наступает переворот: она выходит замуж за великого князя Сергея Александровича, брата царя Александра Ш. Сразу скажу, что Элла очень любила своего мужа.Вокруг их брака ходит много плетения; Я не знаю их источника, знаю только, что в моих письмах — разные люди, в т.ч. Королева Виктория, с которой были очень близки и откровенны, — неоднократно писала Элла, которая счастлива в браке. Думаю, нам этого достаточно.
Свадьба была очень пышной и тоже с элементами поэзии. Например, по описанию Л. Миллера — ее книга о Елизавете Федоровне была первой достаточно полноценной жизнью в нашей стране, — «Ее жених, великий князь Сергей Александрович, зная, как она любит цветы, украсил все ее машины исключительно благоухающими цветами. белый .Вы только представляете, какая красота ароматный шлейф!

После свадьбы молодожены отправились в подмосковное имение Ильинское. А вот еще один поступок, характеризующий Елизавету как незаурядного человека с открытым сердцем: вместо того, чтобы веселиться, как положено женщине, только что вышедшей замуж за брата короля, она обходит дома крестьян в имении. И в ужасе. Бедность, серая, отсутствие элементарной медпомощи … По ее настоянию Сергею пришлось срочно выписывать крестьянам акушера, и в дальнейшем в Ильинском была устроена больница, периодически проводились ярмарки в пользу крестьян ( Гости Сергея и Эллы покупали всевозможные изделия местных мастеров).Кроме того, Элла Джотелио занялась изучением русского языка. Она прекрасно ими владела, говорила почти без акцента.

Довольно быстро у молодой пары появился круг друзей, которые любили бывать и в Ильинском, и в Санкт-Петербурге. Элла отлично справилась с ролью хозяйки дома. Надо сказать, что она действительно была очень красива, многие считали ее внешность безупречной, еще будучи невестой, она считалась одной из двух лучших красавиц Европы.Но ни фото, ни портрет не могли передать этой красоты. Существует множество удачных снимков Елизаветы, да и то, обычно они изображают ее на морозе, и красоту ее нельзя назвать экстраординарной. Видимо, все ее очарование заключалось в красоте души, сияющих глазах, простой и элегантной манере, доброте и внимании к людям. У нее был очень приятный голос, она хорошо пела, рисовала, красилась с большим вкусом цветов. Живое чувство юмора и такт привлекали ее собеседников.Она действительно верила в Бога и, оставаясь протестанткой, вместе с мужем посещала православные богослужения.
В 1888 году Елизавета и ее муж посетили Святую Землю. Это паломничество произвело на нее глубокое впечатление. В храме Святой Марии Магдалины у подножия Элеонской горы Она сказала: «Как бы мне хотелось, чтобы меня здесь похоронили!» Ее пророчество исполнилось: теперь в этом храме лежит ее сила и мощь ее Семеницы Варвары Яковлевой, пострадавшей вместе с ней. Гроб Господа Елизаветы много молился за Россию, за свою семью… Это время было временем духовных поисков. Перед Елизаветой встал вопрос о переходе в Православие.
Трудно было определиться с этим. Елизавету мучила мысль, что отец и все их родственники не поймут ее шага, объяснят свои соображения ситуации в свете, подчинение воле мужа и т. Д. Писала пронзительные письма отцу, брату, сестрам. , бабушка.

«А теперь, дорогой папа, я хочу тебе кое-что сказать и умоляю тебя дать свое благословение… Я все время думал, читал и молился Богу — подскажи мне правильный путь — и пришел к выводу, что только в этой религии я могу найти настоящую и сильную веру в Бога, что человек должен быть добрый христианин … Я бы и раньше делал это, просто мучил меня, что я причиню тебе боль и что многие родственники меня не поймут. Но ты, дорогой папа, разве не понимаешь? .. Я прошу, я прошу вас получить эти строки, чтобы простить вашу дочь, если она доставляет вам боль … Я прошу только маленькое нежное письмо… »(Цит. По книге Л. Миллера)
Елизавета попросила у его отца записку с объяснением догматов Православной Церкви в сравнении с протестантской уловкой. Эта записка была для нее пренеприятным свидетелем Иоанном Янышевым.
К сожалению , почти никто из его родственников не поддержал Елизавету в ее намерении, ей нужно было получить достаточно резкие ответы от его отца и брата, и только две Виктории — сестра Елизавета, принцесса Баттенберг и королева Виктория — не обвиняли ее, а пытались поощрять свои письма.Православные родственники из дома Романовых поддержали Елизавету в ее решении. Тайна миростроительства была совершена в Лазаревскую субботу 1891 года.
В том же году Сергея Александровича назначили генерал-губернатором Москвы. Для Елизаветы это было серьезным изменением всего образа жизни. Она стала первой светской дамой Москвы. Переезд из Петербурга в Москву, необходимость активно участвовать в светской жизни, бывать на приемах и концертах и ​​устраивать их сами по себе — все это подорвало здоровье Елизаветы.У нее начались мигрени.

Здесь я вижу тайну души. Елизавета Федоровна была чрезвычайно впечатлительна; В ее письмах можно найти сентиментальные нотки, события внешнего и духовного мира оказали на нее сильное воздействие, иногда она страдала от непонимания, от сплетен — сильнее, чем, может быть, других на ее месте. И в то же время, поставив перед собой цель сделать что-то во славу Божью и ради милосердия, она шла к этой цели, не колеблясь. Она, уже будучи обителью милосердия, посещала трущобы, где царила ужасающая грязь, болезни и распутство.Она ассистировала при сложных операциях по удлинению. Лечила гнойных и ожоговых больных. Те сестры нынешнего Марфо-Мариинского монастыря, которые сейчас работают в ожоговом центре, после работы с трудом приходят в себя — она ​​не выдавала ничего, что ей трудно увидеть. Как эта нежная женщина, любящая цветы И тихие беседы смогли преодолеть ради Бога, что не во власти сильнейших мужчин?

Этот период был тяжелым и по другой причине.Сначала умерла жена великого князя Павла Александровича. Сергей Александрович и Елизавета Федоровна очень дружили с этой семьей. Для них это было сильным потрясением. Умирающие родили недоношенного ребенка, о чем писали в Ильинском. Впоследствии великий князь Павел попал в опал из-за второго брака, а двое его детей царской воли были переданы на воспитание Сергею Александровичу и Елизавете Федоровне.
И вскоре умер отец Елизаветы.Она очень любила своего отца и почти не пережила его смерти. Состояние ее здоровья пока что ухудшилось. Чтобы прийти в себя, она вместе с мужем путешествовала по Волге, а через некоторое время навестила королеву Викторию.
Несмотря на все эти переживания, Елизавета Федоровна очень активно занималась благотворительностью, которой и раньше вела, но не в таком объеме. Должность генерал-губернатора предоставила ей широкие возможности для общественной благотворительности. Если посмотреть периодические издания 1890-х годов, то имя Э.И.В. часто встречается в разделах для благотворительности. Елизавета Федоровна вместе с прот. И. Сергиев — о. Иоанн Кронштадт. Самым значительным событием этого периода является Елисавтийское благотворительное общество. «Елисавтийское благотворительное общество, состоящее из высочайшего покровительства их императорского величества и в августовской опеке Великой княгини Елизаветы Феодоровны, было создано специально для того, чтобы … пожелать законным детям беднейших матерей Дотола Играл, хотя и без любое право, в Московском доме образования, под видом незаконного.Основанное в январе 1892 года исключительно для столицы и распространенное в конце того же года, с высочайшего разрешения, его благотворительная деятельность и вся Московская губерния, Елизавтийское общество встретило горячее сочувствие москвичей, что дало ему возможность в В короткие сроки сформировать Елисавтианские комитеты со всеми 224 московскими церковными приходами и открыть это во всех уездных городах Московской губернии »(Журнал« Детская помощь », 1894 г.) Деятельность Общества была тщательно спланирована и охватывала детей разного возраста, обеспечивая будущее.
Кроме того, Елизавета Федоровна возглавляла Дамский комитет Красного Креста, а после смерти супруги была назначена председателем Московского Красного Креста.
С началом русско-японской войны Елизавета Федоровна организовала особый комитет помощи воинам. Тогда же при Комитете в Большом Кремлевском дворце был создан склад пожертвований в пользу воинов. Здесь собирали бинты, шили одежду, собирали посылки, формировали походные церкви.
Там 4 февраля 1905 года обнаружила Елизавету Федоровну страшный взрыв. Никто из находящихся на этом складе не понимал, что произошло. И Елизавета с криком: «Это Сергей!» Бежал по коридорам дворца, в одном платье выбежал на улицу — кто-то зарисовал ее плащ — и в переноске, стоявшей у крыльца, поспешил к месту взрыва. Зрелище было ужасным. Сильный взрыв превратил карету великого князя в груду щепотки, а сам он сломался, исчезнув до неузнаваемости.Снег вокруг был залит кровью. Элизабет, стоя на коленях, поняла, что несколько минут назад она была ее мужем.

Следующие дни Елизавета прожила, как машина, ничего не ела, вид у нее онемел. Единственное, что поддерживало это, — это молитва и общение. И снова неожиданный поступок: в тот же день в том же синем платье она пошла в госпиталь к отряду великого князя. На вопрос, жив Сергей Александрович, она ответила: «Он меня к вам прислал.«Кучер умер со спокойным сердцем. Через несколько дней Елизавета навестила убийцу своего мужа в тюрьме Ивана Каляева. Она передала ему прощение от имени Сергея Александровича, оставила ему Евангелие. Более того, она подала прошение о помиловании. террористка, но это не удовлетворило.
Вскоре Елизавета Федоровна решила полностью посвятить себя служению людям. У нее было много чудесных драгоценностей. Она отделила ту часть, которая принадлежала фамилии Романовых, и отдала в казну, небольшую часть подарили друзья.Оставшиеся драгоценности проданы, и на эти деньги куплена усадьба с 4 домами и большим садом, где проживает житель Марфо Мариинского. Движение сестер милосердия, начавшее разворачиваться со времен Крымской войны, Елизавете было хорошо известно: она вместе с Сергеем Александровичем была попечителем Иверской общины сестер милосердия, участвовала в ее управлении и очень живо представляла себе Возможности такого сообщества. Но ей хотелось большего: возродить движение Диаканисе.Диакониссы — служители церкви первых веков — были поставлены через рукоположение, участвовали в совершении литургии, о роли, в которой сейчас служат иподиаконы, они занимались катехизацией женщин, помогали в крещении женщин , служили пациентом — словом, роль их была значительна. Христианство пришло на Русь уже на закате этого движения, а Диакониссы здесь никогда не было. Вот как сама Елизавета Федоровна описывает отношение части Русской Церкви к идее такого монастыря:
«Видите ли, мы спрашивали о присвоении названия« Диакакон », что в Приветствии означает« слуга ». «, то есть служитель Церкви, чтобы сделать наше положение в стране более ясным: мы — организация Православной Церкви.И в опубликованном в газетах интервью Гермогене (епископ Саратовский, член Синода — Е.Л.) нас бросил резкий упрек в подражании протестантизму, тогда как мы работаем под правильным руководством митрополита, в постоянном непосредственном контакте. с епископами … Мы должны поддерживать церковь, а не бросать, и, к счастью, в основном это так. Аликс (Императрица Александра, сестра Елизавета — Е.Л.) считает, что с нашими домашними сестрами все совершенно ясно, ну, я просто не могу полностью согласиться с этим и надеюсь, поскольку наш «Посвященный подбородок» одобрен священным синодом, мы будем твердо стоять на этом и рассчитывать, что мы четко и открыто представим страну как церковь, православную церковную организацию.Я не хочу большего. Умереть можно в любой день, и мне было бы очень жаль, если бы такой монастырь не был именно монастырем и, конечно же, не обычным светским сообществом — меняли … Все наши службы отправляются как в монастыре , вся работа строится на молитве … »(Письмо Николай П, Цит. По книге« Материалы для жизни … »).
Устав и постройка монастыря были уникальными: впитали, по одному с одной стороны, опыт православных монастырей, а с другой — опыт западных общин диаканисов.Под руководством старейшин пустыни Зосидое Елизавета вместе с придворным священником развивалась настоятелем монастыря и другими церковными деятелями. Они скрупулезно исследовали европейский опыт милосердной деятельности, в частности, в Германии. На Родине Елизавета изучила Уставы общин Диаканис и остановилась на Штутгартской хартии, как наиболее близкой к возможностям России. Глубоко уважая путь русского монашества, великая княгиня считала, что постоянная молитва, внутреннее созерцание должны быть завершающим этапом и вознаграждением тех, кто уже отдал свои силы на благо служения Богу через ближнего.Впоследствии, согласно Уставу, в монастыре предполагалось создать пародию, чтобы бывшие сестры совершали монашество по своему желанию.

Основа жизни монастыря отражена в его названии. Марфа и Мария — сестры-евангелисты, которые приняли Христа в свой дом. Марфа позаботилась о помощи Господа. Марья села у ног Иисуса и слушала его слово. В принятом в Церкви чтении этого отрывка к нему добавлены стихи из следующей главы, где Иисус говорит: «Благословенны слышащие Слово Божье и соблюдающие его.«Марфа и Мария — образ труда и молитвы. При посвящении сестрам был выпущен розарий с перманентом, достойным сотворения молитвы Иисусу.
Первые сестры появились в монастыре в начале 1909 года. Им было всего 6, но уже К концу года их число увеличилось до 30, и с его скорбного пути на Урал Мать прислала каждой сестре по записке — 105 записок.Сестрами монастыря могли быть православные, девицы или вдовы в возрасте от 20 до 40 лет. (Для совершения такого служения требовалось много физических сил).Работницами монастыря могли быть женщины любого семейного положения и не обязательно православные. В свободное время они приехали помочь обители.

В апреле 1910 года епископ Трифон (Туркестанов), один из патриархальных монастырей, посвятил сестрам-крестоносцам первых 17 сестер во главе с Великой княгиней. Они принесли целомудрие, инкубацию и послушания, однако, в отличие от монахинь, через определенный период времени (1 год, 3, 6 и более лет) они могли покинуть монастырь, создать семью и освободиться от тисков раньше. .Согласно уставу, монастырь должен был помогать таким сестрам, готовить им приданое и содержать их в первую очередь.
Деятельность монастыря существенно отличалась от деятельности общин милосердия, существовавших тогда в Москве. Сообщества милосердия ограничивались в основном медицинской помощью нуждающимся. По словам Елизаветы Федоровны, обитель должна была оказывать всестороннюю духовно-просветительскую и лечебную помощь. Для этих целей первые 3 года сестра исследовала жизнь беднейших семей, информация о которых заносилась в специальный почтовый ящик на стене монастыря.Исходя из установленных потребностей, предупрежденные часто не просто давали еду и одежду, но помогали в трудоустройстве, организовывали больницы. Часто сестры уговаривали семьи, которые не могли дать детям нормального образования (например, профессиональные нищие, пьяницы и т. Д.), Отдать детей в приют, где им давали образование, хороший уход и профессию. Елизавета сама проверила читровский рынок (самое «вращающееся» место тогдашней Москвы, трущобы и барабаны). Здесь ее очень уважали за достоинство, с которым она держалась, и полное отсутствие превосходства над этими людьми.

Сестры перед его освобождением к посещению прошли очень серьезную психологическую, методическую, духовную и медицинскую подготовку. Они читали лекции лучшим врачам Москвы, беседы с ними вел защитник обители. Митрофан Сребрянский, человек выдающихся духовных способностей, и второй священник монастыря о. Евгений Садинский. Кроме того, пригласили о. Джозефу Фуделю за ознакомление сестер с тюремным заключением и способы облегчить моральные страдания преступников.В обители были больница на 22 места (ее намеренно не расширяли), отличная амбулатория, аптека, где бесплатно выдавали часть лекарств, приют, бесплатное питание и еще много учреждений. По словам Матюшки и отца Митрофана, монастырь должен стать духовным центром всей России, школой диакониса, где сестры будут получать руководство, поддержку и возможность нравственного обновления.
Поселившись в монастыре, Елизавета Федоровна начала жизнь прямую мобильность: иногда он почти не спал, причиняя тяжелобольным ночами или читая над мертвыми псалтырь, а днем ​​она работала вместе с сестрами, обходя самые бедные кварталы. .Кроме того, известные хирурги города приглашали его для ассистирования при сложных операциях.
Покровский собор Храм сыграл очень важную роль в образовательной деятельности. Храмов в обители было 2; Первый — в честь праведных Кобылы и Марии — предназначался для медсестер, а также для тяжелобольных людей, которые могли слышать богослужение из своих покоев, прилегающих к помещению Храма. Особый интерес представляет второй храм — Покрова Пресвятой Богородицы.Построен в 1910 году крупнейшим русским архитектором А.В. Шачисова, кисти М.В. Снесера и П. Д. Корина, он сам по себе является ценным культурным наследием, привлекающим внимание горожан. Но главное — это благоговейные службы, совершаемые духовенством обители, а часто иерархи церкви в чудесном пении сестер, и познавательные лекции и беседы, которые проводились при каждом воскресении в трапезной этого храма защитником. монастыря о. Митрофан и пригласил лучших проповедников того времени.Москвичи активно посещали эти занятия. Встреча палестинского общества, географического общества, духовные чтения и другие мероприятия также прошли в трапезном храме.
Не оставила Елизаветы Федоровны прежней деятельности. Она продолжала быть председателем Московского комитета Красного Креста, посещала различные благотворительные учреждения. Во время войны армия и помощь раненым активно заботились о снаряжении армии и помощи.
Трудно найти сферу общественного служения, которая не охватывалась бы покровительством Великой Матери.Вот список ее обязанностей (далеко не полный: Елизавета Федоровна за свою жизнь занимала более 150 должностей!)

Почетный председатель Дома воспитания детей-сирот погибших воинов Московской городской школы.
Председатель Элисавтской женской гимназии.
Почетный член общества слепых, Московского отделения Императорского Русского Музыкального Общества, Общества спасателей на водах.
Председатель Палестинского общества.
Опека военного лазарета на Сивевском крае, Комитет военных госпиталей, Комитет передвижных храмов и госпиталей Москвы и др.
Эти общественные дела не были формальностью: Великая Мать была сутью каждого случая. Не избежала клеветы: во время Первой мировой войны, желая помочь военнопленным, которым были переполнены больницы, ее обвиняли в живых немцах. Результатом протеста против того, что Г. Типутин жил при дворе, стала удаленность императрицы Александры от сестры.
С началом Февральской революции в монастырь стали приходить агрессивные отряды, угрожали Великой княгине, искали оружие, якобы спрятанное там.Но сначала все делалось благополучно, благодаря выдержке и мудрости матери Елизаветы и отца Митрофана. Германия беспокоилась за судьбу Елизаветы Федоровны; Кайзер Вильгельм, однажды пригласивший ее руку, уговорил ее покинуть Россию; Одним из условий для брестского мира было то, что Германия предоставила Великой княгине возможность беспрепятственно покинуть Россию. Но она отказалась покинуть свою новую родину и своих духовных чад, хотя явно предвосхитила страшные события и рассказала о мученической короне, которую многие ждут в монастыре.
На третий день Пасхи 1918 года чекисты забрали Богородицу из монастыря и отправили вместе с сестрами Екатериной Янышевой и Барбарошей Яковлевой сначала в Пермь, а затем в Алапаевск. Сестрам было предложено спасти жизнь, оставив свой приоритет. Елизавета Федоровна уговорила Екатерину уйти, передать в тайное известие о своем положении и написать сестрам. И Варвара твердо решила разделить судьбу матери.
В убиении Елизаветы Федоровны московские солдаты отказались, и это дело доверили латышским стрелкам.Они увидели в ней лишь одну из представительниц ненавистной династии Романовых, и она подвергалась различным унижениям, поэтому Патриарху Тихону пришлось обратиться за ней. Но она не потеряла присутствия Духа, оставшиеся сестры были наставлены в письмах, несущих для них любовь к Богу и ближнему.
5 (18) июля 1918 г., в день преподобного Сергия Радонежского, которого очень чтила Елизавета, на следующий день после убийства царская семья Елизавета Федоровна вместе с его Класером, Барбароями и 6-6 алапаевскими узниками — членами Дом Романовых — обнулен в старой шахте под Алапаевским.Бросьте их живыми. Они получили страшные травмы при падении. Великая Царевна молилась: «Господи, прости им, что они не знают, что делают!» Когда тела были извлечены из шахты комиссии Колчака, выяснилось, что пострадавшие жили после падения, умирая от голода и ран. Великая Матерь и там продолжила милосердное служение: на рану князя Иоанна, упавшего на сброс шахты возле нее, была перевязана часть ее апостолина. Окрестные крестьяне говорят, что молитвенное пение исходило из шахты.

Тела погибших алапаевцев перевезены в Пекин, затем 2 гроба — Елизаветы и Варвары — отправлены в Иерусалим. Тела этих мучеников, в отличие от других шести, почти не обрабатывались, но источником был удивительный аромат.
В 1992 году Русская Православная Церковь, Великая Княгиня Елисавета и Инокина Варвара, была найдена в лике Святых Новомучеников Российских.

Светлый негасцин. Великая княгиня Елизавета Федоровна

[М.СЕСТЕРЫ. Портрет Елизаветы Федоровны]

В мае 1916 года Великая княгиня Елизавета Федоровна отметила 25-летие своего пребывания в Москве. Среди многочисленных депутатов, прибывших поздравить его с этой знаменательной датой, была и делегация от Иверской общины сестер милосердия Красного Креста, которая все это время была предметом особой заботы Великой Матери. Настоятель общинной церкви во имя Иверлийской иконы Божией Матери о. Сергий Махаев (Свободмч.) Обратился к августейшей покровительнице с приветственным словом:

Иверкская община, благодарная за постоянную память о Ее Высочество, просит взять в молитвенную память о ней этот священный образ великомученицы Ирины, память о которой празднуется Святой Церковью 5 мая, в тот день, когда двадцать пять лет назад вы вошли в землю Московскую с Никогда не покидать ее.

Когда святая Ирина порылась променять славу и царство земное на Царство Божие, голубь с масляной ссудой влетел в окно ее дворца и, положив его на стол, вылетел.Он управлял своим орлом с венком из разных цветов и тоже оставил его на столе. Рейвен залетела в другое окно и оставила на столе маленькую змейку.

Ваше Высочество! Мы видели в жизни вашего кроткого чистого голубя с плодородной ветвью мира и милосердия. Мы знаем, что вы не избежали Змининой в бедствиях и серьезных испытаниях, принесенных врагом человеческого рода. Мы молим, чтобы в час награждения Господа в наших делах вы ободрили вас увидеть царственного орла с венцом наград за подражание Великомученику в оставлении славы мира ради славы небесной.

Самое детское имя Ирина означает «мир». Да, Господь пошлет вас еще сюда, на Землю, в мир, оставивший Христа, тех, кто любил Его, мир спокойной совести, уверенный в святыне, созданной случаем бескорыстной любви, творящей радость и надежду на вечное. жизнь. Аминь.

Вероятность появления великой княгини святой Ирины оказалась пророческой. Уже вскоре мученический венец венчал ее главу. Затем, в 1916 году, появились первые признаки надвигающейся катастрофы.Народ, как отметил в дневнике мыслитель Л.А. Тихомиров, был уже «нервно пьян». Раньше камни летали в карету Елизаветы Федоровны, так почитают Дотоле в Москве. Ходили слухи, что в Марто-Мариинском монастыре скрывается брат великой княгини, великий князь Гессенский Эрнест, прибывший в Россию для переговоров о разделенном мире. Как-то утром у ворот монастыря собралась угрюмая толпа, окропленная шоковыми агитаторами.

Немецкий позор! Отдай шпиона! — Были крики, и в окна летели камни и кусочки кирпича.

Вдруг открылись ворота, и Федоровна предстала перед разъяренной толпой погромщиков. Она была совершенно одна, бледная, но спокойная. Роутс застыли в изумлении, и, используя наступающую тишину, Великая Мать спросила громким голосом, который им был нужен. На требование вождей выдать герцога Эрнеста Елизавета Федоровна спокойно ответила, что его здесь нет, и предложила осмотреть обитель, предупредив не беспокоить больных.В толпе возобновилось безумие, и казалось, что она вот-вот бросится на августейший приоритет и запутает ее. Вовремя конный полицейский был разогнан демонстрантами, которые по указанию Великой княгини ранили сестер монастыря, немедленно оказали медицинскую помощь.

Все происходящее воскресило в памяти ужасы революции 1905 года. Та, первая, революция отняла у Елизаветы мужа Федоровны. Великий князь Сергей Александрович был разбит бомбой, брошенной в его тележке террориста Каляева.Взрыв был такой силы, что, как рассказали, сердце мученика было найдено на крыше одного из домов … Великая княгиня собрала супруга на месте трагедии. Она написала его сестре, что в тот момент ей принадлежала только одна мысль: «Вернее, Сергей все еще ненавидел кашу и кровь». Гора Елизавета Федоровна была огромной, но ее самоотверженности хватило, чтобы подойти к ложе умирающего великого князя кучера и утешить страдальца, сказать ему с нежной улыбкой, что Сергей Александрович выжил, и послал ее справиться с состоянием верный мужчина.Успокоенный Кучер вскоре скончался. Великая княгиня совершила подвиг еще больше — навестила убийцу ее мужа в тюрьме. Это был не рис или поза, а движение милосердной души, страдающей от того, что умирает другая душа, даже если это душа злодея. Ее желание пробудилось в спасительном раскаянии убийцы. В эти черные дни единственный раз озарила ее измученная улыбка на лице — когда ей сказали, что Каляев поставил рядом принесенную икону. Убийца, однако, не захотел раскаяться и был казнен, несмотря на прошение Елизаветы Федоровны о сохранении его жизни.

[Елизавета Федоровна и Сергей Александрович]

После смерти мужа великая княгиня решила полностью посвятить себя служению Богу и ближнему. Она делала вид, что много времени уделяла милосердию. В дни русско-японской войны ею было сформировано несколько санитарных эшелонов, открыты госпитали для раненых, в которых она регулярно находилась сама, созданы комитеты по обеспечению вдов и сирот. Елизавете Федоровне были устроены все необходимые санатории для раненых на берегу Черного моря, в Новороссийске.В Кремлевский дворец она брала мастерские женского труда в помощь солдатам, где ежедневно работала и сама. Теперь Великая Княгиня покинула свет и, продав все свои драгоценности, приступила к осуществлению своей мечты — строительству монастыря, в котором служение Марии связывалось бы со служением Марфы, молитвенный подвиг с подвигом Срединного. Обслуживание. «Само название самого имени — то, что великая княгиня дала учреждению, созданному ею, — писала митрополит РОЦ Анастасия (Грибановский), — Марфо Мариинская Обитель; в ней миссия последней была предопределена заранее.Община была задумана как дом Лазаря, в котором так часто покидали Спасителя. Сестры монастыря были призваны объединить и высокую Марию Марию, которые стали вечными глаголами жизни, и служение Марфы, как они утвердили Христа в Его лице его меньших братьев … »

Выбор такой трудный путь многим показался странным: одни недоуменно пожимали плечами, другие поддерживали Елизавету Федоровну, среди которых была и Александра Николаевна Нарышкин.Во время русско-японской войны она на свои средства организовывала лазарет для раненых воинов и была очень близка к Великой княгине. Благотворительность, покровительница рыболовов-промысловиков, была убита большевиками в 1919 году в Тамбове. Больную семидесятилетнюю старуху унесли из дома и увезли за окраину города — на место казни. По дороге она умерла. Александре Николаевне было адресовано письмо Елизаветы Федоровны, в котором она объяснила причины, побудившие ее избрать свой путь: «Я рада, что вы разделяете мою веру в истинность избранного пути; если бы вы знали, насколько я чувствую недостойный этого безмерного счастья, потому что, когда Бог даст ему здоровье и возможность работать для него, это счастье.

Вам достаточно, чтобы я знал меня, чтобы понять, что я не считаю свою работу чем-то совершенно экстраординарным, я знаю, что в своей жизни каждый — в вашем кругу, в самом узком, самом низком, самом блестящем … если мы выполняем свой долг и в душе и молитвах доверяем свое существование Богу, чтобы Он укрепил нас, простил нам наши слабости и направил нас (направил на правильный путь). Моя жизнь была настолько насыщенной, что блеск в большом свете и обязанности по отношению к Нему закончились из-за моего вдовства; Если бы я попытался играть аналогичную роль в политике, у меня бы ничего не случилось, я не смог бы принести никому никакой пользы, да и сам не принес бы никакого удовлетворения.Я один — люди, страдающие от бедности и испытывающие все чаще и чаще физические и моральные страдания, должны получить хоть какую-то христианскую любовь и милосердие — это меня всегда волновало, и теперь это стало целью моей жизни …

.. Ты можешь сказать мне после многих: оставайся в своем дворце в роли вдовы и твори добро «наверху». Но если я требую от других следовать моим убеждениям, я должен делать то же самое, что и они, чтобы беспокоиться о тех же трудностях с ними, я должен быть сильным, чтобы советоваться с ними, поощрять ваш пример; У меня нет ни ума, ни таланта — у меня нет ничего, кроме любви ко Христу, но я слаб; Истина нашей любви ко Христу, преданность Ему, которую мы можем выразить, утешая других людей — таким образом мы отдадим Ему свою жизнь… »

В Марфо-Мариинском монастыре все было устроено по указанию Елизаветы Федоровны. В ее распоряжении не было ни одного посаженного дерева. В создании внешнего облика монастыря было соединилось искусство нескольких гениев. : архитектор Шушева, скульптор Связи, художники Васнецов, пришедшие на ближний Кружок Великой Княгини и ее покойного мужа, и Корина, которая была в то время ученицей Васнецова, а потом черствым учеником.

В апреле 1910 года 17 сестер монастыря во главе с Елизаветой Федоровной, первыми заменившими траур на монашескую мантию, были посвящены титулу Крестовых Походов Любви и Милосердия. В тот день Мать Матери сказала своим сестрам: «Я покидаю блестящий мир, в котором я заняла блестящее положение, но вместе со всеми вами весит в величайшем мире — в мире бедных и страдающих».

Свою жизнь Великая Княгиня пыталась подражать преподобному. Она тайно носила Обраницу и Веригу, спала на деревянной кровати без матраса и на жесткой подушке всего несколько часов, в полночь вставала на молитву и ходила по больным , я выполнил все посты и даже в обычное время не ел мяса (даже рыбы) и ел очень мало.Как бы то ни было, Елизавета Федоровна обошлась без Совета своих духовных отцов, в полном послушании которому была. Мать Великая постоянно пребывала в состоянии молитвы, создавая «Иисусовую молитву». Она писала о своем брате: «Каждый христианин повторяет эту молитву и чувствует себя с ней хорошо, и с ней хорошо жить. Иногда он говорит, дорогая, в память о твоей старшей любящей сестре».

Случаи милосердия, совершенные Елизавета Федоровна, бесчисленное множество. Работая в созданной при монастыре больнице для бедных, она взяла на себя самую ответственную работу: ассистировала при операциях, делала перевязки — и все это с лаской и теплотой, утешительным словом, прежним исцелением для больных.Однажды в больницу доставили женщину, которая случайно перевернула керосиновую плиту. Все тело было ее твердым ожогом. Врачи признали ситуацию безвыходной. Великая княгиня взялась лечить несчастного сама. «Она одевалась дважды в день, — пишет Миллер в своей книге о Елизавете Фодоровне, — одевания были долгими — два с половиной часа — и прежде, чем стало мучительно, великая княгиня должна была все время останавливаться, чтобы дать женщине одежду. отдыхай И успокой ее. От язвы больного исходил отвратительный запах, и после каждой перевязки халат Елизавете Федоровне приходилось утомлять, чтобы избавиться от него.Но, несмотря на это, высокий априорист продолжал заботиться о пациентке, пока она не выздоровела … »

Великая Мать обладала подлинной целительной силой. Знаменитые хирурги приглашали ее помочь ей при сложных операциях в других больницах, и она всегда соглашалась.

Елизавета Фёдоровна присутствовала при последнем вздохе любого умирающего больного его больницы и сама ночью читала над ним псалтырь. Она учила сестер готовить неизлечимого пациента к переходу в вечную жизнь. «Не страшно, что мы пытаемся уснуть. от ложных гуманитарных наук с надеждой на их воображаемое выздоровление », — сказала она.«Мы оказали бы им больше услуг, если бы они заранее подготовили их к христианскому переходу в вечность».

Забота об умирающих иногда служила не только их помощью, но и спасением их близких. Некоторое время в больнице лежала умирающая от рака женщина. Ее муж, рабочий, был женщиной и ненавидел правящий дом. Ежедневно навещая жену, он с удивлением заметил, с каким беспокойством по этому поводу. Особое участие показала одна из сестер. Она села на кровать больного, приласкала ее, сказала утешительные слова, дала лекарства и принесла разные сладости.Зачарованная и подъезжающая несчастная ответила отказом, но это не изменило отношений между сестрой. Она оставалась с ней все время агонии, а затем с другими сестрами мыла и одевала ее. Потрясенный вдовец спросил, кто эта чудесная сестра, больше родные отец и мать, у которых беременная свекровь. Когда ему ответили, что это великая принцесса, он расплакался и бросился благодарить ее и просить прощения, который, не зная ее, так ее возненавидел. Нежный прием, оказанный ему, еще больше тронул этого человека, и он пришел к вере.

Кроме больницы Елизавета Федоровна открыла дом для потребителей. Здесь они получили надежду на выздоровление. Сюда регулярно приезжала Великая Княгиня. Благодарные пациенты обнимают своего благодетеля, не думая, что могут заразить ее. Она, считая, что ее здоровье в руках божьих, никогда не уклонялась от объятий. Умирающие прошли мимо великих детей Матери, зная, что она позаботится о них.

И Елизавета Федоровна ухаживала. Мальчиков устраивают в общежитие, девочек — в закрытые учебные заведения или приюты.Последние монахини Марто-Мариинской Монушки Мать Надежда вспоминала: «Однажды в подвал приходит одна из сестер: молодая мама, туберкулез в последней стадии, двое детей в ногах, голодные … Маленькая рубашка натягивается. колени. Глаза блестят, лихорадит, умирают, просит устроить детей … … Нина вернулась, все говорит. Мать забеспокоилась, сразу позвонила старшей сестре: «Немедленно — сегодня — устраивать в больницу. Если мест нет, пусть ставит фальшивую кровать! «Девушку отвезли в приют.Мальчика определили потом в детский дом … сколько их было, ситуаций через ее руки проходили? Без оценки. И в каждом она участвовала — как будто единственная — своей судьбой.

В одном из приютов перед визитом высокому гостю девчонок проинструктировали: «Великая княгиня войдет, вы все — хор:« Здравствуйте! »И — поцеловать ручки. «

Здравствуйте и целуйте ручки! — воскликнули дети, когда вошла Елизавета Федоровна и протянула руки для поцелуя.Мать-великая перебила их всех, потом утешила растерянную директрису, а на днях принесла много подарков.

В приюте Серафимо-Дивеевского монастыря разразилась эпидемия тифа. Десятки детей лежали в крохах, и смерть склонилась над ними. Провести больных приехала Елизавета Федоровна. Одна из учениц вспоминала: «И вдруг дверь отворилась — и она вошла. Это было как солнце. Все ее руки были заняты деревьями и подарками. Не было кровати, на краю которой она не села.Ее рука ложилась на каждую лысину. Сколько угощали конфет и игрушек! Я ожил, все печальные глаза тряслись. Похоже, после того, как она пришла — среди нас больше никого не погибло. «

Великая княгиня спасла умирающих в тритонах детей. Она вместе с другими сестрами ходила хитрыми краями по лобовому стеклу, не боялась посещать такие уголки, куда мало кто решался заглянуть. человеческий образ не пугал и не отталкивал его. «Образ Божий иногда может быть затемнен, но никогда не может быть разрушен», — сказала Великая Мать.

Она без устали шла от тритона, уговаривала родителей передать ей воспитывать своих детей. Ей удалось дотянуться до их прыгающих душ, и, трепеща до слез, они доверили великую принцессу детей, вырвавшуюся таким образом из бездны распутства.

Никто из обывателя лукавства не решился оскорбить Елизавету Федоровну. Однажды, идя на одну из съемок, она позвонила сидящим там коляскам:

Хороший человек…

Какой он добрый? — сразу же прозвенел.- Это последний вор и негодяй!

Но Мать Великая оставила это замечание без внимания и попросила бродягу передать в жилище тяжелый мешок с деньгами и вещами для раздачи бедным.

Немедленно исполню Вашу просьбу, Ваше Высочество!

В тритоне был шум. Великая княгиня была уверена, что ее избранник непременно украдет сумку. Но она оставалась непреклонной. Когда Елизавета Федоровна вернулась в обитель, она сообщила ей, что ее сумку принес какой-то бродяга.Его сразу накормили, и он, попросив проверить содержимое сумки, попросил его поработать в обители. Мать великая назначила его помощником садовника. С тех пор бывший бродяга перестал пить и воровать, работал на совесть и старательно посещал храм.

Помимо прочего, Елизавета Федоровна организовала кружок для взрослых и детей, которые по воскресеньям собирались работать с детьми из бедных семей. Члены кружка шили платья нуждающимся безработным женщинам, которые были заказаны на верхнюю одежду, обувь закупалась на пожертвованные деньги — в результате в 1913 году одели более 1800 детей из малообеспеченных семей.

В обители существовала бесплатная столовая для бедных, где ежедневно выпускалось более 300 обедов, библиотека на 2000 книг, воскресная школа для полуграмотных и неграмотных женщин и девушек, работавших на фабрике.

Хофф-дама принцесса Виктория Баттенберг, сестры Елизавета Федоровна, Нонна Грэтон вспомнила Марфо-жительницу Мариинского и ее начальную школу: «У нее никогда не было слов« не могу », и никогда не было ничего скучного в жизни Марфо-жительницы Мариинского. Там все было идеально и внутри, и снаружи.И кто там был, совершил чудесное чувство. Митрополит Анастасий писал: «Она умела не только плакать от слез, но и радоваться от ликования, что обычно труднее сначала … Она лучше многих Инокин соблюдала Великий Завет Святого Нила Синая: Блаженный Инок, кто чтит Бога после Бога. Находить добро в каждом человеке, и «Благодать призвать падших» было последним желанием ее сердца. «

К пятилетию монастыря была издана брошюра о ней, написанная самой Богородицей, хотя подписи автора на книге не стояли.В брошюре заканчивалось следующее наставление: «Господь видит душу. Наш долг — служить и сеять, не ожидая немедленного плода или награды. Сеять Его плоть до плоти воскреснет; И сеяние в Духе от Духа приведет к браку с вечным». жизнь. Делаем добро, но мы не исчезаем: ибо в ваше время я могу насытиться, если вы не ослабеете. Итак, докоме время, мы сделаем добро всем, но с вашим собственным для вашей веры (Галл. 6 , 8-10).

Как не понять, что если с помощью Господа мы сможем пожертвовать в душе искру Божью хотя бы на мгновение и время, чтобы вызвать чувство сокрушения , давайте вдохнем благоухание неба, тогда это будет уже плод духовный, а таких плодов может быть даже много, ибо Душа живая у падшего человека, как показал расчетливый разбойник…

Мы должны подняться из печальной земли — в Рай и радоваться с ангелами об одной спасенной душе, об одной чаше холодной воды, поданной во имя Господа.

Все нужно делать с молитвой, для Бога, а не для человеческой славы. Читая Святое Евангелие, мы не замечаем; Разве не было бы утешением услышать от Божественного Учителя: раз ты сделал его размером с меня меньше, то они сделали меня (Мф. 25, 40)?

Но опять же и в этих мыслях необходимо смириться и помнить: «Итак, вы, когда выполняете всех, кто заповедал, говорите: мы не стоячие рабы, потому что они сделали то, что должны были сделать (Люкс 17, 10 )…

Вера, мол, хаски, но все же она еще жива. Но мы так часто живем для себя, что разжигаем себя и уносим свои печали за чужой печалью, не осознавая, что мы разделяем ваше горе, чтобы уменьшить его, и разделить его — это увеличить его.

Давайте откроем наши души, чтобы Божественное Солнце Милосердия пошло.

Из всех добродетелей величайшей Елизаветы Фёдоровна считала милосердие, даже в самом маленьком его проявлении. «Трудно ли, — сказала она, — участвовать человеку в горе: сказать доброе слово — тому, кто болит; улыбнуться извините, заступитесь за обиженных, чтобы усмирить ссору; Подавать милостыню нуждающимся… И все такие легкие вещи — если сотворите их с молитвой и любовью, приблизьте нас с небом и самим Богом. «Счастье не жить во дворце и быть богатым, — писала Елизавета Федоровна своим воспитанникам — детям великого князя Павла Александровича (младшего брата Сергея Александровича) Марии и Дмитрия. — Все это можно потерять. Настоящее счастье в том, что нельзя похитить ни людей, ни события. Вы найдете его в душевной жизни и вернетесь сами. Постарайтесь порадовать тех, кто рядом с вами, и вы сами будете счастливы.Еще одно наиболее частое наставление Матери Великой было: «Сейчас трудно найти истину на Земле, затопленной и более сильной и более сильной, чем волны греховные; Чтобы не разочароваться в жизни, нужно найти правду в небе, где она нас оставила. «

Во всех начинаниях Великая Княгиня неизменно поддерживала государя и его сестру-месть. Сестры всегда были очень близки, к их духовным отношениям относились с большим уважением, в основе которых лежала их глубокая религиозность.К сожалению, в последние годы их отношения омрачила мрачная тень Распутина. «Этот ужасный человек хочет меня с ними разделить, — сказала Елизавета Фёдоровна, — но, слава богу, ему это не удается». Игумен Серафим в своей книге «Мученики христианского Долг» писал: «Покойной было столько, что редко ошибались в людях. Она глубоко горевала, что епископ Феофанов, будучи духовником и духовным главой общества, поверил Григорию Распутина и представил его как редкого в наше время подвижника…

Сколько бы людей и других подобных людей ни искало приема Великой Княгини, но ей было тяжело в этом плане, так как Адамант никогда не принимал таких … »

Елизавета Федоровна увидела в Распутине огромное зло и опасность. Когда, находясь в Костроме, она узнала, что «старик» находится там же и его присутствие накануне торжества трехсотлетия дома Романовых, он закричал от ужаса и , упав на колени перед иконами, долго молился.

Многие искренние приверженцы государя и Отечества не раз обращались к Великой княгине с просьбой повлиять на сестру Августа, открыть ей глаза на роковую ошибку. Но изменить мнение матери больного страшной болезнью ребенка о единственном человеке, который смог облегчить его мучения, было невозможно. Все попытки, предпринятые в этом отношении Елизаветой Федоровной, не увенчались успехом. После последнего разговора на наболевшую тему в отношении императрицы с сестрой было запущено охлаждение.Это была их последняя встреча. Через несколько дней Распутина убили. Даже не зная об участии в этом деле своего племянника Дмитрия Павловича, Великая Матушка отправила ему неосторожную телеграмму. Его содержание стало известно Александре Федоровне, которая застала его сестру причастной к заговору. Даже много позже, уже находясь в заключении, она не смогла преодолеть это столь ошибочное подозрение. Затем, следуя по Алапаевску через Екатеринбург, Великая княгиня смогла перевезти пасхальные яйца, шоколад и кофе в Ипатьевский дом.В ответ ей пришло благодарное письмо княгини Марии Николаевны, консьерж не последовал письму …

Елизавета Федоровна очень боялась войны, вспоминая, к каким ужасным последствиям довел японский поход. Когда ее еще объявили, Великая Мать говорила с игуменом Серафимом, что «Повелитель войны не хотел, война вспыхнула против его воли … Она была подвергнута бомбардировке Императора Вильгельмы, что он прислушался к тайному предложению врагов мира, потрясающие основы мира… нарушил завет Фридриха Великого и Бисмарка, просивших жить в мире и дружбе с Россией … »

Во время войны Великая княгиня работала не покладая рук. Больницы, санитарные поезда, уход за ранеными и осиротевшими семьями — все там, где ее путь милосердия начался десять лет назад, снова возобновился. Елизавета Федоровна и она сама уехали на фронт. Однажды на одном из официальных мероприятий ей пришлось заменить императора больной сестрой. ему надоело верховный главнокомандующий.Как пишет Миллер, «она знала, что никто другой, как только сам император, не может вдохновить его войска на новые подвиги, но боялась, что длительное пребывание государя в ставке, вдали от царской деревни и Петрограда, не сможет быть зависимым от внутренней ситуации в стране … »

О. Митрофан Сребриннезадовгув до Февральской революции об. Митрофан Сребрянский (Свобмч.), Духовник жителя Марфо Мариинского, видел предварительный сон, содержание которого сказало Великому Маме перед службой:

Мама, я просто волновалась, что только что увидела мною, что не могла сразу начать богослужение.Может, рассказывая это вам, я могу уточнить, что вы видели. Видела во сне четыре картинки, сменяющие друг друга. На первом — более счастливая церковь, которая горела и разрушалась. На втором снимке — сестра императрицы Александра предстала передо мной в траурной рамке. Но вдруг из ее края показались белые ростки, и белоснежные лилии покрыли изображение государя. Третье изображение архангела Михаила с огненным мечом в руках. На четвертом — я видел, как преподобный серафим молился на камне.

Я объясню вам значение этого сна », — подумала Елизавета Федоровна, — ответила Елизавета Федоровна. — В недалеком будущем нашу Родину ждут тяжелые испытания и горе. От них пострадает наша русская церковь, которую вы видели горящими и Белые лилии на портрете моей сестры говорят о том, что ее жизнь будет покрыта славой мученического венца … Третья картина — Архангел Михаил с огненным мечом — предсказывает то, что Русь ждет великих сражений небесные силы устарели с темными силами.Четвертая картина обещает нашему Отечеству загородное изображение преподобного Серафима.

Да проносит Господь святые молитвы всех русских святых. И Господь усложняет нас великой благодатью!

Февральская революция выпустила на просторы России толпы преступников. В Москве цвета овец ограбили и сожгли дома. Великую княжну однажды попросили быть осторожной и держать врата монастыря на случай запора. Но она никого не боялась, и скорая помощь продолжала оставаться открытой для всех.

Неужели вы забыли, что волосы не падают с вашей головы, если нет Воли Господа? — ответила Мать Великая на все предостережения.

Однажды в обитель пришли несколько пьяных рас, нецензурно ругались и вели себя непривязанно к себе. Один из них в грязной солдатской форме стал кричать на Елизавету Федоровну, что она уже не ее высочество, а кто она теперь.

Я служу здесь людям, — спокойно ответила великая принцесса.

Тогда дезертирка потребовала перевязать язву в паху.Мамин великий сел на стул и, поставив на колени, промыл рану, перевязал и сказал перевязать на следующий день, чтобы не было гангрены.

Озадаченные и смущенные римляне покинули обитель …

Елизавета Федоровна не питала ни малейшего зла на поднимающуюся толпу.

Народ — ребенок, — сказала она, — он не уверен в том, что происходит … Он ввел в заблуждение врагов России.

Его сестра, принцесса Виктория, Великая принцесса писала в те дни: «Властелин путей — это секрет, и это поистине великий дар, который мы не можем знать всего будущего, которое приготовлено для нас.Вся наша страна раздроблена на мелкие кусочки. Все, что было собрано веками, уничтожено, и наш собственный народ, которого я люблю всем сердцем. Действительно, они морально больны и слепы, чтобы не видеть, куда мы идем. И сердце болит, но я не чувствую горечи. Можете ли вы критиковать или осуждать человека, который в восторге, сумасшедший? Вы просто можете пожалеть об этом и жаждете найти для него хороших опекунов, которые могли бы спасти его от поражения всего от убийства тех, кто находится на его пути.

Предвидя мученическую кончину государя и его семьи Мать Мать Мать как-то сказала архиепископу Анастасии (Грибановскому) о пережитых страданиях с просветленной мягкостью:

Это послужит их нравственному очищению и приведет к Богу.

Она повторила свое сестер в ободрение своими словами из Евангелия: «И будете ненавидеть вас за имя Мое … Терпите души ваши души» (Луки 21, 17, 19).

Святой Патриарх Тихон
Приход к власти большевиков , сопровождавшаяся расстрелом кремлевской святыни, в которой были прикрыты повстанцы Юнкера, совпала с первым за два столетия избранием первого Патриарха.Елизавета Федоровна, присутствовавшая на богослужении, во время которого Святое Благословение благословляло, написала графин Александру Олсуфьевой: «Священный Кремль с заметными следами этих печальных дней был для меня дороже, чем когда-либо, и я чувствовал, что должен насколько православная церковь является настоящей церковью Господа. Я испытал такую ​​глубокую жалость к России и к ее детям, которые в настоящее время не знают, что они делают. Разве это не больной ребенок, которого мы любим в сто раз больше во время его болезнь, чем когда он бодр и здоров? Я хотел бы терпеть его страдания, научить его терпению, помочь ему.Это то, что я чувствую каждый день. Святая Русь не может умереть. А вот Великой России, увы, больше нет. Но Бог в Библии показывает, как он рассказал своему раскаявшемуся народу и снова дал ему благословенную силу.

Будем надеяться, что молитвы, усиливающиеся с каждым днем ​​и возрастающие покаяния, будут стыдными для морского сына, и он будет молиться за нашего Божественного Сына, и что Господь простит нас.

В другом письме, адресованном все той же графине Олсуфьевой, есть такие строчки: «Если мы глубоко впишемся в жизнь каждого человека, то увидим, что она полна чудес.Вы говорите, что жизнь полна ужаса и смерти. Да. Но мы явно не понимаем, почему должна течь кровь этих жертв. Там, на небесах, они все поняли и, конечно же, нашли мир и настоящую Родину — Небесное Отечество.

Мы, на этой земле, должны возвысить наши мысли к Царству Небесному, чтобы каждый мог видеть просвещенными глазами и со смирением сказать: «Да будет твоя воля».

Полностью разрушенная «Россия Великая, бесстрашная и непорочная».Но «Святая Русь» и Православная Церковь, которую «врата ада не преодолеют», существуют и существуют как никогда. А те, кто верит и ни на мгновение не сомневается, увидят «внутреннее солнце», которое освещает тьму во время захватывающей бури.

Меня не ждут, друг мой. Я только уверен, что наказывающий Господь — это тот же Господь, который любит. В последнее время я много читаю Евангелие, и если вы осознаете великую жертву бога Бога, который послал своего сына умереть и воскресить за нас, тогда мы почувствуем присутствие Святого Духа, освещающего наш путь.И тогда радость становится вечной, даже когда наши бедные человеческие сердца и наши маленькие земные умы переживут моменты, которые кажутся очень ужасными. «

Н. Бургуз-Мирошник. Портрет В.К. Елизаветы
Елизавета Федоровна имела возможность покинуть Россию. Когда-то влюбленный в нее кайзер Вильгельм предложил через шведского посла вывезти ее за границу. Это было большим искушением, поскольку она брат и две сестры, которых она не видела с начала войны, были за границей, но великая княгиня выдержала испытание, ответив послу, что он не может покинуть свою обитель, вверенную сестрам и больному богу.Следующее предложение последовало за выводом Брестского литовского мира. Граф Мирбах дважды добивался приема Елизаветы Федоровны, но она не принимала его как представителя вражеской страны. Мать Великая из России категорически отказалась: «Я ни с кем не сделала ничего плохого. Буди Воля Владыка!» В начале марта 1918 года сапожник, жена которого лежала в унаследованной больнице, предложил великой принцессе устроить ей побег. говоря, что у него были хорошие сани и лошади, чтобы отвезти ее в безопасное место.Тронутая таким отношением, она ответила, что Сани не отпустит всех своих сестер, но она не может оставить их. «… Казалось, что она стояла на высокой непоколебимой скале и оттуда без страха смотрела на бушующие вокруг нее волны, устремляющие свою духовную одаренность к вечной данности», — вспоминал митрополит Анастасиев.

Елизавета Федоровна была арестована на третий день Святой Пасхи 1918 года. Параскева Тихоновна Корина (жена художника) рассказывала, что на всю жизнь он запомнил тот пронзительный, долгий звонок, который раздался в монастыре у ворот, когда Латыши пришли арестовать Великую Мать.Она попросила дать ей два часа на то, чтобы сделать необходимые заказы в монастыре, но ей дали только полчаса на оплату гонорара. Сестры в церкви святых Марфы, Марии и Марии сбежали и окружены Высоким списком Обрамления. Все понимали, что увидят ее в последний раз. Очень бледная, но без слез Великая Княгиня благословила собравшихся:

Не плачь, на свет увидишь.

У ворот Чикисты с битой отошли от сестер и посадили Федоровну за Елизавету в машину, навсегда забрали ее из родных стен.

По пути к Материнскому звену Великая написала письмо сестрам, пытаясь утешить их в нем. «Я сейчас читаю чудесную книгу Иоанна Тобольского», — написала она. — Вот как он пишет: «Милосердный Бог спасает, управляет и умиротворяет свою святую волю каждого человека, и одни и те же слова поддерживают и укрепляют его сердце — не преступать волю Бога, загадочно вдохновляя его: ты всегда со мной, ты в моем сознании И воспоминания тоже явно подчиняются моей воле Я всегда с тобой, с любовью смотрю на тебя и храню тебя, чтобы ты не потерял мою милость, благодать и дары милосердия.Все мое — твое: Мое небо, ангелы, и даже больше я, единственный Сын Сын, «Твоё Да и я сам, Да твой и буду твоим, как я обещал верному Аврааму. Я твой щит, моя великая награда навсегда навсегда »(Бытие). Мой Господь, потому что ты мой, правда … Я слышу тебя, и твои слова смогут удовлетворить тебя.

Говори эти слова каждый день, и тебе будет легко в душе.

«Надежда на Господа обновится в силе, крылья полетят, как орлы, текут и не устают, не устают. толстеть »(Исайя).

«Господи, верь, помоги моему неверию». «Дети мои, мы полюбим не словами или языком, но делом и правдой» (Послание).

Милость Господа нашего Иисуса Христа с вами и моя любовь ко всем вам во Христе Иисусе. Аминь ».

В Алапаевске Великая княгиня была заключена в здании уличной школы. Здесь размещались Сергей Михайлович, князь Иоанн Константинович, Константинович, Константин Константинович и Владимир Палей. Елизавета Федоровна много работала в саду, вышивала и вышивала. постоянно молился.Местные жители баловали заключенных и приносили им еду, когда позволяла охрана. Рушник из грубого деревенского полотна сохранился вышивкой и надписью: «Матушка Великая княгиня Елизавета Федоровна, не откажись по старинному русскому обычаю принять хлебную соль у верных слуг царя и Отечества, крестьяне Нево-Алапаевской волости Верхотурского уезда ». Мария Артемовна Чехомова, которой было на тот момент десять лет, вспоминала: «Случилось, мама яйца в корзину соберет, картошку, Щничка свяжется, накроет чистой тряпкой и отправит меня.Вы, говорите, в пути они еще цветок Нарви … им не всегда разрешают, а если и разрешали, то в одиннадцать утра. Принеси, а стража ворот не пустит, спроси: «Кому ты?» «Вот, мама поесть …» — «Ну ладно, иди». Мама пойдет на крыльцо, возьмет корзину, а сама слеза потечет, отвернется, слезинка светлеет. «Спасибо, милая девушка, спасибо!» На одной из встреч Великая Княгиня подарила Маше вырез из розовой ткани на платье.

Великая мать и пленные с ней были убиты 18 июля 1918 года, в день памяти св.Сергия, бывший день ангела мужа Елизаветы Федоровны. В зияющей бездне заброшенной Шахты палача они столкнулись с ней первой. При этом крестила и громко молилась:

Господи, прости им, не знаю зачем ты делаешь.

Все заключенные, выброшенные в шахту, кроме убитых при сопротивлении Сергея Михайловича и гранаты помеха Федора Ремезе, погибшего от взрыва одного из взрыва гранаты граната.Свидетель крестьянина услышал из глубины рудника Херувимскую песню.

Когда пришествие белой шахты было раскопано, и тела подняли на Землю, оказалось, что Великая Принцесса даже в последние часы своей жизни была верна Милосердию. Тяжело раненная, в полной темноте ей удалось перевязать голову раненого князя Иоанна апостольником … На груди Матери-матери найдена икона Спасителя, украшенная драгоценными камнями, с надписью «Пальма». Суббота 11 апреля 1891 года.«Это был день перехода Елизаветы Федоровны в Православие. Дорогая реликвия, ей удалось спрятаться от чекистов.

[Вера Глазунова. Убийство Елизаветы Федоровны]

« Не каждому поколению суждено встретить такой благословенный дар небо на своем пути, которым явилась великая княгиня Елизавета Федоровна », — писал митрополит Анастасий. Всякий, кому посчастливилось встретиться с Матерью Великой, вспоминал ее с трепетом. Никто не замечал усталости и заботы на ее просветленной, всегда нежно.И лишь немногие родственники, оставшиеся с ней наедине, увидели в ее глазах задумчивость и печаль. «У нее на лице, особенно в глазах, появилась таинственная печаль — печать высоких душ, томящихся в этом мире», — сказал протопресвитер М. Польский. Последние монахини марфо-мариинской жительницы, матушка Надежда, вспоминали: «… одно лицо — только посмотрела и видишь — человек спустился с неба. Равенство, такую ​​уравновешенность и даже нежность можно сказать … От такого люди, живой свет делится на покой, и мир существует.В противном случае можно задохнуться, если вы живете в этом мире. Где все эти люди? Нет нет нет. Мир не подходит. Это небо и земля — ​​этих людей сравнивают с мирскими. При жизни они покинули этот мир и оказались в другом. Теперь и Дух таких людей не слышит. Рядом с ними ты будешь — будто я поднял воздух вечности. Рядом с ней все изменилось, другие ощущения, все остальное. И гналась за такими людьми, они не узнавали, преследовали! Господь и взял их, потому что мир не был достоин их… «

» Вместе со всеми другими страдальцами за землю Русскую она была одновременно искуплением бывшей Руси и основанием грядущего, которое воздвигнет на костях новомучеников «, — писал митрополит Анастасий. образы имеют некредитную ценность, их жребии — вечная память и на Земле, и на небе. Не зря, голос народа еще при жизни ее святой ».

Марфо-Мариинская обитель пережила Великую Матерь семь лет , в котором, однако, практически прекратил свою прежнюю деятельность.В 1926 году большинство сестер было отправлено в Среднюю Азию, помещения заняли разные учреждения, а в Покровском храме клуб увеличился втрое. Позже в нем, в алтаре, где раньше стоял престол, установлена ​​огромная статуя Сталина …

Последняя монахиня монастыря, Мать Надежда (Зинаида Александровна Бреннер) скончалась в 1983 году. Она провела последние годы жизни. в доме EV Инволник, записавший воспоминания и многочисленные поучения об их удивительном посту, хранивший дух Марто-Мариинского монастыря и ее высоких темниц, пронизанный каждым ее делом и словом.

[F. Москитин. VC. Елизавета] — В самой безвыходной ситуации Бог с нами, — сказала Мать Надежда. — Он, а не кто-то другой, владеет ситуацией. Он всегда побеждает! Взгляните на мир Бога, на светлые души Бога. Надо видеть, что Бог — это главное, что он побеждает — и тогда, когда мы терпим поражение … Если не менять Христа … Оставайся с Господом — до конца. Не бери грешный черный. Не соглашайтесь на уныние, тем более — на отчаяние.

Если плохо — начни благодарить… … обязательно поможет. Главное впустить в душу Бога. Демонов терпеть не могут: Слава тебе! — Сразу раскидать.

Худшее, чтобы углубиться в чужие грехи или грехи, прежде чем ты не заметишь, как они тебя наденут. Ни меланхолия, ни уныние, ни отчаяние, ни демонская агрессия сами по себе не имеют права. Это верность Господу. И они говорят: сила тьмы возрастает. Но лишь бы мы не пустили эту тьму — в наши души. Да дьявол рушит, все разрушает.А Господь, наоборот, — все соединяет, творит. Главное, чтобы через нас — дев не разрушал и не крутил. Давайте, пользуясь нами, Бог — воссоздаёт, угождает, утешает … Это верно Христу. Мы должны быть его ружьем. Пусть весь мир бурлит бурю страсти — Бог не даст нам утонуть, если мы сохраним Его заповеди: на зло — отвечать добром, на ненависть — состраданием. Текущее зло — самое досадное. Они достойны жалости. У этих людей большие проблемы.

Часовня мученицы Елизаветы Федоровны (1992), вид с северо-востока, Екатеринбург, Россия

Библиотека Конгресса не владеет правами на материалы в своих коллекциях.Следовательно, он не лицензирует и не взимает плату за разрешение на использование таких материалов и не может предоставить или отказать в разрешении на публикацию или иное распространение материала.

В конечном счете, исследователь обязан оценить авторские права или другие ограничения на использование и получить разрешение от третьих лиц, когда это необходимо, перед публикацией или иным распространением материалов, найденных в фондах Библиотеки.

Для получения информации о воспроизведении, публикации и цитировании материалов из этой коллекции, а также о доступе к оригинальным материалам см .: William C.Коллекция фотографий Брамфилда — Информация о правах и ограничениях

  • Консультации по правам :
    Нет известных ограничений на публикацию. Для получения информации см. «Коллекцию фотографий Брамфилда» https://hdl.loc.gov/loc.pnp/res.273.brum.
  • Номер репродукции :

    LC-DIG-ppmsc-03211 (цифровой файл из оригинала)

  • Телефонный номер :

    LC-B05-00275

  • Консультации по доступу :

    [u’Используйте цифровое изображение: исходный слайд хранится в холодильнике для сохранения.’]

Получение копий

Если изображение отображается, вы можете скачать его самостоятельно. (Некоторые изображения отображаются только в виде эскизов за пределами
Библиотеке Конгресса США по соображениям прав человека, но у вас есть доступ к изображениям большего размера на
сайт.)

Кроме того, вы можете приобрести копии различных типов через
Услуги копирования Библиотеки Конгресса.

  1. Если отображается цифровое изображение: Качество цифрового изображения частично
    зависит от того, был ли он сделан из оригинала или промежуточного звена, такого как копия негатива или
    прозрачность.Если вышеприведенное поле «Номер воспроизведения» включает номер воспроизведения, который начинается
    с LC-DIG …, то есть цифровое изображение, сделанное прямо с оригинала
    и имеет достаточное разрешение для большинства публикационных целей.

  2. Если есть информация, указанная в поле «Номер репродукции» выше:
    Вы можете использовать номер репродукции, чтобы купить копию в Duplication Services. Это будет
    составлен из источника, указанного в скобках после номера.

    Если указаны только черно-белые («черно-белые») источники, и вы хотите, чтобы копия показывала
    цвет или оттенок (если они есть на оригинале), вы обычно можете приобрести качественную копию
    оригинал в цвете, указав номер телефона, указанный выше, и включив каталог
    запись («Об этом элементе») с вашим запросом.

  3. Если в поле «Номер репродукции» выше нет информации:
    Как правило, вы можете приобрести качественную копию через Службу тиражирования.Укажите номер телефона
    перечисленных выше, и включите запись каталога («Об этом элементе») в свой запрос.

Прайс-листы, контактная информация и формы заказа доступны на
Веб-сайт службы дублирования.

Доступ к оригиналам

Выполните следующие действия, чтобы определить, нужно ли вам заполнять квитанцию ​​о звонках в Распечатках.
и Читальный зал фотографий для просмотра оригинала (ов). В некоторых случаях суррогат (замещающее изображение)
доступны, часто в виде цифрового изображения, копии или микрофильма.

  1. Товар оцифрован? (Уменьшенное (маленькое) изображение будет видно слева.)

    • Да, товар оцифрован.
      Пожалуйста, используйте цифровое изображение вместо того, чтобы запрашивать оригинал. Все изображения могут быть
      просматривать в большом размере, когда вы находитесь в любом читальном зале Библиотеки Конгресса. В некоторых
      случаях доступны только эскизы (маленькие) изображения, когда вы находитесь за пределами библиотеки
      Конгресс, потому что права на товар ограничены или права на него не оценивались.
      ограничения.
      В целях сохранности мы обычно не обслуживаем оригинальные товары, когда цифровое изображение
      доступен. Если у вас есть веская причина посмотреть оригинал, проконсультируйтесь со ссылкой
      библиотекарь. (Иногда оригинал слишком хрупкий, чтобы его можно было использовать. Например, стекло и
      пленочные фотографические негативы особенно подвержены повреждению. Их также легче увидеть
      в Интернете, где они представлены в виде положительных изображений.)
    • Нет, товар не оцифрован. Перейдите к # 2.
  2. Указывают ли вышеприведенные поля с информацией о доступе или Номер вызова, что существует нецифровой суррогат,
    типа микрофильмов или копий?

    • Да, существует еще один суррогат. Справочный персонал может направить вас к этому
      суррогат.
    • Нет, другого суррогата не существует. Перейдите к # 3.
  3. Если вы не видите миниатюрное изображение или ссылку на другого суррогата, заполните бланк звонка.
    Читальный зал эстампов и фотографий. Во многих случаях оригиналы могут быть доставлены в течение нескольких минут.
    Другие материалы требуют записи на более позднее в тот же день или в будущем. Справочный персонал может
    посоветуют вам как заполнить квитанцию ​​о звонках, так и когда товар может быть подан.

Чтобы связаться со справочным персоналом в Зале эстампов и фотографий, воспользуйтесь нашей
Спросите библиотекаря или позвоните в читальный зал с 8:30 до
5:00 по телефону 202-707-6394 и нажмите 3.

Сценическая Речь Сарычевой, Е [Елизаветы Федоровны]: (1955) 1-е изд.

Издательство «Искусство», Москва, 1955 г.

Твердый переплет


Об этом товаре

Ткань, ВГ.251pp, ткань немного натерта и корешок поблек, в остальном хорошая копия. Опечатка с опечаткой сзади. Под названием указано, что текст разрешен для использования в Государственных театральных школах России. Учебник сценической речи по произведению К.С. Станиславского. Книга представляет собой переработанную версию более ранних книг Саричевой и предназначена для студентов и преподавателей ораторского искусства и актерского мастерства в театральных школах. 400 грамм. Инвентарный список продавца № 42901

Задать вопрос продавцу

Библиографические данные

Заголовок: Сценическая Речь

Издательство: Искусство, Москва

Дата публикации: 1955

Переплет: Твердая обложка

Издание: 1-е издание.

Описание магазина

Истлич Букс находится в частном здании в рыночном городке Ньюбери. Изначально в Котсуолдсе мы переехали, чтобы иметь возможность хранить больше книг. У нас нет конкретных специальностей и товаров на складе от единиц до нескольких тысяч. Мы не магазин !! ТОЛЬКО ПОЧТОВЫЙ ЗАКАЗ !! Постоянно поступает новый товар. Куплены книги.

Удачного дня и приятного чтения.

Посетить витрину продавца

Условия продажи:

Все книги продаются на условиях CWO. Мы можем принять — VISA, MASTERCARD, SWITCH, JCB, SOLO — ЧЕКИ STERLING, ЗАКАЗЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ ДЕНЕГ [STERLING], STERLING CASH, EURO CASH, BACS TRANSFER. Любой товар может быть возвращен с полным возвратом средств, но сначала свяжитесь с нами.

Eastleach Books — Дэн Анвин, 3 Preston Place, Newbury, RG14 2SE, United Kindgdom. тел. + 44 (0) 1635 [email protected]

Условия доставки:

Доставка осуществляется на основе «Стандартных» весов и размеров. поэтому более тяжелые предметы могут означать, что нам нужно попросить немного больше для покрытия почтовых расходов. Мы отправляем во все страны. Все товары упакованы индивидуально и по очень высоким стандартам. НЕЛЬЗЯ просто засовывать книгу в полиэтиленовый почтовый ящик с молитвой.

Список книг продавца

Способы оплаты
принимает продавец

Наличные
PayPal
Банковский тратт
Банковский перевод

Икона Святой Елизаветы.Елизавета Федоровна: какой она была

Великая мученица великая княгиня Елизавета родилась 20 октября 1864 года в протестантской семье великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери английской королевы Виктории. В 1884 году она вышла замуж за великого князя Сергея Александровича, брата российского императора Александра III.

Видя глубокую веру мужа, великая княгиня всем сердцем искала ответ на вопрос — какая религия истинна? Она горячо молилась и просила Господа открыть ей Свою волю.После долгих раздумий великая княгиня выбрала православие. 13 апреля 1891 года, в Лазаревскую субботу, совершился обряд принятия в Православную Церковь над Елизаветой Федоровной. В том же году великий князь Сергей Александрович был назначен московским генерал-губернатором.

Посещая храмы, больницы, детские дома, дома престарелых и тюрьмы, великая княгиня видела много страданий. И везде она пыталась сделать что-нибудь, чтобы их облегчить.

После начала русско-японской войны в 1904 году Елисавета Федоровна пыталась помочь фронту русским воинам.Она работала до полного изнеможения.

5 февраля 1905 года произошло страшное событие, изменившее всю жизнь Елизаветы Федоровны. При взрыве бомбы революционного террориста погиб великий князь Сергей Александрович. Прибежав к месту взрыва, Елизавета Федоровна увидела картину, которая по своему ужасу превосходила человеческое воображение. Молча, не плача и не плача, стоя на коленях в снегу, несколько минут назад она начала собирать и класть на носилки части тела любимого и живого мужа.

В час мучений Елисавета Федоровна просила у Бога помощи и утешения. На следующий день она приняла Святые Таинства в церкви Чудова монастыря, где стоял гроб ее мужа. На третий день после смерти мужа Елисавета Федоровна попала в тюрьму к убийце. Она не ненавидела его. Великая княгиня хотела, чтобы он раскаялся в своем ужасном преступлении и помолился Господу о прощении. Она даже обратилась к царю с просьбой о помиловании убийцы.

Желая полностью посвятить свою жизнь Господу через служение людям, Елисавета Федоровна решила создать в Москве монастырь труда, милосердия и молитвы.Она купила участок земли с четырьмя домами и большим садом на Большой Ордынке. В монастыре, названном Марфо-Мариинским в честь святых Марфы и Марии, созданы две церкви — Марфо-Мариинская и Покровская, а также больница, которая впоследствии считалась лучшей в Москве, аптека, в которой лекарства раздали малоимущим бесплатно, в детский дом и школу. За стенами монастыря был устроен госпиталь для больных туберкулезом.

10 февраля 1909 года монастырь начал свою деятельность. 9 апреля 1910 года во время всенощного бдения епископ Дмитровский Трифон (Туркестанов; +1934) по приказу Священного Синода рукоположил монахинь в титул крестных сестер любви и милосердия. Сестры дали обет, следуя примеру монахинь, вести девственную жизнь в труде и молитвах. На следующий день за Божественной литургией святой Владимир, митрополит Московский и Коломенский, возложил на сестер восьмиконечные кипарисовые кресты и возвел Елизавету Федоровну в сан игуменицы монастыря.Великая княгиня сказала в тот день: «Я покидаю блестящий мир … но вместе со всеми вами я поднимаюсь в более великий мир — мир бедных и страдающих».

В Марфо-Мариинском монастыре великая княгиня Елизавета Федоровна вела подвижнический образ жизни: спала на деревянной кровати без матраса, часто не более трех часов; она ела умеренно и строго соблюдала посты; в полночь она вставала, чтобы помолиться, а затем обошла все палаты больницы, часто оставаясь у постели тяжелобольного до рассвета.Она сказала сестрам монастыря: «Разве не страшно, что мы из лживой человечности пытаемся убаюкивать таких больных с надеждой на их воображаемое выздоровление. Мы оказали бы им больше услуг, если бы заранее подготовили их к христианскому переходу в вечность. «

Без благословения духовника монастыря протоиерея Митрофана Серебрянского, без совета старцев Оптиной Введенской пустыни и других монастырей Елизавета Федоровна ничего не сделала.За полное послушание старцу она получила внутреннее утешение от Бога и обрела душевный покой.

С началом Первой мировой войны великая княгиня организовала помощь фронту. Под ее руководством были сформированы эшелоны скорой помощи, созданы склады медикаментов и оборудования, а походные церкви отправлены на фронт.

Отречение императора Николая II от престола стало большим ударом для Елизаветы Федоровны. Душа ее была потрясена, она не могла говорить без слез.Елизавета Федоровна видела, в какую бездну летит Россия, и горько оплакивала русский народ, дорогую ей царскую семью.

Одно из ее писем того времени содержит следующие слова: «Мне было очень жаль Россию и ее детей, которые в настоящее время не знают, что делают. Разве это не больной ребенок, которого мы любим в сто раз больше во время его болезни, а не тогда, когда он весел и здоров? Я хочу вынести его страдания, помочь ему. Святая Русь не может погибнуть.Но Великой России, увы, больше нет. Мы должны направить свои мысли в Царство Небесное и со смирением сказать: «Да будет воля Твоя».

Великая княгиня Елисавета Федоровна была арестована на третий день Святой Пасхи 1918 года, в Светлый вторник. В этот день святитель Тихон совершил молебен в Марфо-Мариинском женском монастыре.

Сестры монастыря Варвара Яковлева и Екатерина Янышева были отпущены с великой княгиней. Их привезли в уральский город Алапаевск 20 мая 1918 года.Сюда же были доставлены великий князь Сергей Михайлович и его секретарь Феодор Михайлович Ремез, великие князья Иоанн, Константин и Игорь Константиновичи и князь Владимир Палей. Спутники Елизаветы Федоровны были отправлены в Екатеринбург и там отпущены. Но сестра Барбара позаботилась о том, чтобы ее оставили с великой княгиней.

В ночь на 5 июля 1918 года пленных вывели в сторону села Синячиха. За городом, в заброшенной шахте, было совершено кровавое преступление.С общими проклятиями, избивая мучеников прикладами автоматов, палачи стали кидать их в шахту. Первой подтолкнули Великую княгиню Елизавету. Она крестилась и громко молилась: «Господи, прости им, они не знают, что делают!»

Елизавета Федоровна и великий князь Иоанн упали не на дно шахты, а на уступ, расположенный на глубине 15 метров. Тяжело раненная, она оторвала кусок ткани от своего апостола и перевязала великого князя Иоанна, чтобы облегчить его страдания.Крестьянин, случайно оказавшийся возле шахты, услышал в глубине ее херувимскую песню — это пели мученики.

Спустя несколько месяцев армия адмирала Александра Васильевича Колчака заняла Екатеринбург, и тела шехидов были извлечены из шахты. Преподобным мученикам Елизавете и Варваре и великому князю Иоанну сложили пальцы для крестного знамения.

После отступления Белой армии гробы с мощами мучеников были доставлены в Иерусалим в 1920 году.В настоящее время их мощи покоятся в церкви равноапостольной Марии Магдалины у подножия Елеонской горы.

Для просмотра щелкните любое изображение. Для навигации используйте стрелки или щелкните номер изображения в средстве просмотра.

Житие святой мученицы Елизаветы.

ОТ Святая мученица великая княгиня Елизавета Федоровна — дочь великого герцога Гессен-Дармштадского, внучка королевы Англии Виктории. В этой семье детей воспитывали строго на английском: приучены к простой одежде и еде, к работе по дому, много времени уделялось урокам.Родители вели большую благотворительную деятельность и постоянно брали с собой детей в больницы, приюты, дома для инвалидов. Принцесса Елизавета особенно отличалась любовью к ближним, серьезным, глубоким характером.

В девятнадцать лет она стала невестой великого русского князя Сергея Александровича, пятого сына императора Александра II. Венчание прошло в церкви Зимнего дворца в Санкт-Петербурге.

Великая княгиня изучала русский язык, культуру и историю России.Для княгини, выходившей замуж за великого князя, не требовалось обязательного обращения в православие. Но Елизавета Федоровна, еще будучи протестанткой, старалась как можно больше узнать о Православии, видя глубокую веру своего мужа, который был очень набожным человеком, строго соблюдал посты, читал книги святых отцов и часто ходил в церковь. . Она все время сопровождала его и полностью заступалась за церковные службы. Она видела радостное состояние Сергея Александровича после принятия Святых Таин, но, находясь вне Православной Церкви, не могла разделить с ним эту радость.

Великая княгиня много размышляла о вере, пыталась найти истину, в одиночестве читала книги (в общем, ее тяготили светские развлечения), молила Господа о дисциплине. В 1888 году Сергей Александрович был уполномочен быть представителем Российского Императора при освящении Храма Святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании. Елисавета Федоровна ехала с ним, радуясь возможности помолиться на Святой Земле, чтобы Господь открыл ей Свою волю.Увидев этот храм, она сказала:

Как бы мне хотелось, чтобы меня здесь похоронили.

Постепенно она пришла к твердому решению принять Православие. Она написала своему отцу, который с острой болью пошел на этот шаг:

Вы должны были заметить, какое глубокое уважение я испытываю к этой религии. Я все время думал и молился Богу, чтобы Он указал мне правильный путь, и пришел к выводу, что только в этой религии я могу найти всю настоящую и сильную веру в Бога, которая должна быть у человека, чтобы быть хорошим. Кристиан.Было бы грехом оставаться такой, какая я есть сейчас, принадлежать к той же церкви по форме и к внешнему миру, но внутри себя молиться и верить, как мой муж. Вы не представляете, какой он был добрым, он никогда не пытался меня никакими средствами принуждать, полностью отдавая все это моей совести. Он знает, насколько это серьезный шаг и что он должен быть абсолютно уверен, прежде чем решиться на него.

Эта смена религии для многих, я знаю, заставит их кричать, но я чувствую, что это приблизит меня к Богу.Я знаю все ее догмы и с удовольствием продолжу их изучать. Вы называете меня легкомысленным и говорите, что внешний вид церкви очаровал меня. В этом ты ошибаешься. Меня ничто внешнее не привлекает, и не поклонение, а — основа веры. Внешние признаки напоминают нам только внутренние. Я ухожу из чистого убеждения; Я чувствую, что это высшая религия, и что я делаю это с верой, с глубоким убеждением и уверенностью в том, что это Божье благословение.

Таинство конфирмации совершено 12 (25) апреля 1891 года, в Лазаревскую субботу.Великая княгиня сохранила свое прежнее имя, но в честь Святой Праведной Елизаветы, матери Иоанна Крестителя.

В 1891 году великий князь Сергей Александрович был назначен генерал-губернатором Москвы. Его жена должна была посещать приемы, концерты, балы. Но не это радовало Великую княгиню, — душа ее жаждала милосердия, она посещала больницы для бедняков, богадельни, детские дома для беспризорников, раздавала еду, одежду, деньги, всячески желая облегчить нужду. условия жизни несчастных.

В 1894 году сестра Елизаветы Федоровны Алиса вышла замуж за Наследника российского престола Николая Александровича, который вскоре стал императором. В православии она получила имя Александра.

В 1903 году Николай Александрович с Александрой Федоровной и Сергей Александрович с Елисаветой Федоровной присутствовали на саровских торжествах в честь прославления великого русского святого преподобного Серафима Саровского, который всегда пользовался большим уважением.

В 1904 году началась русско-японская война.Елисавета Федоровна, уже имевшая хороший опыт благотворительной деятельности, стала одним из главных организаторов помощи фронту. Она организовала специальные мастерские, для которых были заняты все залы Кремлевского дворца, кроме Тронного. Тысячи женщин работали здесь за швейными машинками и за рабочими столами. Отсюда на фронт отправлялись продукты, обмундирование, медикаменты, подарки. Великая княгиня за свой счет сформировала несколько санитарных эшелонов, открыла в Москве госпиталь для раненых, а также создала специальные комитеты для содержания вдов и сирот погибших солдат и офицеров.Также она организовала выезд лагерных церквей на фронт со всем необходимым для совершения богослужений.

Однако русские войска терпели поражение за поражением. Политическая ситуация в России становилась все более напряженной. Часто можно было слышать революционные лозунги, призывы к забастовкам. Появились террористические организации. Боевая организация эсеров приговорила к смертной казни великого князя Сергея Александровича. Елизавета Федоровна знала, что ему угрожает смертельная опасность, она получала анонимные письма, в которых ее предупреждали не сопровождать мужа, если она не хочет разделить его судьбу.Но она старалась по возможности не оставлять его в покое.

5 (18) февраля 1905 г. Сергей Александрович был убит бомбой, брошенной террористом Иваном Каляевым. Через три дня Елизавета Федоровна прибыла в тюрьму, где содержался убийца. Она сказала, что принесла ему прощение от Сергея Александровича и попросила его покаяться. Она держала Евангелие в руках и просила прочитать его, но Каляев отказался. Тем не менее, она оставила Евангелие и маленькую иконку в камере, сказав:

Моя попытка была неудачной, хотя, кто знает, возможно, что в последнюю минуту он признает свой грех и покается в нем.

Тогда великая княгиня обратилась к императору с прошение о помиловании Каляева, но ходатайство было отклонено.

После смерти любимого мужа Елисавета Федоровна не снимала траура, соблюдала строгий пост и много молилась. Ее спальня превратилась в монастырскую келью: вывезли дорогую мебель, перекрасили стены в белый цвет. Великая княгиня собрала все свои драгоценности и передала часть в казну, часть — своим родственникам, а часть использовала для строительства Марфо-Мариинского монастыря Милосердия.

Долго работала над уставом обители, желая возродить старинный институт диаконис, поехала в Зосимовскую пустынь, чтобы обсудить проект со старшими. В 1906 году великая княгиня Елизавета познакомилась с священником Митрофаном Сребрянским, человеком высокой духовной жизни, который принимал активное участие в составлении устава монастыря и стал его духовником, поскольку отвечал всем высоким требованиям.

За наше дело отец Митрофан — божье благословение

— сообщила Елисавета Федоровна.

Отец Митрофан Сребрянский прославлен в лике новомучеников и исповедников Российских.

Марфо-Мариинский монастырь Милосердия основан на уставе монастырского общежития. Сестер обучали основам медицины, их главной заботой было посещение больных и бедных, помощь брошенным детям.

В монастырской больнице работали лучшие специалисты. Все операции проводились бесплатно. В монастыре была бесплатная столовая для бедных, отличная библиотека, которой мог пользоваться каждый, а для девочек был создан детский дом.

Елисавета Федоровна вела подвижнический образ жизни. Она спала на голых деревянных досках, втайне носила рубаху, ела только растительную пищу, много молилась, мало спала, но всячески пыталась это скрыть. Великая княгиня всегда все делала сама, не требуя посторонней помощи, в делах монастыря принимала участие как обычная сестра. Она очень любила совершать паломничества по святым местам. По свидетельству знавших Елизавету Федоровну, Господь наградил ее даром рассуждения и открыл ей картины будущего России.

Она также продолжала заниматься благотворительностью за пределами монастыря, навещая несчастных в различных больницах и детских домах. Во время Первой мировой войны великая княгиня занималась формированием медицинских поездов, организацией складов для медикаментов и оборудования, отправкой лагерных церквей на фронт.

Впервые после октябрьского переворота монастырь не тронули. Великая княгиня остро переживала происходящие ужасные события, но отказалась от предложений поехать за границу, желая разделить судьбу своей страны, которую она глубоко любила — в одном из писем она написала:

С каждым фибра моей души я русский.

В апреле 1918 года, на третий день Пасхи, в день празднования Иверской иконы Божией Матери, Елисавета Федоровна была арестована и увезена из Москвы. С ней пошли две сестры — Варвара Яковлева и Екатерина Янишева. Их увезли в Пермь. Великая княгиня написала своим сестрам:

Ради бога, не расстраивайтесь. Богоматерь знает, зачем Ее Сын Небесный послал нам это испытание в день Ее праздника, Господь нашел, что нам пора нести Его крест.Попробуем быть достойными этой радости. Как было угодно Богу, так и случилось. Да будет вечно благословенно имя Господа.

Великая княгиня провела последние месяцы жизни в тюрьме, в школе на окраине города Алапаевска. Все свое время она посвящала молитве. Сестры, сопровождавшие их настоятельницу, были доставлены в областной совет и приглашены на свободу, но они умоляли вернуть их великой княгине. Тогда чекисты стали их пугать пытками и мучениями, которые ждут всех, кто останется с ней.Варвара Яковлева ответила, что готова отдать подписку даже своей кровью, что она хочет разделить судьбу своей игуменьи.

Глубокой ночью 5 (18 июля), в день обретения мощей преподобного Сергия Радонежского, великая княгиня Елизавета Федоровна вместе с другими членами Императорского Дома была брошена в шахту старинного дома. мой. Когда жестокие палачи столкнули Великую княгиню в черную яму, она молилась: Господи, прости им, ибо они не знают, что делают (Луки 23; 34).Тогда чекисты начали кидать в шахту ручные гранаты. Один из крестьян, ставший свидетелем убийства, рассказал, что из глубины шахты доносились звуки херувимов, которые пели страждущие перед уходом в вечность.

Елисавета Федоровна упала не на дно шахты, а на уступ, который находился на глубине 15 метров. Рядом с ней нашли тело Иоанна Константиновича, сына великого князя Константина Константиновича, с перевязанной головой. С тяжелыми переломами и ушибами она пыталась здесь облегчить страдания своего соседа.Пальцы правой руки великой княгини Елизаветы и монахини Варвары были сложены для крестного знамения. Они умерли в ужасных муках от жажды, голода и ран.

Останки мучеников в 1921 году перевезены в Иерусалим игуменом Алексиевского скита Пермской епархии, другом и духовником Великой княгини отцом Серафимом и положены в гробницу церкви Святой Марии Магдалины. Апостолы в Гефсимании. Погребение новомучеников совершил Патриарх Дамиан.Их мощи были частично нетленными. Патриарх Иерусалимский Диодор благословил совершить торжественный перенос мощей из гробницы в сам храм Святой Марии Магдалины.

В 1992 году Архиерейским Собором Русской Православной Церкви были канонизированы преподобномученица великая княгиня Елисавета и инокиня Варвара. Их память отмечается в день смерти — 5 (18) июля.

Эта икона до сих пор напоминает нам о трагической жизни святой мученицы Елизаветы Федоровны.Крест мученика в правой руке святителя и Собора Марфо-Марии женского монастыря — так изображена икона Елизаветы Федоровны.

Дни памяти:

  • 5 февраля — Костромской собор
  • 11 февраля — Собор Екатеринбургских Святых
  • 18 июля
  • 11 октября — Обретение мощей

Подобно католической святой Елизавете Венгерской, основавшей Эйзенахскую больницу для бедных, она прославилась тем, что следовала идеалам Церкви Христа.

История Святой Елизаветы Федоровны

Святая Елизавета Федоровна родилась в Дармштадте, Германия, 20 октября (ныне 1 ноября) 1864 года. Она стала вторым ребенком в семье герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и дочери английской королевы Виктории — принцессы Алисы. Благодаря традициям старой Англии дети воспитывались в строгости — носили простую одежду и ели обычную пищу. Мать вырастила их на основе христианских заповедей и вложила в их сердца сострадание и любовь к своим ближним.Именно поэтому Елизавета с детства отличалась религиозностью и уважала свою дальнюю родственницу — Елизавету Тюрингенскую.

К сожалению, семья Елизаветы потеряла ребенка — в 1873 году их покинул трехлетний брат Фридрих. А в 1876 году дифтерия унесла из жизни одну из сестер Елизаветы, а затем и ее мать Алису. Тогда святая Елизавета стала опорой своему отцу и оставшимся в живых брату и сестрам.

В 20 лет Елизавета вышла замуж за великого князя Сергея Александровича.Они оба жили в духовном браке, поскольку оба дали тайный обет хранить девственность всю жизнь.

Супруг был очень религиозным человеком, и принцесса его в этом поддержала. Будучи протестанткой, Елизавета твердо решила принять Православие и отправила отцу телеграмму с надеждой на его благословение. Однако отец в ответ послал дочери письмо с линиями боли и страданий по поводу ее мыслей. Несмотря на отказ отца, Елизавета, проявив мужество, тайно приняла православие.

13 (25) апреля, в Лазаревскую субботу, было совершено таинство помазания Великой Княгини Елизаветы Федоровны, оставив ей прежнее имя, но в честь святой праведной Елизаветы — матери Иоанна Предтечи.

Во время русско-японской войны Елизавета Федоровна организовала помощь фронту.

В 1905 году, похоронив мужа после взрыва бомбы террориста, святая навестила убийцу мужа в тюрьме, где простила его.Евангелие — это то, что оставила после себя Праведная Елизавета. Икона и изображение которой отражены в центре рядом с Царственными страстотерпцами.

Вскоре Елизавета, собрав свои драгоценности, использовала их при создании монастыря милосердия. А в 1909 году она сама была одета в монашеское облачение. Елизавета и ее сестры вырастили в своем монастыре много приемных детей.

После Первой мировой войны и революции 1917 года вся королевская семья была арестована и вскоре брошена в железную шахту.Местные крестьяне несколько дней слышали пение молитв, идущих из шахты. Ее тело, нетронутое разложением, несколько лет спустя было перенесено в Иерусалимскую церковь Марии Магдалины.

Русская Православная Церковь канонизировала Святую Елизавету и Сестру Варвару в 1992 году и царственных страстотерпцев в 2000 году.

Молитва святому мученику и праздник

Покровительница отделения сестер милосердия Нижегородского медицинского института — Елизавета.Икона Великого святого оказывает милостивую помощь всем нуждающимся верующим.

К Великому Святому обращаются со следующими словами:

О, святой мученик Елисавето, красавица, избранная из суверенного рода Церкви Русской, служившая Богу с великой любовью и милосердием для ближних, положила душу свою за веру во Христа Господа нашего, увенчанная венцом Христова слава и невеста Христова чествуется!

Святая мученица Елисавета засияла звездой Божией на землях Русских, когда в прах вменяла богатство и славу, в руку Божию отдала жизнь свою, и постом и молитвой служила Ему, и выказывала любовь и великое милосердие к страждущим.

Благодать исполнения сосуда, твои честные мощи явятся, святая мученица Елисавета, чтобы спасти их даже от поругания и бесчестия, хотя люди благочестивые принесли Иерусалим в святой город Иерусалим и похоронили их под тяжестью Гефсимании. на горе Оливеон и получили от них помощь, и они получили помощь от них.

Точно так же исцелите нас, грешников, своей молитвой и осветите путь нашей жизни светом своих добродетелей.Молись, мать наша, да ниспошлет нам Господь исцеление от страстей, пусть наши слабости обратятся в силу для спасения, пусть мы не погибнем в бездне забот жизни, но пусть мы избавимся от вечных мук и мучений Небесного Царства. наследники со всеми святыми, угодными Богу от вечности …

О великая княгиня Елизавета, наши российские жены, наше украшение и радость, примите вздох наших сердец, принесенный вам с любовью, и своим ходатайством Господу укрепите в нас дух правильной веры и благочестия, укрепите нас добродетелью и милосердием помогите кресту скорбей терпением и надеждой нести, спасите наш святой храм в любви и согласии, да удостоитесь радости Господа, чтобы прославить Отца и Сына и Святого Духа с Ангелами и всех святых, отныне и во веки веков!

Аминь!

Ниже мы видим одно из изображений Великой княгини
Елизавета Чудотворец — икона Святой мученицы.

18 июля Православная Церковь чтит память святой великомученицы Елизаветы Федоровны Романовой — единственной из четы Романовых, чья святость безупречна.

Великая княгиня Елизавета (Элизабет Александра Луиза Алиса) родилась 1 ноября 1864 года. Она была дочерью Людвига IV, великого герцога Гессен-Дармштадтского, и принцессы Алисы, дочери королевы Англии Виктории. В семье ее звали Элла.

Мать Эллы, принцесса Алиса, пожертвовала большую часть поместья на благотворительность.У герцогской четы было семеро детей: Виктория, Елизавета (Элла), Ирена, Эрнест-Людвиг, Фридрих, Алиса (Аликс) — будущая императрица России Александра Федоровна и Мария. Старшие дети все делали сами, обучались ведению домашнего хозяйства и рукоделию. Самое главное, их учили состраданию. Вместе с матерью они ходили в больницы, приюты, дома для инвалидов. Они принесли охапки цветов, разделили их со всеми и положили букеты на каждую грядку.

Принцесса Елизавета росла очень красивой девушкой, высокой, стройной, с красивыми чертами лица. Ее красота соответствовала ее духовным качествам. У нее не было никаких признаков эгоизма. Она была веселой и обладала тонким чувством юмора. Бог наградил ее даром живописи и чувством музыки. С ее появлением утихли детские ссоры. Все начали уступать и прощать друг друга.

Как позже говорила сама Елизавета Федоровна, еще в ранней юности жизнь и подвиги святой Елизаветы Тюрингии, королевы Венгрии, в честь которой она носила свое имя, оказали на нее огромное влияние.Эта католическая святая, предок герцогов Гессенских, прославилась своими подвигами милосердия и даром чудес. Муж запрещал ей заботиться о несчастных и был жесток с ней. Однажды она пошла в тюрьму навестить заключенных и несла хлеб в корзине, накрытой сверху мантией. В сторону мужа: «Что это с тобой ?!» Ответы: «Розы …» Сдернул прозрачную крышку, а под ней — розы! Она похоронила мужа, скиталась, жила в бедности, жила в бедности, но не предала Божьего призвания.Уже в преклонном возрасте она организовала колонию для прокаженных и сама позаботилась о прокаженных.

В родительском доме в Дармштадте всегда было много музыкантов, художников, художников, композиторов, профессоров. Одним словом, одаренные люди самых разных специальностей. Здесь собралось уникальное по своей духовной и культурной глубине общество.

Когда Елизавете было 11 лет, сыграв, ее трехлетний брат Фридрих упал с балкона на каменные плиты. Он был болен гемофилией и умер в агонии от полученных синяков.Она первая забрала его окровавленного и привела в дом. В этот день она дала обет Богу — не выходить замуж, никогда не иметь детей, никогда не страдать так ужасно. В 14 лет она похоронила мать, которая в 35 лет безвременно ушла от дифтерии. В том году закончилось детство Елизаветы. Горе усилило ее молитвы. Она поняла, что жизнь на земле — это крестный путь. Ребенок изо всех сил старался облегчить горе отца, поддержать его, утешить его, а младшим сестрам и брату в какой-то мере заменить его мать.

Великая княгиня Елисавета Федоровна и великий князь Сергей Александрович
Фотография 1892 г.

На двадцатом году жизни княгиня Елизавета стала невестой великого князя Сергея Александровича, пятого сына императора Александра II, брата императора Александра III. Великий князь, вступивший в должность генерал-губернатора Москвы, был вынужден жениться и сделал предложение Элле, которую знал с детства, когда он приехал в Германию со своей матерью, императрицей Марией Александровной, которая также была родом из Дом Гессен.До этого всем претендентам на ее руку было отказано. Однако к русскому князю, человеку глубокой веры и верности Христу Спасителю, она сразу почувствовала привязанность. Он был высококультурным человеком, любил читать и музыку, очень помогал, не афишируя этого. Она рассказала ему о своей клятве, и он: «Это хорошо. Сама я решила не выходить замуж. «Вот и состоялся этот (необходимый для России по политическим причинам) брак, в котором супруги пообещали Богу сохранить девственность.

Вся семья сопровождала принцессу Елизавету на свадьбу в России. Вместо нее пришла ее двенадцатилетняя сестра Алиса, которая познакомилась здесь со своим будущим мужем, цесаревичем Николаем Александровичем. Елисавета Федоровна впервые вошла на Русскую землю в день Святой Троицы.

Венчание состоялось в церкви Большого дворца Санкт-Петербурга по православному обряду, а затем по протестантскому обряду в одной из жилых комнат дворца.

Великая княгиня изучала русский язык, культуру и историю России. Для княгини, выходившей замуж за великого князя, не требовалось обязательного обращения в православие. Но Елизавета Федоровна, еще будучи протестанткой, старалась как можно больше узнать о Православии, видя глубокую веру своего мужа, который был очень набожным человеком, строго соблюдал посты, читал книги святых отцов и часто ходил в церковь. . Она все время сопровождала его и полностью заступалась за церковные службы.Она видела радостное состояние Сергея Александровича после принятия Святых Таин, но, находясь вне Православной Церкви, не могла разделить с ним эту радость.

Великая княгиня сразу покорила всех своим радушием, простотой в обращении и тонким чувством юмора. Она умела создавать вокруг себя уют, атмосферу легкости и непринужденности, хорошо танцевала и, обладая прекрасным вкусом, умела красиво и изящно одеваться. Она была ослепительно красива. В те дни говорили, что в Европе всего две красавицы, и обе — Елизавета: Елизавета Австрийская, жена императора Франца Иосифа, и Елизавета Федоровна.

Художникам, пытавшимся написать ее портрет, не удалось передать ее истинную красоту; один художник сказал, что невозможно изобразить совершенство. Точно так же ни одна из сохранившихся фотографий не отражает в полной мере красоту Великой княгини. Великий князь Константин Константинович Романов в 1884 году написал стихотворение в честь святой Елизаветы.

Смотрю на тебя, любуясь каждый час:
Вы так несказанно хороши!
Ой правильно, под такой красивой внешностью
Такая же прекрасная душа!
Какая-то кротость и сокровенная грусть
В ваших глазах есть глубина;
Как ангел ты тих, чист и совершенен;
Как женщина, она застенчивая и нежная.
Да не будет ничего на земле среди многих зол и печалей
Твоя чистота не запятнает.
И всякий, кто увидит тебя, прославит Бога,
Сотворивший такую ​​красоту!

Овчинников П.Я. Личная гостиная Великой княгини Елизаветы Федоровны, 1902 г.

Несмотря на успехи в обществе и частые путешествия, святая Елизавета чувствовала в себе желание уединения и размышлений. Она любила гулять одна на природе, предаваясь созерцанию своей красоты и думая о Боге.Великая княгиня также стала тайно заниматься благотворительностью, о которой знали только ее муж и несколько близких людей.

В 1888 году великая княгиня имела возможность отправиться в Святую Землю. Император Александр III поручил В.К. Сергей Александрович примет участие в освящении церкви Святой Марии Магдалины в Гефсимании, построенной в память о их матери, императрице Марии Александровне. Там, у подножия Елеонской горы, великая княгиня произнесла пророческие слова: «Я хочу, чтобы меня здесь похоронили.«У Гроба Господня Спаситель явил ей Свою волю, и ее решение наконец созрело для обращения в Православие.

Вид на русское городище в Гефсимании в 1882 году. Фотография отца Тимона
Строительство церкви Святой Марии Магдалины. 1885–1888 гг. Фотография отца Тимона.
Строительство церкви Святой Марии Магдалины. 1885-1888 Фото отца Тимона
Строительство церкви Святой Марии Магдалины. 1888 г. Фотография отца Тимона
Великие князья Сергий Александрович, Павел Алексанрович и великая княгиня Елисавета Федоровна в церкви св.Мария Магдалина в Гефсимании в Иерусалиме

Левая глава РДМ в Иерусалиме архимандрит Антоний (Капустин)
Фотография отца Тимона. 1888 год

Крестный ход во время освящения церкви Святой Марии Магдалины 1 октября 1888 г.
Интерьер церкви Святой Марии Магдалины в Гефсимании. Фотография отца Тимона 1888 г.

Она написала своему отцу, который шагнул с острой болью: « Вы называете меня легкомысленным и говорите, что внешний вид церкви очаровал меня… Я исхожу из чистого убеждения; Я чувствую, что это высшая религия, и что я делаю это с верой, с глубоким убеждением и уверенностью, что это Божье благословение «. Из всех родственников только бабушка Великой княгини, королева Виктория, понимала ее душевное состояние и написала нежное ободряющее письмо, за которое святая Елизавета сделала

В 1891 году, в Лазаревскую субботу, над ней совершился обряд принятия в Православную Церковь через Таинство Конфирмации, оставив прежнее имя, но в честь Святой Праведной Елизаветы, матери Иоанна Крестителя.Император Александр III благословил невестку драгоценной иконой «Нерукотворный Спаситель», с которой была замучена Елизавета Федоровна.

Члены царской семьи (в Ильинском во время коронационных торжеств). Фото 1896 г.
Слева направо стоят:
— наследный принц Румынии Фердинанд;
— Император Николай II;
— великий князь Сергей Александрович;
— Виктория Федоровна (Виктория-Мелита), принцесса Саксен-Кобург-Готская, герцогиня Саксонская;
— ее первый муж Эрнст-Людвиг (Альберт-Карл-Вильгельм), великий герцог Гессенский и Рейнский.
Сидят слева направо:
— сын великого князя Павла Александровича и княгини Греции Александры Георгиевны Дмитрий;
— кронпринцесса Румынии Мария;
— Императрица Александра Федоровна с дочерью Великой княгиней Ольгой;
у ее ног:
— дочь великого князя Павла Александровича и принцессы Греции Александры Георгиевны Марии;
далее по порядку:
— великий князь Павел Александрович;
— Великая княгиня Мария Александровна, герцогиня Саксен-Кобург-Готская;
— сестра императрицы Александры Федоровны Виктории;
— Великая княгиня Елизавета Федоровна.

В 1891 году император Александр III назначил великого князя Сергея Александровича генерал-губернатором Москвы. Жене генерал-губернатора приходилось выполнять множество обязанностей — были постоянные приемы, концерты, балы. Необходимо было улыбаться и кланяться гостям, танцевать и вести беседы вне зависимости от настроения, здоровья и желания. Жители Москвы вскоре оценили ее милосердное сердце. Она ходила в больницы для бедных, в дома для бедных, в детские дома для беспризорников. И везде старалась облегчить страдания людей: раздавала еду, одежду, деньги, улучшала жилищные условия несчастных.

Семья Романовых и семья Гессен 1910

Когда в 1904 году началась русско-японская война, Елисавета Федоровна сразу же занялась организацией помощи фронту. Одним из ее замечательных начинаний было устройство мастерских в помощь солдатам — для них были заняты все залы Кремлевского дворца, кроме Тронного. Тысячи женщин работали на швейных машинах и за партами. На собственные средства великая княгиня сформировала несколько поездов скорой помощи. В Москве она организовала госпиталь для раненых, который сама постоянно посещала.

Однако государство и общественный порядок разваливались, приближалась революция. Великий князь Сергей Александрович считал, что необходимо принять более жесткие меры по отношению к революционерам. Учитывая, что в сложившейся ситуации он больше не может занимать пост московского генерал-губернатора, он подал в отставку.

Великий князь Сергей Александрович

Между тем боевая организация эсеров приговорила Великого князя Сергея Александровича к смертной казни.Великая княгиня Елизавета получала анонимные письма, в которых ее предупреждали не сопровождать мужа, если она не хочет разделить его судьбу. Она тем более старалась не оставлять его одного и по возможности везде сопровождала мужа.

Убийца Великого князя Сергея Александровича, террорист Иван Калаев

18 февраля 1905 года Сергей Александрович, выходя из дома, был убит бомбой, брошенной террористом Иваном Каляевым … Прибежав к месту взрыва, Елизавета Федоровна увидела картину, которая по своему ужасу превзошла человеческое воображение.Молча, не плача и не плача, стоя на коленях в снегу, несколько минут назад она начала собирать и класть на носилки части тела любимого и живого мужа. В течение нескольких дней после взрыва люди обнаружили новые куски тела великого князя, которые силой взрыва были разбросаны повсюду. Они нашли одну руку по другую сторону кремлевской стены на крыше небольшой Спасской часовни и сердце на крыше здания.

Панихида по усопшему великому князю Сергею Александровичу в Бозе в Чудовом монастыре в Кремле в 1905 году

После первого панихида в Чудовом монастыре Елисавета Федоровна вернулась во дворец, переоделась в черное траурное платье и начала писать телеграммы, изредка спрашивая о состоянии раненого кучера Сергея Александровича, прослужившего у великого князя 25 лет.Ей сказали, что положение кучера безнадежно, и он скоро может умереть (его тело было пробито гвоздями и осколками от экипажа, у него 70 ран в спину). Чтобы не огорчать умирающего, Елисавета Федоровна сняла траурное платье, надела синее, в котором была прежде, и отправилась в больницу. Там, склонившись над кроватью умирающего, она уловила его вопрос о Сергее Александровиче и, чтобы успокоить его, пересилила себя, ласково ему улыбнулась и сказала: «Он направил меня к вам.«И успокоенный ее словами, думая, что Сергей Александрович жив, преданный кучер Андрей умер той же ночью.

На третий день после смерти мужа Елисавета Федоровна пошла в тюрьму, где содержался убийца. Каляев сказал:

Я не хотел тебя убивать, я видел его несколько раз и в тот раз, когда у меня была готова бомба, но ты был с ним, и я не осмелился прикоснуться к нему.

«А вы не понимали, что убили меня вместе с ним?» она ответила.

Великая княгиня передала убийце прощение Сергея Александровича, Евангелие и икону, надеясь на чудо покаяния, а также просила императора Николая II помиловать Каляева, но эта просьба была отклонена.

Крест-памятник, установленный на месте убийства Великого князя Сергея Александровича (проект В. Васнецова), на Сенатской площади Кремля, освящен 2 апреля 1908 года. Крестовый памятник был первым, что сделали большевики. снесли в кремле.Такую субботу устроили субботу 1 мая 1918 года под непосредственным руководством Ленина …

Похоронили Сергея Александровича в маленькой церкви Чудова монастыря. Здесь великая княгиня почувствовала особую помощь и укрепление от святых мощей святителя Алексия, митрополита Московского, которого она с тех пор особенно почитает. Великая княгиня носила серебряный крест с частицей мощей святого Алексия. Она верила, что святой Алексий вложил в ее сердце желание посвятить остаток своей жизни Богу.

На месте убийства мужа Елисавета Федоровна установила памятник — крест художника Васнецова. На памятнике написаны слова Спасителя от Креста: « Отче, отпусти, не знают, что делают ». Сейчас этот Крест находится на территории Новоспасского монастыря в Москве, где тело Великого князя Сергея Александровича также покоится в фамильной усыпальнице Романовых.

Крест-памятник в Новоспасском монастыре

Великая княгиня Елизавета попросила вынести всю роскошную мебель из ее спальни в Никольском дворце, перекрасить стены в белый цвет, на стенах она оставила только иконы и картины духовного содержания, поэтому ее спальня стала напоминать монастырскую келью.Елизавета Федоровна продала все свои украшения, а часть, принадлежащая семье Романовых, была передана в казну, а оставшуюся сумму основала Монастырь Милосердия в Москве на Большой Ордынке … Обручальное кольцо она не хранила на память.

Марфо-Мариинский монастырь Милосердия — монастырь в Москве, расположенный на Большой Ордынке. Основателем, а также первой настоятельницей монастыря была великая княгиня Елизавета Федоровна.

10 февраля 1909 года Великая Княгиня собрала 17 сестер основанного ею монастыря, сняла траурное платье, надела белое монашеское одеяние и вошла в мир бедных и страдающих: Я восприняла это не как крест, но как путь, полный света, который Господь показал мне после смерти Сергея. ».

Монастырь создан в честь святых сестер Марфы и Марии. Сестры монастыря были призваны объединить высокий удел Марии, слышащей слова вечной жизни, и служение Марфы — служение Господу через своего ближнего.

Созданы два храма — Марфо-Мариинский и Покровский (арх. А.В. Щусев, фрески М.В. Нестерова), а также больница, которая впоследствии считалась лучшей в Москве, аптека, где лекарства раздавались бедным бесплатно. платно, детский дом и школа.За стенами монастыря был устроен госпиталь для больных туберкулезом.

Покровский собор монастыря

Долго работала над уставом обители, желая возродить старинный институт диаконис, поехала в Зосимову пустынь, чтобы обсудить проект со старшими. В 1906 году Великая княгиня прочитала книгу священника Митрофана Серебрянского «Дневник полкового священника, служившего на Дальнем Востоке в течение всего периода последней русско-японской войны».Она пожелала встретиться с автором и вызвала его в Москву. В результате их встреч и бесед появился проект Устава будущего монастыря, подготовленный отцом Митрофаном, которого святая Елизавета взяла за основу.

Для совершения богослужений и духовного ухода за сестрами, согласно проекту Статута, требовался женатый священник, но который жил бы с матерью как брат и сестра и постоянно находился бы на территории монастыря.Святая Елизавета настойчиво просила отца Митрофана стать духовником будущего монастыря, так как он отвечал всем требованиям Устава. Он вроде бы согласился, но вскоре отказался, опасаясь огорчить прихожан своим уходом. И вдруг, почти сразу же у него на руке начали неметь пальцы и руку отняли. Отец Митрофан ужаснулся, что теперь он не сможет служить в церкви, и воспринял случившееся как наставление. Он стал горячо молиться и пообещал Богу, что даст согласие на переезд в Москву — и через два часа его рука снова заработала.Отец Митрофан стал истинным духовником обители, наставником и помощником игуменьи, которая его высоко ценила (отец Митрофан Сребрянский прославился в лице новомучеников и исповедников Российских).

В Марфо-Мариинском монастыре великая княгиня вела подвижнический образ жизни, спала на деревянных досках без матраса, тайно носила рубаху и цепи. Приученная с детства к работе великая княгиня все делала сама и не требовала для себя никаких услуг от сестер.Она участвовала во всех делах монастыря, как обычная сестра, всегда подавая пример другим. Однажды одна из послушниц подошла к настоятельнице с просьбой прислать одну из сестер перебрать картошку, так как никто не хочет помогать. Великая княгиня, никому не сказав ни слова, пошла сама. Увидев, что настоятельница перебирает картошку, пристыженные сестры прибежали и взялись за дело.

В монастырской больнице работали лучшие московские специалисты.Все операции проводились бесплатно. Здесь исцелялись те, кого отвергали другие врачи. Исцеленные пациенты плакали, покидая Марфо-Мариинскую больницу, прощаясь с «Великой Матерью», как они называли игуменицу. В больнице Елизавета Федоровна взяла на себя самую ответственную работу: ассистировала во время операций, делала перевязки, утешала больных и старалась облегчить их страдания. Они рассказали, что от великой княгини исходила исцеляющая сила, которая помогла им перенести боль и согласиться на тяжелые операции.

Одним из главных мест нищеты, которому великая княгиня уделяла особое внимание, был Хитровский рынок, где процветали разгул, нищета и преступность. Елисавета Федоровна в сопровождении келейницы Варвары Яковлевой или сестры монастыря княгини Марии Оболенской, неустанно переходя из одного притона в другой, собирала сирот и уговаривала родителей отдать ее на воспитание детей. Все население Хитрова уважало ее, называя «сестрой Елизаветой» или «матерью».Полиция постоянно предупреждала ее, что они не могут гарантировать ее безопасность. В ответ на это великая княгиня всегда благодарила полицию за заботу и говорила, что ее жизнь находится не в их руках, а в руках Бога. Если Елисавета Федоровна куда-то уходила, народ узнавал ее, восторженно приветствовал и шел за ней. Уже тогда ее любили по всей России и называли святой.

Она никогда не вмешивалась в политику, но сильно страдала, видя, что политическая ситуация в России ухудшается.В годы Первой мировой войны труды святой Елизаветы возросли: приходилось ухаживать за ранеными в госпиталях. Поначалу Елисавета Федоровна, движимая христианским чувством, тоже навещала пленных немцев. Дикие выдумки о Марфо-Мариинском женском монастыре как центре немецкого шпионажа начали распространяться по Москве.

После заключения Брест-Литовского мирного договора немецкое правительство добилось согласия Советского правительства на выезд Великой княгини Елизаветы Федоровны за границу.Посол Германии граф Мирбах дважды пытался увидеться с великой княгиней, но она не приняла его и категорически отказалась покинуть Россию. Она сказала: « Я никому ничего плохого не сделала. Да будет воля Господа!» «

В апреле 1918 года, на третий день Пасхи, когда церковь отмечает память Иверской иконы Божией Матери, Елисавета Федоровна была арестована и немедленно вывезена из Москвы. В этот день Святейший Патриарх Тихон посетил Марфо-Мариинский женский монастырь, где отслужил Божественную литургию и молебен.Это было последнее благословение и напутствие Патриарха перед Крестным путем Великой Княгини на Голгофу. С ней пошли две сестры — Варвара Яковлева и Екатерина Янишева. Одна из сестер монастыря вспоминала: «… Потом она прислала письмо нам, отцу и каждой сестре. Включено сто пять заметок, каждая из которых соответствует ее характеру. Из Евангелия, из библейских изречений, а кому от себя. Она знала всех сестер, всех своих детей … »

Узнав о случившемся, Патриарх Тихон пытался добиться освобождения великой княгини через различные организации, с которыми рассчитывала новая власть.Но его усилия были напрасны. Все члены императорского дома были обречены.

Елизавета Федоровна и ее товарищи были отправлены по железной дороге в Пермь. Великая княгиня провела последние месяцы жизни в тюрьме, в школе, на окраине города Алапаевска, вместе с великим князем Сергеем Михайловичем (младшим сыном великого князя Михаила Николаевича, брата императора Александра II), его секретарь — Федор Михайлович Ремез, три брата — Иоанн Константин и Игорь (сыновья великого князя Константина Константиновича) и князь Владимир Палей (сын великого князя Павла Александровича).Конец был близок. Мать-настоятельница готовилась к этому исходу, посвящая все свое время молитве.

Сестер, сопровождавших свою настоятельницу, привели в областной совет и предложили освободить. Варвара Яковлева заявила, что готова отдать подписку даже своей кровью, что хочет разделить судьбу с великой княгиней. Поэтому она сделала свой выбор и присоединилась к заключенным, ожидавшим решения своей судьбы.

Глубокая ночью 5 (18) июля 1918 года ., в день обретения мощей преподобного Сергия Радонежского великая княгиня Елисавета Федоровна вместе с другими членами императорского дома была брошена в шахту старой шахты а. Когда жестокие палачи столкнули Великую Княгиню в черную яму, она прочитала молитву, данную Спасителем мира, распятым на Кресте: «Господи, прости им, ибо они не знают, что делают» (Луки 23, 34). ). Тогда чекисты начали кидать в шахту ручные гранаты. Один из крестьян, ставший свидетелем убийства, сказал, что пение херувимов доносилось из глубины шахты.Его пели новомученики Российские до перехода в вечность. Они умерли в ужасных страданиях, от жажды, голода и ран.

Великая княгиня упала не на дно шахты, а на уступ, который находился на глубине 15 метров. Рядом с ней было найдено тело Иоанна Константиновича с перевязанной головой. Вся сломанная, с сильными синяками, она здесь пыталась облегчить страдания своей соседки. Пальцы правой руки великой княгини и инокини Варвары были сложены для крестного знамения.

Останки В 1921 году игуменья Марфо-Мариинского монастыря и ее верная виолончелистка Варвара были перевезены в Иерусалим и заложены в гробнице церкви Святой Марии Магдалины равноапостольной в Гефсимании. Когда гроб с телом великой княгини был открыт, комната наполнилась ароматом. Мощи новомучеников были частично нетленными.

Русская Православная Церковь Святой Марии Магдалины в Гефсимании
Церковь св.Мария Магдалина в Гефсимании в Иерусалиме
Церковь Марии Магдалины (современный вид)
Церковь Марии Магдалины
Интерьер храма Марии Магдалины
Рак с мощами преподобномученицы великой княгини Елизаветы Федоровны

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви в 1992 году канонизировал преподобномученицу Великую княгиню Елизавету и инокиню Варвару в числе святых новомучениц Российских, установив их празднование в день их кончины — 5 (18) июля.

Тропарь, голос 1:
Скрывая княжеское достоинство смирением, / мудрый Елисавето, / напряженным служением Марфы и Марии / вы почтили Христа. / Милосердием, терпением и любовью вы очистились, / как праведную жертву Богу вы принесли. / Мы, уважая вашу добродетельную жизнь и ваши страдания, / как истинный наставник, искренне просим вас: / Святая мученица великая княгиня Елизавета, / молим Господа Христа спасти и просветить наши души.

Kontakion, voice 2:
Величие подвига веры кто история: / в глубине земли, как будто в раю господства, / страстотерпец великой княгини Елизаветы / с Ангелы в псалмах и поют, радуясь / и, претерпев убийство, / о безбожных мучителях, кричащих: / Господи, прости им этот грех, / не знают, что они делают./ Молитвами, Христос Бог, / помилуй и души наши спаси.

Великая княгиня Елизавета Федоровна.

Елизавету Федоровну называли одной из самых красивых женщин Европы. Казалось бы, высокое положение, удачный брак должны были принести принцессе счастье, но на ее долю выпало немало испытаний. И в конце жизни женщина приняла страшное мученичество.

Семья Людвига IV, герцога Гессен-Дармштадтского.

Елизавета Александра Луиза Алиса была второй дочерью великого герцога Гессен-Дармштадского Людвига IV и принцессы Алисы, а также сестрой последней российской императрицы Александры Федоровны.Элла, как ее называли в семье, воспитывалась в строгих пуританских традициях и протестантской вере. С ранних лет принцесса могла сама себя обслуживать, зажигать камин и готовить что-нибудь на кухне. Девушка часто шила теплые вещи своими руками и отнесла их в приют для нуждающихся.

Четыре сестры из Гессен-Дармштадта (слева направо) — Ирэн, Виктория, Элизабет и Аликс, 1885.

По мере того, как Элла росла, она расцвела и похорошела. Тогда говорили, что в Европе всего две красавицы — Елизавета Австрийская (баварская) и Елизавета Гессен-Дармштадтская.Между тем Элле было 20 лет, а она еще не была замужем. Стоит отметить, что девушка приняла обет целомудрия в 9 лет, избегала мужчин, и всем потенциальным женихам было отказано, кроме одного.

Великая княгиня Елизавета Федоровна из России и Великий князь Сергей Александрович из России, 1883 год.

Великий князь Сергей Александрович, пятый сын российского императора Александра II, стал избранником княгини, да и то после целого год размышлений.Доподлинно неизвестно, как произошло объяснение молодых людей, но они согласились, что их союз будет без физической близости и потомства. Благочестивую Елизавету это вполне устраивало, потому что она не могла представить, как мужчина лишит ее девственности. А Сергей Александрович, по слухам, вообще не отдавал предпочтение женщинам. Несмотря на такое соглашение, в будущем они невероятно привязались друг к другу, что можно назвать платонической любовью.

Княгиня Елизавета Гессен-Дармштадтская, 1887 г.

Жену Сергея Александровича звали княжной Елизаветой Федоровной.По традиции все немецкие принцессы получили это отчество в честь Феодоровской иконы Божией Матери. После свадьбы принцесса оставалась в своей вере, поскольку закон позволял это делать, если не было необходимости во вступлении на императорский престол.

Портрет великой княгини Елизаветы, 1896 г.

Князь Сергей Александрович и княгиня Елизавета Федоровна в карнавальных костюмах.

Спустя несколько лет Елизавета Федоровна сама решила принять Православие.Она сказала, что настолько влюблена в русский язык и культуру, что почувствовала острую необходимость перейти в другую веру. Собравшись с силами и зная, какую боль она причинит своей семье, Элизабет написала письмо своему отцу 1 января 1891 года:

: «Ты должен был заметить, как глубоко я испытываю здесь почтение к религии…». Я все время думал и читал, и молился Богу, чтобы он указал мне правильный путь, и пришел к выводу, что только в этой религии я могу найти всю настоящую и сильную веру в Бога, которая должна быть у человека, чтобы быть достойным. добрый христианин.Было бы грехом оставаться таким, какой я есть сейчас, принадлежать к той же церкви по форме и для внешнего мира, но внутри себя молиться и верить, как мой муж … Вы хорошо меня знаете, вы должны видеть, что я решил пойти на этот шаг только из-за глубокой веры и того, что я чувствую, что должен предстать перед Богом с чистым и верующим сердцем. Я думал и глубоко думал обо всем этом, находясь в этой стране более 6 лет и зная, что религия «найдена». Очень желаю на Пасху причащать Святых Таин вместе с мужем.»

Отец не благословил дочь, но ее решение было непоколебимо. Накануне Пасхи Елизавета Федоровна обратилась в Православие.

Княгиня Елизавета Федоровна с мужем, великим князем Сергеем Александровичем, прибытие в Москву

С этого момента принцесса начала активно помогать нуждающимся. Она тратила огромные деньги на содержание приютов, больниц, лично выезжала в самые бедные районы. Народ очень любил принцессу за ее искренность и искренность. доброта.

Когда ситуация в стране стала обостряться и эсеры начали свою подрывную деятельность, принцесса то и дело получала записки с предупреждениями не ехать с мужем. После этого Елизавета Федоровна наоборот старалась везде сопровождать мужа.

Разрушенный взрывом экипаж, в котором находился Великий князь Сергей Александрович.

Но 4 февраля 1905 года князь Сергей Александрович был убит бомбой, брошенной террористом Иваном Каляевым.Когда принцесса прибыла на место происшествия, они попытались удержать ее подальше от того, что осталось от ее мужа. Елизавета Федоровна лично собирала на носилках разбросанные куски князя.

Елизавета Федоровна в темнице Каляева.

Через три дня принцесса попала в тюрьму, где содержался революционер. Каляев сказал ей: «Я не хотел тебя убивать, я видел его несколько раз в то время, когда у меня была готовая бомба, но ты был с ним, и я не решался его трогать.«Елизавета Федоровна призвала убийцу покаяться, но безуспешно. Даже после этого милосердная женщина направила к императору прошение о помиловании Каляева, но революционер был казнен.

Княгиня Елизавета Федоровна в трауре.

Смерть мужа, Елизавета положила траур и решила полностью посвятить себя заботе об обездоленных. В 1908 году княгиня построила Марфо-Мариинский монастырь и стала монахом. Об этом княгиня сказала другим монахиням: «Я уйду. блестящий мир, в котором я занимал блестящее положение, но вместе со всеми вами я поднимусь в более великий мир — мир бедных и страдающих.»

10 лет спустя, когда произошла революция, монастыри Елизаветы Федоровны продолжали помогать лекарствами и едой. Женщина отказалась от предложения уехать в Швецию. Она знала, какой опасный шаг она делает, но не могла отказаться от обвинений

Елизавета Федоровна — настоятельница Марфо-Мариинского женского монастыря

В мае 1918 года княгиня была арестована и отправлена ​​в Пермь, там же находилось несколько представителей царской династии.В ночь на 18 июля 1918 года большевики жестоко расправились с пленными. Они бросили их живыми в мину и взорвали несколько гранат.

Но даже после такого падения не все погибли. По словам очевидцев, крики о помощи и молитвы из шахты раздавались несколько дней. Как оказалось, Елизавета Федоровна упала не на дно мины, а на уступ, спасший ее от взрыва гранаты. Но это только продлило ее мучения.

Монахиня Елизавета Федоровна, 1918 г.

В 1921 году прах Великой Княгини Елизаветы Федоровны был перевезен на Святую Землю и захоронен в церкви Святой равноапостольной Марии Магдалины.

в золоте

Великие княжны Александра Николаевна («Адини»)
и Александра Иосифовна («Санни»)

Великая княгиня Александра Николаевна была младшей дочерью императора Николая I. Она умерла в нежном возрасте 19 лет при родах.«Адини» страдала туберкулезом еще до замужества с принцем Фредериком Вильгельмом Гессен-Кассельским, но вскоре после свадьбы ее здоровье резко ухудшилось. Ее болезнь, тяжелая беременность и трагическая смерть были мрачными эпизодами в счастливой и идиллической семейной жизни российского императора.

Живая, талантливая и озорная, Адини была фаворитом среди своих братьев и сестер, но особую слабость она испытывала к своему младшему брату Константину, которого она называла «Костя».Их объединяла общая любовь к музыке — она, талантливая певица, и он, искусный игрок на музыкальных инструментах. Оба были также склонными к искусству и ненасытными читателями. ⁣Когда Адини умерла, Константин был в морском путешествии. В то время он был офицером российского флота, и когда он получил известие о смерти его любимой сестры, он был глубоко потрясен. «… солнечные лучи навсегда угасли в нашей семье», — написал он в своем дневнике. ⁣Он часто думает о своей сестре, особенно когда он отправился в поход, и называл ее своим «ангелом-хранителем».

Через 3 года после смерти Адини он влюбился и женился на немецкой принцессе Александре Саксен-Альтенбургской. Любопытно, что его избранная невеста не только носила имя его мертвой сестры, но и очень на нее была похожа. «Санни» была очень привлекательной и живой девушкой. Кроме того, она также была любителем музыки и искусства. Эти качества Санни очень напомнили ему Адини. Когда Санни приехал в Россию и был впервые представлен маме Константина, императрица не могла не заметить внешнее сходство и расплакалась.Вид ее будущей невестки, несомненно, вызвал радостные и грустные воспоминания об Адини.

Великий князь Константин Николаевич (Костя)
Портрет Франца Крюгера
(Государственный Эрмитаж, Россия)

Фетисова Лиза

Разрешите представиться: Лиза, русская рыжая. Я родился и вырос в Москве, я приехал в Париж в 2001 году, путешествуя на облаке своей культуры.

С самого начала я заметил, что русское культурное предложение по-прежнему ограничивается матрешками и «Лебединым озером». Итак, место есть! Русская современная фотография, есть идеи? Самостоятельно, шаг за шагом, я открывал для себя художников, их работы, я отбирал работ, обладающих визуальной и художественной силой, современными и вневременными одновременно. Страсть, душа и любовь — ключевые понятия, чтобы запечатлеть эту загадочную страну. Я убежден, что его искусство — просветляющее зеркало положения вещей и ключ к его постижению.

Когда я был маленьким, я хотел быть крановщиком, наблюдать за всем с головокружительной высоты и руководить важным процессом, строя здания.

В 2007 году я обнаружил, как могу осуществить свою детскую мечту: я открыл фотогалерею в Париже. Я открывающий тип галериста (редкий вид). Погружаясь в хаотические волны Интернета, я наблюдаю, сортирую, выбираю художников, представляю их работы публике, прессе и коллекционерам.

Многие художники, которых я представляю, провели первую настоящую выставку в галерее с Russiantearoom. Самым заметным успехом стало открытие Олега ДОУ, одного из самых ярких представителей своего поколения, с его собственной подписью и видением. Но я также показал фотографии Сергея Максимишина вне фотожурналистского контекста, его изображения были настоящими картинками. Или я вновь представил новой публике мастера гуманистической фотографии Антанаса Суткуса с помощью нескольких выставок и сильных публикаций в Le Monde, Figaro, Images, Eyemazing.

Я «торговец любовью».

По-настоящему прекрасные встречи произошли в моей галерее, между работой и человеком, когда люди полюбили произведения… У произведения есть душа, произведение можно любить или ненавидеть, иногда поклоняться или оно может навредить вам: я догадываюсь, что это это живое существо.

Но еще я ведьма рыжая.

Я умею слушать голос предметов, умею оживлять и оживлять места, подбираю правильные ингредиенты, чтобы сделать красивое зелье выставки. Короче, я тоже своего рода художник, я создаю многогранные выставки, где работы говорят друг с другом, противоречат друг другу … Где целое не равно простой сумме элементов, а становится произведением искусства сам по себе полифонический.

Что меня интересует сегодня, так это рассказывание историй через произведения, через произведения. Использование нетипичных мест во всплывающей версии. Я хорошо знаю, с 10 лет, образ жизни галериста-седентера, который, как мне кажется, не соответствует реальным стремительным изменениям в мире.Приятно изобретать новую модель, сочетающую присутствие в Интернете с физическим контактом с людьми в реальной жизни.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.