Элен рубинштейн: Helena Rubinstein — купить на официальном сайте ИЛЬ ДЕ БОТЭ цены на Helena Rubinstein (Хелена Рубинштейн) в интернет-магазине от 2295 до 27500 руб

Содержание

19 фактов о жизни Хелены Рубинштейн, которая сделала индустрию красоты такой, какой мы ее знаем

Имя Хелены Рубинштейн известно женщинам всего мира: именно она открыла первый в истории мира салон красоты. Там дамы могли получить профессиональный уход за кожей, сделать массаж и расслабляющую маску. Рубинштейн любила свое дело и во всех начинаниях руководствовалась простым кредо: «Нет некрасивых женщин — есть только ленивые». Она основала известную косметическую корпорацию Helena Rubinstein Incorporated и по праву заняла место в списке богатейших женщин мира.

Мы в AdMe.ru прочитали книгу Мадлен Лево-Фернандез «Хелена Рубинштейн. Императрица красоты» и с радостью делимся с вами фактами из жизни основательницы современной бьюти-индустрии.

  • Хелена была старшей из 8 дочерей, рожденных в семье Хораса Рубинштейна, который владел небольшим магазином. Отец воспитывал дочек в сторогости, а мать часто говорила им, что у женщин есть две настоящие силы — красота и любовь. Женщина была так очарована этой мыслью, что собственноручно сделала косметический крем, который сыграл не последнюю роль в жизни ее дочери.

  • В девочке с детства прощупывался властный характер. Из-за него сестры дали ей домашнее прозвище Ястребок. А рост будущей основательницы бьюти-индустрии составлял всего 147 см.

  • Лишившийся надежды на рождение сына, отец решил сделать наследника из старшей дочери. Хелена восхищала родителя умом, упрямством и трудолюбием до тех пор, пока самовольно не бросила школу: ей стало слишком скучно на уроках. В ярости отец решил выдать дочку замуж за 35-летнего лысеющего мужчину — и Хелена сбежала из родного дома в Австралию к дяде, прихватив с собой несколько банок материного крема.

  • В Австралии Хелена своей бледной кожей восхищала загорелых местных дам — и кремы, взятые у матери, быстро были распроданы. Рубинштейн поняла, что нащупала золотую жилу, и вместе с местными аптекарями начала работу над увлажняющим кремом, который бы справлялся и с солнечными ожогами. Полученный проект назвали «Валазе» — он в мгновение ока стал едва ли не самым покупаемым товаром в городе. Хелене на тот момент было 24 года.

  • Заняв у родственников денег, Рубинштейн открыла магазинчик в Мельбурне и поставила производство крема на поток. Ее салон стал популярным, а косметические продукты раскупали сразу же, как только те появлялись на полках.

  • В 1908 году Рубинштейн вышла замуж за журналиста Эдварда Титуса и родила двоих сыновей. Между тем она была так занята работой, что люди задавались вопросом: как это она смогла найти время, чтобы забеременеть, да еще и дважды. Предсказуемо, но Титус начал изменять жене, и их брак спустя многие годы закончился разводом.

  • Австралийский магазин приносил Хелене столько денег, что через несколько лет она смогла открыть в Париже настоящую лабораторию красоты. Там она занималась дерматологическими разработками и в 1912 году представила миру инновационную систему ухода за кожей, основанную на разных ее типах: сухая, жирная и нормальная. Этим достижением мы с вами пользуемся до сих пор.

  • Немало нового Рубинштейн придумала и в маркетинге. Например, при запуске в продажу своего парфюма Heaven Sent с крыши высотки запустили 500 воздушных шаров, к которым были прикреплены маленькие корзинки с ангелочками. А в рекламе активно использовались дамы в белых халатах, чтобы создать у зрителя ощущение, что над косметикой работают врачи.

  • Именно Хелена одной из первых стала привлекать к рекламе известных личностей: актрис, моделей, артистов. Первая реклама была запущена в Vogue в 1916 году: на читателя проникновенно смотрела Китти Гордон и доверительно сообщала от первого лица о чудодейственных свойствах косметики Рубинштейн.

Специалист лаборатории наблюдает, как пара тестирует стойкость новой помады.

  • В 1932 году Хелена выпустила первую в мире водостойкую тушь. Представление продукта широкой публике было роскошным: тушь испытывала на себе команда по синхронному плаванию. Еще через 20 лет Рубинштейн изобретет первую кисточку для туши, которая будет очень похожа на современную.

  • Владеющая огромным состояние, Хелена была на удивление скупой. Она никогда не обедала в ресторанах, предпочитая брать еду из дома; не оставляла таксистам на чай и торговалась с ними за каждый грош; а работницам в магазинах постоянно урезала зарплаты, за что получила обидное прозвище. Персонал называл начальницу «тираном-истребителем» или «женщиной-смерчем» и уходил работать в салоны к ее вечной сопернице — Элизабет Арден.

  • Единственным, на что не скупилась Хелена, было искусство. Например, она заказала 27 собственных портретов у разных художников. Одно из самых знаменитых полотен — изображение женщины-Прометея, прикованной к скале подолом собственного платья, кисти Сальвадора Дали.

Хелена Рубинштейн и Фрида Кало.

  • Когда Хелена лечилась у швейцарского врача, она обратила внимание, что тот большое внимание уделяет сбалансированному питанию и диетам. Вернувшись домой, Рубинштейн учредила в своих салонах «день красоты». Программа состояла из успокаивающей маски для лица, массажа для похудения и низкокалорийной диеты, которой клиентки должны были придерживаться весь день.
  • В 1938 году она вторично вышла замуж. Избранником стал грузинский принц Арчил Гуриели-Чкония. Супруги заключили брачный контракт, над которым смеялся весь Париж: если Рубинштейн переживет супруга, то ей достанется все его состояние. Это было маловероятно, поскольку принц был на 23 года моложе своей жены.
  • Новый брак был выгоден обеим сторонам. Принц получил почти неограниченное количество денег и возможность познакомиться со всей богемой Парижа. Хелена заимела статус принцессы и принялась знакомиться с венценосными особами. В часности, среди ее клиенток была великая княгина Мария Павловна — кузина последнего российского императора.
  • В 1940 году в Нью-Йорке открылся «Дом Гуриели» — первый в истории салон красоты для мужчин. Там продавалась брендовая одежда, краска для волос и даже парики. Хотя настоящим прорывом стала особая кислородная маска, которая позволяла быстро снять внешние симптомы похмелья — круги под глазами и припухлости на лице.
  • В 1956 году грузинский принц внезапно скончался. Хелена в это время была в другом городе и занималась делами компании. На похороны она не приехала.
  • В старости у Хелены развился диабет. Иногда ей было настолько плохо, что она ложилась на пол и ждала, пока боль пройдет. Один из таких случаев описан в книге: Рубинштейн была в салоне у Кристиана Диора, когда ее настиг очередной приступ. Она легла на пол, а вошедший кутюрье сделал вид, что ничего не произошло. Диор подошел к женщине, наклонился, поцеловал ей руку и произнес «Здравствуйте, княгиня».
  • По легенде, за день до своей кончины Рубинштейн на вопрос личного секретаря: «А вы страшитесь смерти?» — ответила: «Раньше я боялась, а теперь – нет. Я слишком долго жду». Хелена умерла в 1956 году в возрасте 94 лет.

Бренд Helena Rubinstein существует до сих пор. Под этой маркой выпускают продукцию для ухода за кожей. Расскажите нам в комментариях, пользовались ли вы когда-нибудь этой косметикой.

история успеха легендарной елены рубинштейн. биография

В  рождественский день 1870 года, в семье Горация и Августы Рубинштейн,   родилась девочка, которую назвали Еленой. Родители Елены вместе с детьми  (которых помимо нее было 8) жили  в польском городе Кракове. Девочка с детства была талантлива и выучила 5 языков. Семья Рубинштейн была достаточно обеспеченной. Когда Елена выросла, родители отправили ее учиться в один из медицинских институтов Швейцарии. Закончив обучение, она переехала в Австралию, где жили ее родственники по линии матери. Там Елена поняла, что местным женщинам просто необходима помощь – ведь солнце совсем не щадило их кожу. Поскольку Елена обладала знанием секретных косметических формул, она смогла открыть свой небольшой бизнес: начала она с продажи солнцезащитного крема. С годами ее бизнес разросся до невероятных размеров и принес хозяйке известность и доход в несколько миллионов долларов в год. Прелестная история.


Именно ее надиктовала Елена Рубинштейн за несколько месяцев до своей смерти. Ей вовсе не хотелось, чтобы люди знали о том, что все было иначе.


Начнем с того, что денег в семье родителей Елены практически не водилось.  Содержание восьмерых детей велось достаточно скромно – все-таки всем им  нужно было дать хоть какое-то образование. Кстати, об образовании – Елене  удалось окончить только обычную еврейскую школу. В медицинские учебные заведения Европы женщин в то время не принимали – вплоть до 20 века.


Пять языков она выучила уже гораздо позднее, да и откуда в достаточно скромной еврейской семье было взяться гувернанткам и учителям?


Удача по-настоящему улыбнулась Елене только в 36 лет. До этого были долгие годы труда на «черных» работах. Она разгружала мешки с товаром в магазине,  работала в поле, в кафе официанткой и мыла полы в домах богатых людей. В своей биографии она напишет, что трудилась в аптеке.


Конечно, никаких «секретных формул» она не знала. Все это, как сказали бы сегодня, был пиар. Единственная строчка правды в том, что она  действительно была умна и талантлива. А более всего – настойчива. Елена действительно поняла, что климат Австралии  неласков к коже женщин, и крем для лица, который станет защищать кожу от солнца и ветра, будет просто нарасхват. Неувязка была лишь в  том, что до австралиек эту мысль пришлось доносить более 10 лет.


Ну, а пока Елене приходилось тяжело работать. Поначалу в Австралии к ней  относились, как к человеку со странностями, как к еврейской эмигрантке, как к чужаку.


Первая попытка Елены продать подобие крема от солнца окончилась неудачей. Сделанный из овечьего жира, воды да сока лилий, крем она продала в том же  магазине, где разгружала мешки с товаром. Хозяин магазина узнал об этом и выгнал её на улицу. Но дух Елены, казалось, невозможно было сломить. Кто еще, зарабатывая гроши тяжелым трудом, целых 10 лет смог бы не отпускать свою мечту?


Она пошла убирать дома богачей, почти за бесплатно, если только считала, что владелец богатого дома сможет ей пригодиться в дальнейшем. Елена поступала так  всегда. Даже став фантастически богатой, она общалась только с теми людьми, которые могли быть хоть чем-то полезны ее бизнесу. Всех остальных она просто выбрасывала из своей жизни. 


Говорят, что Елена нередко становилась любовницей богатых, но, увы — женатых мужчин, и только для того, чтобы они могли научить ее вести бизнес, дать совет, познакомить с кем-то нужным.


 


ЗАВОЕВАНИЕ ТРЕХ КОНТИНЕНТОВ: АВСТРАЛИЯ


Вышло так, что начав свои странствия в 18 лет, Елене Рубинштейн пришлось продолжать их в течение всей жизни. Впрочем, ей это совершенно не мешало.


Австралия все же поддалась Елене. Помня неудачную историю своей первой коммерческой деятельности, она уехала в другой город. И все-таки стала  продавать крем от солнца. Постепенно к ней потянулись клиентки, причем очень разных сословий. Среди них нашлась одна обеспеченная женщина, которая одолжила ей небольшую сумму на открытие собственного магазинчика. Злые  языки поговаривали, что это был один из любовников Елены, давший ей деньги  взаймы. Так появился магазин кремов «Валле».


Дела пошли лучше, но это было совсем не то, о чем мечтала амбициозная Елена. «У меня все должно быть не так, как у всех», — решила она.


Какие магазины? Салоны, с целым комплексным подходом к красоте – вот что нужно!


Накопив еще денег, она переделала магазинчик  в свой первый «Косметический салон Елена Рубинштейн». В дальнейшем именно салоны и даже дворцы красоты,  а не заурядные магазины, станут ее фирменным знаком. Женщины, оказавшись в первом салоне Елены, испытывали шок – такого не было нигде! Просторное помещение из нескольких светлых комнат и все блестит. В одной комнате  посетительниц ждал осмотр, в следующей – массаж и всевозможные советы, а в третьей можно было купить крем, который Елена назвала «Утренняя прохлада».  Именно тогда, после  многочисленных  осмотров женских лиц, Елена Рубинштейн, первая в мире, стала разделять кожу на три условных типа: сухую, жирную и нормальную. Постепенно она и свой крем разделила на три – для разных типов кожи. Помимо этого Елена придумала для каждого типа всевозможные мази, лосьоны и протирания.


Откуда девочка, окончившая только школу, знала как изготовить крем?


В одной из официальных биографий мадам Рубинштейн рассказано о некоем  докторе Ликусском и 12 баночках крема, которые она привезла с собой из Польши. Это мало похоже на правду. Откуда было взяться этому доктору с кремом в Кракове, где считалось, что косметикой могут пользоваться только падшие женщины да актрисы? К тому же, при строгом характере отца Елены, вряд ли она смогла бы завести подобное знакомство. История про мистическое знание «волшебной формулы» еще менее правдоподобна, чем существование доктора Ликусского. Мадам Рубинштейн, хоть и могла порой приукрасить факты, но сама верила в мистику, пожалуй, меньше всех.


Возможно, история крема и сама тяга Елены к косметике пришла из детства. Все-таки Августе Рубинштейн необходимо было выдать замуж нескольких дочерей, не имеющих богатого приданого и не получивших блестящего европейского образования. К тому же известно, что одна из родственниц Августы была актрисой —  быть может, через нее попал в дом первый крем, показавшийся девочке волшебным?


Все это — лишь догадки. О Елене Рубинштейн слишком многое неизвестно. Она сама, мистифицировав свою биографию, оставила нам только красивую обложку и очень много недосказанного.


Бизнес Елены шел очень хорошо. Весть о ней разошлась по всей Австралии – все-таки нет рекламы лучше, чем просто «сказать подружке на ушко». Теперь  салоны Елены были не только в Мельбурне и еще нескольких городках, но и в Сиднее. Именно в Сиднее Елена встретила своего первого мужа, Эдуарда Титуса – американского журналиста с польскими корнями. Он путешествовал по всему  миру. Елена, в общем-то, не планировала выходить замуж: на первом месте была работа, а муж и дети могли помешать заниматься делами 24 часа в сутки. Однако  Эдвард Титус был настойчив и, разглядев меркантильный  характер Елены, для начала предложил ей помощь в бизнесе. Благодаря статьям в нескольких мировых изданиях, где трудился Эдвард, бизнес Елены приобрел уже межконтинентальный характер. Ей стали поступать заказы из других стран. Настойчивость и обаяние Титуса, а может, и его помощь, сыграли свое дело.  Елена Рубинштейн гордо сменила статус мисс на мадам.


 


ЕВРОПА


Мадам Рубинштейн родила своему мужу двух сыновей – Роя и Горация. Заниматься домом и детьми мадам не собиралась. Они переехали из Австралии —  Елена решила продолжить бизнес не где-нибудь, а в Лондоне. Муж не возражал и так же продолжал участвовать в ее делах, организовывая рекламу.


Существует история о том, что именно Эдвард повлиял на желание Елены изготавливать декоративную косметику. Однажды он отвел ее на гастролирующие «Русские балеты» великого Дягилева и Елена была поражена увиденным зрелищем. Это был неведомый иллюзорный мир сине-голубых тонов, навсегда оставшихся её любимыми, – мир ярких лиц.


Теперь Елена знала, чем можно покорить столицу туманного Альбиона. Она  привезла из Парижа самых лучших дерматологов и то новое явление, которое сейчас мы называем макияжем – цветную пудру, румяна, помаду разных цветов и тушь. Лондон сдался Елене.


Австралия и Лондон — разве этого могло хватить мадам Рубинштейн, с ее неутомимым характером?


Париж! Теперь она намеревалась завоевать и его.


Парижанки оказались искушеннее лондонских женщин. Их нужно было соблазнять чем-то особенным, и Елена это хорошо понимала. Она стала заказывать на  фабрике специальные, натуральные пигменты, которые добавляла в косметику.  Наняла лучших художников – придумывать  яркие упаковки, бросавшиеся в глаза. Одним из художников, работавших над дизайном флакона ее духов, стал  Сальвадор Дали – еще молодой, но уже известный своей оригинальностью.


Париж – это мода и богема. Елена сделала все для того чтобы стать частью Парижа. Она завела дружбу с художественным миром.   Ренуар, Дега, Пикассо  стали ее гостями. Тогда же она начала покупать всевозможные картины, статуэтки, драгоценности, впоследствии составившие ее знаменитую коллекцию.


Вскоре Елена добилась того, что среди ее посетительниц были герцогини и графини, знаменитые  балерины и актрисы. Даже великая Сара Бернар стала посещать салон красоты Елены Рубинштейн. Париж был покорен. Это был успех. Ошеломляющий. Громкий. Заслуженный. Казалось, что Елена успокоилась. Большая часть мира была покорена небогатой еврейской девочкой, начавшей с баночки крема. Теперь можно было просто работать в свое удовольствие, растить детей и уделять внимание мужу. Все перечеркнула Мировая война.


 


АМЕРИКА


Елена до последнего не хотела покидать Европу. На отъезде настаивал Эдвард, который был американцем и понимал, что в Америке его семья будет в безопасности. Уговоры мужа, здравый смысл и то, что немцы уже подошли к Марне подействовали на Елену, и она согласилась. В 1915-м она с мужем и двумя детьми переехали в Америку. Ей снова нужно было все начинать с нуля, но  трудности, казалось, только больше разжигали в ней азарт и готовность работать.


Скромные в то время американки, их скованность жестов, закрытая одежда и почти полное отсутствие косметики – все было подмечено Еленой  в первые же дни приезда. Она уже знала, что именно им нужно.


Первый Нью-Йоркский салон мадам Рубинштейн назвала гордо – «Дворец Косметики». На поверку он и вправду оказался не меньше, чем дворец. Роскошное  убранство. Персональный осмотр каждой клиентки. Невиданное  ранее обслуживание.


Можно было купить билет и остаться во дворце красоты на целых 8 часов. Врачи,  косметологи, массажисты передавали клиента из рук в руки. Всевозможные оздоравливающие  души, омолаживающие ванны, массажи и даже кабинки,  похожие на современные солярии. Парикмахеры, маникюрши. Диетические блюда и натуральные соки. И, наконец, даже уроки макияжа. Все это покорило сердца американок. Очередь из клиенток текла рекой, а вместе с ней появлялись и деньги. К слову, один сеанс, проведенный во Дворце Красоты мадам Рубинштейн, стоил 100 долларов.


Елена в своем, уже известном, принципе не останавливаться на одном городе, открыла салоны во всех крупных городах Америки. А после войны  восстановила и Парижские салоны. Все было отлично, но ход истории снова внес свои коррективы в судьбу мадам Рубинштейн.  


Настали черные для Америки годы Великой депрессии. Они совпали с депрессией  в семье Елены: Эдвард нашел себе другую женщину. Может быть, он устал от того, что всегда играл роли второго плана, и Елена была занята в первую очередь своими салонами, а не им. Может быть, это была любовь. Елене некогда было думать. Он просто изменил. Эта женщина  была намного моложе его самого. Он просто ушел после 20 с лишним лет брака. Елене было за 60.


Работа снова спасла Рубинштейн. Она занялась делами. К тому же, в годы Депрессии нужно было спасать от разорения не только семью, но и бизнес.


Через два года, успокоившись после измены мужа, мадам Рубинштейн снова пошла под венец. Князь Арчил Гуриэли — Чкония был потомком грузинских  эмигрантов. Они познакомились в Париже. Арчил был не только умен и обаятелен. То, что он был князем — очень нравилось мадам Елене. Князь был на 20 лет моложе ее и слыл карточным игроком. Впрочем, второй страстью Елены, помимо работы, был бридж. Она представляла, как гордо будет звучать ее имя — «княжна Елена». Это вам не какая-то мадам Рубинштейн! И она согласилась на брак.


Между княжной и князем был составлен брачный контракт, в котором, учитывая возраст княжны, была странная строчка. По контракту все имущество и деньги после смерти князя Гуриэли должны были достаться его вдове. Пункт в контракте оказался пророческим – князь умер от сердечного приступа через 20 лет после заключения брака.


Годы, проведенные с князем, можно было назвать самыми спокойными в жизни Елены Рубинштейн. Все, о чем она мечтала было достигнуто. Ее косметика продавалась в 100 странах мира. Прибыль росла с каждым днем. Подросшие сыновья готовы были стать помощниками в бизнесе.  


Но несчастья не ходят поодиночке. Через два года после смерти мужа Елена потеряла сына Горация. Он погиб в автокатастрофе. Именно Горация Елена  видела своим преемником.


Жизнь никогда не была мягка с Еленой Рубинштейн, а она в ответ научилась переживать любые несчастья.


Похоронив мужа и сына, Елена снова вернулась к тому, что было ее жизнью и спасало не раз – к работе.


Она ездила по своим фабрикам и салонам, разбросанным по всему миру, и читала лекции. Продолжала скупать драгоценности и коллекционировать картины. Она объездила весь мир, побывав даже на выставке косметики в советской Москве. Она верила только в одно – в свое дело. Даже сейчас косметика профессиональная Helena Rubinstein является одной из престижных марок. Баночки и тюбики с двумя буквами HR дорого стоят и пользуются популярностью у женщин.


 


Континент четвертый


В Елене сочетались, казалось, не сочетаемые вещи.


Современники прозвали ее скупой королевой.


Она никогда не платила за себя в такси, не оставляла чаевых, почти никогда не обедала в ресторанах.


Никогда не платила своим служащим хорошую зарплату. Во главе филиалов  компании она поставила своих родных сестер, но и те не дождались от нее больших денег или, хотя бы, доброго слова. Она старалась экономить на одежде,  часто покупая уцененные вещи. Ее скупость была невероятной. 


Но именно Елена, единственная из сестер, по-настоящему заботилась о своих родителях. Именно она построила в Израиле уникальный павильон с редкой коллекцией картин, утварью и статуэтками разных эпох.


Именно она часто оказывала денежную помощь школам и больницам.


Несмотря на патологическую скупость, ее тянуло к роскоши. Она скупала картины известных художников и африканские статуэтки, драгоценные камни и всевозможные украшения. Имела несколько шикарных домов.


Современники вспоминают, как-то мадам Рубинштейн захотела купить квартиру в восточном Манхеттене. Квартиру продавать не захотели в связи с её  религиозными убеждениями. Тогда Елена просто купила весь дом.   


Почему она вела себя так – не знает никто. Мы можем только догадываться о чувствах молодой девушки, вынужденной экономить каждый шиллинг. И только догадываться о её чувствах, когда она видела богатые, роскошные дома, в которых работала в юности. Быть может, отсюда и тяга к роскоши, которая так долго была недоступна, и удивительная скупость?


Поступки — это еще одна загадка Елены Рубинштейн.


Одно только ясно дала понять Елена другим людям: на пути к своей мечте не нужно  бояться трудностей.


«Будет или по-моему, или не будет никак», — порой говорила она.


Однажды личный секретарь Елены спросил ее: «Страшитесь ли вы смерти, мадам?»


«Теперь уже нет. Ни в малейшей степени, — ответила мадам Рубинштейн. — Раньше я боялась. Но я слишком долго ждала. Это должно быть, интересный опыт». Через день после этого разговора Елена Рубинштейн скончалась в возрасте 95 лет. Как будто, уехала завоевывать очередной материк. Последний.


Автор: Ирина Вигурская

Хелена Рубинштейн: красота навсегда

Некрасивых женщин не бывает – бывают только ленивые

Хелена Рубинштейн


Хайка, так звали ее дома, была старшей из восьми дочерей краковского лавочника Гершля Рубинштейна. Отец с малых лет доверял ей подсчитывать выручку за яйца и керосин, у нее это отлично получалось! Когда девушке исполнилось 18, старый Рубинштейн решил поправить свои дела, выдав ее за богатого вдовца: он узнал, что дочь влюблена в одного бедного студента и не хотел рисковать. В результате Хелена рассорилась с родителями и уехала в Австралию к дяде. Он тоже держал лавку и вдобавок разводил овец. «Я ненавидела Австралию. Жарко, тоскливо и уродливо…» – писала она спустя много лет. На первых порах Хелена занималась племянниками, помогала дяде, и у нее были все шансы стать женой уважаемого австралийского фермера. Но она не хотела фермера и ужасно боялась стать похожей на местных женщин, поэтому ходила по улице только в широкополой шляпе и все время смазывала лицо кремом.


«Солнце – главный враг красоты!» – будет повторять Хелена Рубинштейн до конца дней и первая в мире выпустит крем для лица с солнцезащитным фильтром.


А пока она устроилась в аптеку и, приготавливая лекарственные формы, потихоньку изучала фармацевтику. Посетители сразу обратили внимание на новую девушку и отметили чудесный цвет ее лица. Они думали, что в Польше у всех такие лица, но дело, как объяснила Хелена, было в другом – в уходе за кожей и ее увлажнении. Мать, наслышанная о сухом австралийском климате, дала ей с собой несколько баночек с кремом, приготовленным их краковским соседом – доктором Якубом Ликуским. Она сама давно им пользовалась и подумала, что Хелене крем может пригодиться. И не ошиблась… Узнав о чудодейственном средстве, защищающем лицо от солнца и ветра, посетительницы умоляли Хелену дать им немного крема. Скоро она раздала все свои запасы и попросила мать прислать еще. А потом еще… Посылки из Польши шли долго, а запросы росли. Хелена поняла, что у нее есть то, что хотели бы купить многие. Девушка была уверена в эффективности крема, не высыхавшего после нанесения. Ее мать всегда ухаживала за лицом и руками и выглядела для своих лет прекрасно, и сама она видела, что происходит с кожей австралийских женщин.


«Когда я начинала, из туалетных принадлежностей доступны были только мыло и зубные щетки». Спустя пару лет Хелена выкупила состав и технологию приготовления чудесного крема у доктора Якуба и его брата-химика. А еще через тригода она перебралась в Мельбурн и открыла там косметическую фирму Helena Rubinstein, торгующую косметикой и обслуживающую клиенток в салоне красоты.



Хелена Рубинштей: крем Valaze



Ее крем назывался Valaze, и любая кожа от него выглядела лучше. Почему Valaze? Да просто это неплохо звучало. Для начала Рубинштейн придумала легенду, что ее матери дала этот крем всемирно известная театральная актриса Моджеевская. Установив довольно высокую цену на крем, Хелена подчеркивала его импортное происхождение – и не откуда-нибудь, а из далекой и экзотической для австралийцев Польши. Но готовила она его, конечно, дома собственноручно, а потом сама же фасовала вручную и наклеивала этикетки. Что было внутри симпатичных баночек? Хелена не слишком распространялась на эту тему: экстракт трав, миндальная эссенция и еще кора «одного дерева»… Но она опускала кое-что еще – рекламу! «Вы представляете, Нелли Стюарт с помощью этого крема избавилась даже от веснушек!» «Да, это настоящее волшебство!» – убеждала австралийская звезда Стюарт с рекламных щитов и газетных страниц.

Хелена Рубинштейн была не из тех, кто останавливается на достигнутом. В 1905 году она отправилась в Европу. Вена, Париж, Берлин… Хелена заказывала сотни платьев, шляп, шуб у лучших европейских портных, позировала во всем этом, а фотографии рассылала в газеты. И так она будет делать всю свою жизнь. После Европы в Мельбурне ей уже нечего было делать. Хелена решила вернуться в Европу, сохранив бизнес в Сиднее и Новой Зеландии, и в 1907 году обосновалась в Лондоне. Теперь ее салон гордо назывался Институтом красоты Valaze. «Сейчас в это трудно поверить, но женщины заходили туда тайком, закрыв лицо вуалью, и только через черный ход», – писала она потом. Когда после отшелушивания с лица одной дамы-миллионерши бесследно исчезло уродовавшее ее пятно, в салон потянулись толпы богатых жен. Вскоре у Хелены Рубинштейн было около тысячи постоянных клиенток – разумеется, из высших сфер.


В задних кабинетах салона Хелена оборудовала лабораторию, в которой начала делать румяна. После того как она уговорила жену премьер-министра показаться на публике с легким румянцем на щеках, успех новому средству был обеспечен. В ее парижском салоне в 1909 году предлагали такие косметологические новшества, как гальваническая эпиляция, гидротерапия, ну и, конечно, всевозможный массаж. Сама же Хелена никогда не пользовалась услугами своих специалистов. «Я работница. Мне некогда ходить по салонам…» – кокетничала она и каждое утро делала себе массаж подбородка – несколько десятков сильных похлопываний ладонью. И втирала свой крем. При росте 150 см Хелена Рубинштейн легко полнела, но все равно обожала курицу и польскую колбасу типа нашей «Краковской».


«Кто много работает, должен хорошо есть», – говорила она, испытывая на себе очередную модную диету. Неудивительно, что ее книга «Диета для красоты», пропагандировавшая сыроедение, стала бестселлером. Нетрудно заметить, что на всех снимках у нее темные, гладко зачесанные волосы, собранные в пучок. По ее словам, на другую прическу у нее просто не было времени. «Я была так счастлива, когда работала! Люди требуют сокращения рабочего времени, а для меня оно было самым важным».

В 1914 году началась война, и Хелена поняла, что пора перебираться в Соединенные Штаты. На корабле, плывущем в Нью-Йорк, она сразу обратила внимание на то, что у всех пассажирок-американок были покрытые белой пудрой лица и странный серый цвет губ. «У меня будет потрясающий рынок сбыта!» – подумала Рубинштейн. Америка и правда стала для нее золотым дном. Хелена не уставала пропагандировать косметологию, которая была новшеством, и повторять, что некрасивых женщин не бывает – бывают только ленивые. Дела ее шли очень хорошо, но надвигался кризис. Рубинштейн проявила невероятную интуицию, когда в 1928 году неожиданно продала за 8 миллионов долларов все акции своей американской компании. Перед этим она объявила во всеуслышание, что вынуждена вернуться в Европу, чтобы спасти свой брак. Но Хелена никуда не поехала и вскоре, дождавшись обвала биржи, выкупила акции – только уже за сумму в четыре раза меньшую, заработав таким образом 6 миллионов долларов!


После Первой мировой войны в США пышно расцветал гламур – стиль искусственного шика, который уводил недавних выходцев из простонародья от проблем в страну грез. Именно тогда Хелена Рубинштейн сделала одно важнейшее открытие: «Некоторые женщины ничего не покупают, если это дешево». Для нее наступил звездный час. В 1927 году американки купили 20 тонн румян и 17 500 тонн крема, и значительная доля этого объема приходилась на продукцию марки Helenа Rubinstein. Она разрабатывала все новые и новые косметические средства, применяя новейшие научные достижения. Несмотря на заоблачные цены, спрос на ее продукцию, особенно на декоративную косметику, рос как на дрожжах. Хелена удивительно чутко чувствовала, куда дует ветер.

Хелена Рубинштей: помада и водостойкую тушь для ресниц


Когда она приехала, красная помада в пуританской Америке была символом разврата и проституции. Через десять лет в каталоге продукции Рубинштейн уже была целая палитра красного: губная помада «спелая малина», «красная герань», румяна «розовый лепесток», «пеларгония»… В арсенале ее салонов еще в 1937 году были молочные ванны, гидромассаж, термопроцедуры – то, что теперь называют спа. В 1939 году на Все мирной выставке в Нью-Йорке Хелена Рубинштейн представила сенсацию – первую в мире водостойкую тушь для ресниц. Незадолго до этого она придумала специальную щеточку, подкручивающую ресницы…


Хелена стала одной из самых богатых женщин в мире. Но у нее были серьезные конкуренты. «Эта польская мафия», – презрительно называла канадка Элизабет Арден фирму Рубинштейн, в которой работали многочисленные родственники Хелены. Холодная война между владелицами Elizabeth Arden и HR продолжалась 50 лет. Стоило одной выпустить на рынок новый продукт – тут же следовал ответ. Если Арден перекупала менеджера фирмы HR, Хелена тут же брала на работу бывшего мужа Элизабет. Они никогда не встречались, если не считать одного случая в ресторане, когда Рубинштейн сумела хорошо рассмотреть Арден. «Хорошая кожа, красивый подбородок, но для женщины ее возраста слишком яркий цвет волос», – резюме Хелены было бес- пристрастным. Это была война без победителей и проигравших, хотя Рубинштейн умерла первой. Но до этого было еще далеко.

Едва окончилась Вторая мировая война, Хелена выехала в Европу посмотреть состояние своих разрушенных офисов и лабораторий. Уже через три года она выпустила в Лондоне первую пудру с шелковистой текстурой. Потом первое средство для упругости кожи, а затем первый витаминный крем… В 60-е годы ее салоны работали в 14 странах, продукция продавалась в ста, а на предприятиях было занято 40 тысяч человек. Перед смертью состояние Хелены Рубинштейн составляло 150 млн долларов.


Еще в Мельбурне, когда ей было уже за 30, она познакомилась с Эдвардом Титусом. Он тоже был из Польши, любил путешествовать, подрабатывал как репортер, писал статьи в газеты и помогал Хелене в рекламе. «Это был первый мужчина, который занял мои мысли настолько, что я забыла даже о бизнесе», – писала она о Титусе, который стал ее первым мужем. Вскоре один за другим у них родились двое сыновей. Хелена любила мужа, но Титус любил многих женщин сразу. Иногда она начинала подозревать, что он женился на ней из-за денег. Еще во время их свадебного путешествия она застала его поглощенным беседой с какой-то красавицей. Глаза Титуса горели, и он был так поглощен своей собеседницей, что и не заметил жены. Хелена пошла в ближайший ювелирный магазин, купила себе пару жемчужных ожерелий, села в поезд и уехала домой. С тех пор каждый раз, когда они ссорились, она покупала себе очередное ожерелье. Их становилось все больше, и после 25 лет брака супруги развелись.


Незадолго до войны Хелена Рубинштейн вышла замуж второй раз. Называвший себя потомком грузинских князей Арчил Гуриелли-Чкония был моложе ее на 23 года. Он обладал приятной внешностью, веселым нравом, непосредственностью и обаянием афериста, а также имел множество друзей из высшего общества и легко вписывался в любую компанию. Сменив несколько профессий, он работал таксистом, а еще он прослыл блестящим игроком в бридж. Именно карты проложили дорогу Арчи к сердцу Хелены Рубинштейн: она всегда была не прочь расписать партию-другую. Почувствовав, что одна из богатейших женщин мира проявляет к нему интерес, Арчил объяснился в любви и предложил Хелене соединить их судьбы. Она подумала и согласилась: теперь она могла называться княгиней Гурийской. Чтобы молодой муж не скучал, Хелена Рубинштейн выпустила серию мужской косметики с его гербом, а потом открыла для Арчи на Манхэттене мужской салон красоты House of Gourielli, который впервые не приносил ей никакого дохода. Арчил никогда не жаловался на здоровье, тем более неожиданной стала его кончина от сердечного приступа в возрасте 60 лет. Может быть, Хелена и была счастлива со вторым мужем (в конце жизни она вспоминала свой брак с Арчи как идеальный союз), но она не пошла на его похороны, а вместо этого отправилась позировать Пикассо.


«Женщина всегда сумеет накрасить глаза, даже если у нее уже трясутся руки», – говорила Хелена Рубинштейн о старости, о которой вообще-то не любила ни думать, ни слышать. Когда ей было под 80, она выглядела едва ли не вдвое моложе. В 92 она просила фотографов ретушировать снимки и повторяла: «Если мне скоро 100 и я выгляжу так, то это говорит только о том, что лучшего крема не существует», имея в виду свой Wake-Up Cream – новую версию Valaze.


Инсульт настиг ее в офисе – прямо в рабочем кабинете. На следующий день, 1 апреля 1965 года, Хелена Рубинштейн умерла. Смерть Мадам стала событием мирового масштаба. Наследство она разделила между родственниками, а ближайшим друзьям и некоторым сотрудникам оставила символические суммы около одной тысячи долларов. Многие были разочарованы…


Хелену Рубинштейн похоронили в ее любимом костюме с блестками от Yves Saint-Laurent и в ожерелье из черного жемчуга. Визажистка покрасила волосы Мадам в более яркий цвет и хорошо поработала над ее лицом. Волосы блестели, кожа была розовой, морщин практически не было заметно. Все только и говорили о том, как прекрасно она выглядит.

Косметика Хелена Рубинштейн Helena Rubinstein

«Ничто так не способствует красоте, как работа» — вы можете в это поверить? А вот у Элены Рубинштейн это было девизом жизни. «Женщина – смерч» – так называли её друзья и знакомые. В начале ХХ века она создала индустрию красоты своим трудолюбием, стремлением к совершенству, она никогда не останавливалась на достигнутом и пришла к потрясающему успеху – она стала Императрицей Красоты…

Элена родилась в Кракове в еврейской семье 25 декабря 1870 года (или 1872 года). Девочку назвали Хая (Chaja) (имя она впоследствии изменила). Семья была многодетна, кроме неё было еще восемь детей. В 18 лет Элена без разрешения родителей уезжает из дома. Естественно это принесло боль для всей семьи. Но в 18 лет, не имея достаточного багажа житейского опыта, но при этом неукротимое желание совершить что-то значительное, мало кто пытается стать на место родителей, и действует только согласно со своим разумом. Тем более, не сами ли родители посеяли в ней то зерно, которое принесло последующие плоды?

Отец Элены учил её основам ведения бизнеса, – семья жила в строгой экономии, к тому же от отца Элена взяла ту же решительность и жёсткость характера. А мама научила ее ухаживать за собой, за своим лицом, придавая этому большое значение в жизни женщины. «Красота — это та сила, которая позволяет женщинам самим выбирать свою судьбу». Кроме еврейской школы у неё не было никакого образования. Казалось бы родители учили всему тому, что потребуется в дальнейшей жизни, но… Соединив все воспитательные принципы родителей, Элена уезжает в Австралию. Без профессии, без знания языка, без денег оказалась девушка в чужой стране. Ей пришлось много работать, но всё это было не то, о чём она мечтала. Элена работала и на ферме, и разнорабочей в маленьком магазинчике. «Мне хотелось показать всему миру и своей семье, на что я способна» – вспоминала она впоследствии.

Как известно в Австралии сухой и жаркий климат, а это плохо влияет на кожу, особенно кожу лица. А отсюда следует, что изготовление и продажа кремов — это то, что поможет обрести успех. Она вспоминала уроки бизнеса своего отца. Взяв в долг 1500 долларов, Элена открывает магазинчик, в котором начинает продажу крема для лица. Работала Элена, не покладая рук. И вскоре у неё уже была сеть магазинов, и даже небольшая фабрика по производству кремов.

Только этого ей было мало. Элена уезжает в Лондон и открывает там салон красоты. Она трудилась по 18 часов в сутки, вскоре дела пошли превосходно.

Она переезжает в Париж. И уже в 1911 году Элена Рубинштейн открывает собственную косметическую фабрику, на которой начала выпускать натуральные пигменты, а также разработала специальную упаковку и авторские этикетки. Но не всё можно отнести к её личным заслугам, хотя бы потому, что в числе её друзей были такие, как Ренуар (Pierre-Auguste Renoir), Пабло Пи¬кассо (Pablo Picasso), Дега (Edgar Degas), Шагал(Marc Chagall), Сальвадор Дали (Salvador Dali), а в числе клиенток графини и герцогини, актрисы и балерины, которые ей помогали и делали рекламу.

Элена была страстная натура, и покоряла в свои молодые годы многие вершины, но каждый раз, когда ей приходилось выбирать на первое место работу или чувства к самым близким, она выбирала работу. Именно страсть к работе, поглощающая её всю до конца, не давала ей возможности увидеть то, чему ещё стоит радоваться в жизни, кем дорожить и стоит ли это всё отдавать в жертву своим амбициям. Видимо, она редко задумывалась об этом. Её первым мужем стал Эдвард Титус, американец польского происхождения, который был ею очарован. Он занимался журналистикой, любил литературу и был полной противоположностью Элен, но стремился завоевать её сердце. Они поженились, и Элена родила двух сыновей. Большинство женщин меняется с рождением детей – любовь матери, разве можно её чем-то заменить. Но, оказалось, что это не для Элен.
Началась Первая мировая война, вся семья переезжает в Америку, где Элена открывает салоны красоты. Именно здесь она создаёт индустрию красоты, начинает производство косметических средств. Она была так занята своим бизнесом, что времени на семью у неё просто не было, и это повело за собой развод. В дальнейшем её жизнь была посвящена только работе, все чувства и отношения к близким сводились только в пользу её бизнеса. Она стала богатой, известной, жила в роскоши, к которой всегда стремилась, была властной, уверенной.

Тени Хелена Рубинштейн
Helena Rubinstein — Wanted Eyes Palette

Глядя на её фотографии тех лет, невольно задумываешься о силе её характера, о той силе, которая подавляет всех…. Да, власть и сила этой женщины действительно представляли нечто невозможное. Она требовала повиновения всех, кто был с ней рядом. Это были её многочисленные любовники, которые быстро менялись, не чувствуя от неё тепла и нежности, которую может дарить женщина. Это её сёстры, которые работали с ней на постах директоров филиалов, и ощущали на себе крайнюю жёсткость её характера, а порой и жестокость. Но разве только любовники и сёстры?…Вы скажете, в жизни многих людей не складываются отношения с близкими, и будете правы. Вспомним слова Л.Н.Толстого, которыми начинается его роман «Анна Каренина» — «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Но Элена, как бы, старалась избегать глубоких привязанностей, так как на первый план была поставлена её работа, её бизнес.

Косметика Хелена Рубинштейн (Helena Rubinstein)

Она напоминает полет метеорита, который сжигает всё и всех на своем пути. Женщина – огонь, женщина – смерч, сильная личность и амбициозная, уверенная и властная, которая никогда не оглядывалась назад – «Красивая сказка всегда лучше правды! Никогда не смотрите назад.
Это ни к чему. Никто не любит вспоминать о реальности…»
Наверное,поэтому Сальвадор Дали увековечил её в образе женщины-Прометея, прикованной к скале.

Хелена Рубинштейн крема

Работа была её жизнью, изготовление косметической продукции контролировала сама. Её строгая экономия, в которой когда-то отец держал всю семью, превратилась в нечто фантастическое. Она экономила на всём, не только на заработной плате своим подчинённым, но и для себя старалась уменьшать расходы, – покупала уценённую одежду, никогда не обедала в ресторане. И это при её доходах? Но взамен этого, Элена позволила вокруг себя создать роскошь: покупала картины, антиквариат, драгоценности, недвижимость, путешествовала по всему миру. И оставалась всегда одинокой.

Прошло 110 лет с того момента, когда появился её крем Valaze и сделал её известной и богатой. Она одна из первых королей и королев косметики сделала упор не только на кремы, но и на тщательный уход за кожей лица, применив при этом чистку лица с помощью пара. Именно уход за лицом, а не макияж поставила на первое место Элена Рубинштейн. Она же первая классифицировала кожу по типам (сухая, нормальная, жирная) и использовала средства для снятия макияжа. Примерно в это же время, 110 лет назад, она открыла свой первый бутик в Мельбурне.

В 1912 году Элена Рубинштейн впервые предлагает услуги массажа, чем шокирует Париж, а значит и весь мир.

Помада Хелена Рубинштейн

Затем открывает салоны красоты в Нью-Йорке, Чикаго, Бостоне, Сан Франциско, Лос Анджелесе, Филадельфии, Вашингтоне и Голливуде. Параллельно с Элен Рубинштейн её конкурентка Элизабет Арден, открыв свои салоны в Америке, начала выпускать новую продукцию по уходу за кожей лица. Они советовали женщинам регулярно посещать салоны, начиная с глубокой чистки кожи. Элена и Элизабет оставались конкурентками всю жизнь, что способствовало развитию косметической промышленности. И каждая из них приписывала именно себе открытие водостойкой туши для ресниц. Элена Рубинштейн выпускает и налаживает производство увлажняющего крема для лица, тонирующую пудру и первый механический аппликатор для туши. Она одна из первых открыла линию мужской косметики. Элена Рубинштейн была необыкновенно талантлива в области бизнеса и её идеи были неисчерпаемы. Она разработала систему санаториев красоты, ей принадлежит идея консультирования клиенток в магазинах по уходу за кожей. Рубинштейн создала вечерние курсы для всех работающих женщин, где не было никаких секретов по уходу за собой. И наконец, появился «Ultra Feminine» — это был первый косметический продукт, одобренный FDA (Food and Drug Administration) как лекарственный препарат.

Какой был её Дом Красоты? Наверное это был прообраз современных SPA. В то время это было её уникальное произведение, где использовались современные диагностические приборы, которые могли определить уровень обмена веществ, где были различные души и ванны, применялись сеансы ультрафиолетовых лучей, можно было сделать маникюр и педикюр, были и парикмахерские услуги, а также комнаты отдыха, где предлагались овощные блюда и соки. В общем, всё то, что сегодня современными косметологами рекомендуется для современных женщин. А тогда посетительница могла приобрести билет за 100-150 долларов для того, чтобы в течение восьми часов попасть в заботливые руки врачей, медсестер и массажистов. Когда в завершении всех процедур накладывали макияж, то перед туалетным столиком включался свет, создавая иллюзию дневного или вечернего света. А кроме этого предлагалась консультация и рекомендации по уходу за кожей и правильному макияжу. В конце всего этого, происходившего как во сне, клиенток одаривали подарками – им предлагались образцы помады, пудры, теней.

Тональный крем Хелена Рубинштейн

В бизнесе она была необычайна талантлива. Когда в Америке крупные универмаги предложили Элен продавать ее продукцию, она первое время не соглашалась. Затем, хорошо подумав, дала согласие, но на своих условиях. Магазин может получить право на дистрибуцию её косметики, если сделает оптовый заказ на сумму 10’000$ и более, а кроме этого, Элена будет обучать консультантов. А также интересны проценты, которые предлагала Рубинштейн: 40% наличными от розничной цены каждого проданного товара, 5% за каждое рекламное объявление продукции и 10% за каждую продажу для продавцов, что для последних являлось стимулом.

Парфюм Хелена Рубинштейн

А в 1928 году Элен Рубинштейн продает свою фирму компании Lehman Brothers за 7.3 миллиона долларов. В этот момент компания была лидером инвестиционного бизнеса. Видимо её деловое чутьё подсказало ей большие перемены. Грянул биржевой кризис. Рубинштейн начала скупать падающие в цене акции. Но самое главное, она начинает подрывать авторитет Lehman Brothers – она пишет письма другим акционерам компании, заставляя их волноваться и возмущаться по поводу, будто бы не компетентности компании в делах фирмы. А как идут дела с продажами продукции, она была осведомлена от хозяев магазинов, с которыми ранее наладила отношения. И так, через какое-то время Рубинштейн возвращает свою фирму, но уже меньше, чем за один миллион долларов. Затем увеличивает производство кремов и открывает новые салоны, но уже в Европе – Рим и Вена.

Но и это ещё не всё. Когда она развелась с Титусом, не долго раздумывая, в свои 68 лет выходит замуж за грузинского князя Арчила Гуриели-Чкония. Князь был моложе её более чем на 20 лет, но у него был титул. И Рубинштейн стала княгиней Гуриели. Зачем всё это? Да, она использовала знатную фамилию, как и многое другое, для своего бизнеса. Неужели все, кто шёл рядом с ней по жизни, прямо или косвенно, становились игрушкой, которыми она пользовалась до тех пор, пока они нужны??? Неужели? Так или иначе, но благодаря этому ей удалось привлечь мужскую публику, причём состоятельную. Дело в том, что в скором времени Рубинштейн открыла салоны и магазины, а также линию косметики именно для мужской аудитории. И дело опять было успешным. И хотя бы в благодарность за это, надо было бы поехать на похороны князя, когда он скончался в 1955 году. Но,.. к сожалению этого не случилось, а всё состояние князя перешло его вдове…

Несмотря на годы войны, империя Рубинштейн процветала, и к 1956 году доход возрос до 23 миллионов (после войны доход был почти в два раза меньше).

Туши хелена рубинштейн

Элена Рубинштейн, как настоящий бизнесмен, понимала силу рекламы. Она представляла себя в свете как даму высшего общества, ведь не зря она приобрела титул, приглашала журналистов в свои дворцы, зная, что всё это вызовет ещё больший интерес к ней.

Мадам Рубинштейн, как её называли, в свои 90 лет продолжала работать, и даже лично контролировала производство кремов, а также расширяла границы своей империи. Во владениях её империи были заводы, лаборатории, цветочные плантации, салоны красоты во многих странах мира, а число подчинённых доходило до 32 тысяч. Доходы империи перешагнули цифру 150 миллионов долларов…

Helena Rubinstein (Хелена Рубинштейн): цена, отзывы, описание

Helena Rubinstein (произносится Элена Рубинштейн) – популярный косметический бренд класса «люкс», специализируется на декоративной косметике и средствам по уходу за кожей. Helena Rubinstein стала первой компанией, выпустившей аромат в дополнение к косметической серии. Популярная парфюмерия Helena Rubinstein: Barynia (1985г.), Wanted (2009г.) Первый аромат марки Хелена Рубинштейн сопровождал одноименную коллекцию косметики. Спустя почти два десятилетия появился новый женский парфюм, созданный Карлосом Бенаимом и Домиником Ропийоном. Дизайн флакона разработал Эрве Ван дер Штратен. Форма флакона может быть разной в зависимости от объема, а крышечка не меняется. Лицом аромата стала актриса Деми Мур. Популярная косметика Helena Rubinstein Lash Queen Mascara – удлиняющая и придающая объем тушь Helena Rubinstein для ресниц, Helena Rubinstein Wanted Rouge — губная помада, Helena Rubinstein Wanted Blush — румяна. Дизайн упаковки для одной из серий компактных пудр разрабатывал Сальвадор Дали. Сегодня новинки декоративной косметики марки Helena Rubinstein разрабатывает известный дизайнер Шарлот Тилбури, создающая коллекции для уверенных в себе, элегантных и роскошных женщин. Формулы косметики проходят тестирования, результаты которых регулярно представляются потребителям. Популярные средства по уходу за кожей Helena Rubinstein: HYDRA COLLAGENIST — увлажненяющая серия, COLLAGENIST V-LIFT — лифтинговая серия, PRODIGY — серия для глубокого восстановления кожи, PRODIGY POWERCELL — серия для антивозрастной защиты и заметного омоложения. Марка специализируется на выпуске косметики, которая восстанавливает структуру кожи, борется с ее старением, разглаживает морщины. Состав косметики и результаты ее воздействия на кожу постоянно тестируется в научных лабораториях ведущих европейских исследовательских институтов.

Helena Rubinstein и Империя Красоты | Отзывы покупателей

Многие марки и бренды косметики появляются, вспыхивают на горизонте звездой, потом угасают, а на смену им приходят новые. Но в веренице этих звёзд есть одна, чье имя вошло в историю красоты и косметики, женщина, ставшая знаменитой предпринимательницей, основательницей косметической линии и сети салонов по всему миру. Свободолюбивая и властная, польско-еврейских корней, со сложным характером и огромными амбициями, она совершила целый ряд открытий в индустрии косметики (деление кожи по типам, первая компактная тушь, водооталкивающая тушь, увлажняющий жидкий крем, первый крем с витаминами и др.)! И это всё Элена Рубинштейн!

За несколько месяцев до своей кончины Элена Рубинштейн надиктовала свою биографию, но истолковала свою жизнь так, как хотелось или виделось ей, чтобы затмить часть своих недостатков достижениями, чтобы оставить в истории красивую легенду.

Красивая сказка всегда лучше правды! Никогда не смотрите назад. Это ни к чему. Никто не любит вспоминать о реальности…

Helena Rubinstein

Элена (Хая) Рубинштейн родилась 25 декабря 1872 года (или 1870?) в Кракове и была старшим ребенком в семье из 8 детей. В своей биографии она приписывает себе и гимназию, и пару нелюбимых курсов медицинского факультета Краковского университета, но скорее всего у нее не было образования кроме еврейской школы т. к. до самого конца XIX века мединституты женщин не принимали. Отец научил ее основам ведения бизнеса и строгой экономии, от него же она унаследовала решительность и жёсткость характера. Мама учила ее ухаживать за своим лицом, уделяя большое значение внешности.

Примерно в возрасте около 20 лет (по разным источникам 18-24 лет) Элена переехала к родственникам в Австралию, где много и усердно работала. Но даже в условиях тяжелой жизни она не забывала наставления матери о необходимости ухода за собой. По легенде её мать, опасаясь, что дочь не найдет средств для ухода за лицом на другом континенте, положила в ее чемоданы двенадцать баночек крема, собственноручно приготовленного по семейному рецепту, с названием Valaze.

Но за этой красивой легендой стоит почти 10 лет нелёгкой работы! Без профессии, без денег, без связей, без знания языка, в чужой стране, Элена была полна решительности и силы воли. Она трудилась в поте лица, не гнушаясь никакой работы, подавляя гордыню в угоду мечте о создании собственной косметической империи. Элена действительно пыталась варить самостоятельный крем на основе ланолина, дистиллированной воды и лилий, но все попытки его продать терпели крах. Казалось бы, идея на поверхности — в условиях жаркого климата и палящего солнца австралийки хотели сохранить свой белый цвет лица, а уж шерсти овец (источник ланолина) на зелёном континенте было в избытке. Запах ланолина Элена маскировала лавандой и лилиями, появились первые наработки по секретам красоты, которыми можно было бы делиться, в то время она обрастает нужными знакомствами и связями.

И вот взяв деньги в кредит (то ли у подруги, то ли у любовника) Рубинштейн открывает свой салон в Мельбурне (по некоторым источникам в Сиднее), который часто называют первым институтом красоты Helena Rubinstein, где продаются кремы, лосьоны и мыло собственного производства. Основным продуктом остается тот самый крем Valaze, предназначенный для увлажнения сухой кожи. В том же году австралийские женщины получили право голосовать, и Элена выступила активисткой, поддерживающей новый строй и права женщин. Предприятие Элены оказалось коммерчески успешным, долг в скором времени был погашен и она смогла открыть небольшую фабрику по производству кремов и нанять штат профессиональных фармацевтов. Сеть салонов не заставила себя долго ждать.

Но отдавая всю себя работе, она не оставляла времени на личную жизнь, также личной жизни мешали ее диктаторские замашки и не самый покладистый характер, в результате она оставалась одинокой.

Ничто так не способствует красоте, как работа

Helena Rubinstein

Успех в Австралии и собственные амбиции (а может и опостылевшие «жара, тоска, уродство») толкали Рубинштейн отправится покорять Европу, начав с Лондона (1908), что было в то время довольно рискованно. В том же году она выходит замуж за любящего её но в итоге недолюбленного в ответ американского журналиста Эдварда Уильяма Титуса, в браке с которым родились двое сыновей (Рой — в 1909 и Гораций — в 1912).

Эдвард Титус, американец польского происхождения, интеллигентный, тонко чувствующий литературу, мужчина был очарован страстностью Элены. По своей натуре он был полной противоположностью Элен, но был полон решимости, и она не устояла перед его напором (он делал ей предложение дважды). Но достаточно поздний брак даже по современным меркам (Элене было 38 лет на момент замужества) не изменил ее привычек: лишь работа была для нее на первом месте.

Мадам (так стали часто называть Элену) открыла и раскрутила свой салон в 4-этажном особняке в самом центре Лондона и там же на последнем этаже расположились ее личные апартаменты. Чтобы понять масштабы её амбиций добавлю, что Элена выкупила целое здание на Park Avenue в 1941, потому что домовладелец отказывался сдавать его в аренду еврейке.

Элена работает по восемнадцать часов в сутки и этот ритм так и остался практически неизменным на протяжении всей ее жизни. Дела в Лондоне шли превосходно и более тысячи его жительниц платили огромные суммы за посещение ее салона красоты.

В 1910 году Элена первая классифицировала кожу по типам (сухая, нормальная, жирная) и изобрела средство для снятия макияжа, глубоко очищающее кожу. В то время это стало настоящей революцией в индустрии ухода за собой.

Для работы над своей новой идеей натурально выглядевшего макияжа, Рубинштейн часто путешествовала в Париж, женщины которого были более открыты к экспериментам. В итоге в 1911-1912 Элена переехала во Францию, открыла свой салон и даже запустила собственную косметическую фабрику в пригороде Парижа, на которой стали выпускаться натуральные пигменты, разрабатывалась упаковка и авторские этикетки. Дела её шли прекрасно, в том числе благодаря журналистским связям мужа, муж также помогал ей с написанием рекламных текстов. Она шокирует буржуазию, впервые предложив услуги массажа в салоне. Элена Рубинштейн быстро стала частью столичной элиты. Она могла похвастать, что в спис­ке ее клиенток был почти весь высший свет, знаменитые балерины и актрисы, титулованные особы, она поддерживала общение с Ренуаром и Дега, Пи­кассо (которого чуть ли не шантажом заставляла писать свои портреты — в итоге 12 набросков), Шагалом и Модильяни. Но на протяжении своей жизни из-за деспотичного и саркастического характера Мадам Рубинштейн ссорилась со всеми, кто ее окружал, но в мемуарах писала исключительно о теплых взаимоотношениях.

Сальвадор Дали символично увековечил Элену в образе женщины-Прометея, прикованной к скале собственным зелёным платьем.

К 1912 году Элена изобрела первую систему ухода за кожей, которая учитывала разные ее типы, и открывает аналог современного SPA салона (с тем самым шокирующим публику массажем). По мере роста бьюти-империи она предоставляла рабочие места и учебные заведения для других женщин.

Начало Первой мировой войны вынудило перебраться Рубинштейн с мужем и детьми в США (1915), но её неуёмная энергия позволила ей в том же году открыть салон в Нью-Йорке, затем в Чикаго и Бостоне. В Америке у Элены наконец-то появились достойные конкуренты – Estee Lauder и Elisabeth Arden. Кстати, соперничество с Элизабет Арден стало настолько легендарным, что впоследствии о нем поставили бродвейское шоу.

Элене Рубинштейн удается обходить своих конкурентов, благодаря тому, что она стала первой проводить научное тестирование своих продуктов. Это было новшеством в подобной индустрии, она даже несколько раз консультировалась с Мари Кюри. Через несколько лет она становится богатой и известной женщиной, владеющей сотнями магазинов и салонов по всему миру — от Рима и Вены до Нью-Йорка и Бостона, целой косметической империей!

В 1928 году она продает свои филиалы в Америке компании Lehman Brothers за 7,3 миллионов долларов, а когда в 1929 году грянул кризис, вошедший в историю как Великая Депрессия, Элена, выкупает уже обесценившуюся долю всего за 1 миллион долларов и становится одной из богатейших женщин эпохи. Здесь хочется сделать небольшое дополнение: в то же самое время ее муж Эдвард был совершенно недоволен сложившимся в семье укладом и вскоре сообщил, что влюблён в другую женщину, а Элен, желая доказать ему важность брака и вернуть его обратно в семью, продала свой бизнес. Но было слишком поздно для сохранения семьи, но в самый раз, чтобы провернуть умопомрачительную сделку. В течение нескольких месяцев после продажи, Рубинштейн вела секретные переговоры с владельцами магазинов и анонимно общалась с другими держателями акций ее компании с целью подорвать стоимость проданного ею бизнеса на рынке. Великая депрессия сыграла ей на руку — и империя вернулась к своей прежней хозяйке. Гениально!

Но эта косметическая империя никак не способствовала крепкой семейной жизни: времени на мужа и сыновей не хватало, муж начал ей изменять. Со слов Элены, узнавая о каждой новой измене мужа, она приобретала новое ювелирное украшение… Постепенно у нее выработалось прагматичное отношение к мужчинам, и ее второй брак — яркий тому пример. В 1937 году устав от постоянных измен мужа (и не сумев его вернуть в семью), Элен разводится с Титусом, а в 1938 году выходит замуж за грузинского князя Арчила Гуриели-Чкония, который был младше нее более чем на 20 лет. Этот брак был своего рода сделкой (сразу вспоминается, что именно Элен настаивала на подписании брачного договора, по которому в случае смерти супруга все его состояние переходило бы к ней, а учитываю такую разницу в возрасте не в пользу Мадам это желание не встретило возражений), Элен достаточно долго добивалась расположения князя, но и отношение её было соответствующим. Когда князь умер, Элен не поехала его хоронить. Дела оказались важнее (но и естественно все имущество князя перешло Элене). Благодаря новому статусу во втором браке и знатной фамилии, она смогла даже привлечь мужскую аудиторию, для которой тоже впоследствии открыла салоны красоты и выпустила отдельные линии косметики.

На посты директоров своих филиалов Элена ставила своих многочисленных сестер, но и к ним она относилась с жёсткостью, контролируя до мелочей и загружая работой. У нее был конфликт с сыновьями, особенно с младшим, который не хотел жить в постоянном подчинении властной матери. Младший сын попал в автокатастрофу, и вскоре умер, но Элен не приехала к нему на похороны.

У нее были любовники, но без каких-либо глубоких привязанностей.

В 1932 году в Вене Рубинштейн начала производство водоотталкивающей туши. Новый продукт был представлен на шоу синхронного плавания на всемирной выставке в Нью-Йорке в 1939 году и в том же году выпущен в продажу. Спустя еще двадцать лет Элена переделала компактную форму банки и изобрела первую кисточку для туши — похожую на ту, которой мы пользуемся и сегодня.

Та самая тушь до сих пор в продаже, но не в РФ (официальный сайт марки)

В 1934 году в поисках средства, замедляющего появление признаков старения, она создала гормональный крем при участии химиков своего завода в Сен-Клу.

Рубинштейн учила девушек всему, что касалось здоровья, образа жизни и питания, макияжа и ухода за кожей. Она первой заявила о том, что источником красоты и здоровья кожи является увлажнение и что существует тесная связь между питанием и красотой.

Нет некрасивых женщин, есть только ленивые.

Helena Rubinstein

Во время Второй мировой войны вся ее польско-еврейская семья погибает.

В бизнесе Элена Рубинштейн достигла вершин: вошла в десятку богатейших женщин мира, была уверенной в себе и властной, она была мастером саморекламы и своего дела, умело манипулировала людьми и зарабатывала все больше и больше денег. Консультанты её бренда проходили специальную подготовку  — это было еще одно нововведение.

Окунемся в мир красоты и ухода прошлого века? Ритуал погружения происходил примерно следующим образом: посетительница приобретала билет за огромные по тем временам деньги на 8-часовое пребывание во Дворце Красоты Helena Rubinstein, где, переодевшись в спортивный костюм, попадала в руки врачей, медсестёр, массажистов. Самые современные на тот момент диагностические приборы регистрировали уровень обмена веществ, склонность к прибавке веса. Гимнастические упражнения, души и ванны, сеансы ультрафиолетовых лучей сменялись отдыхом и овощными блюдами с соком. Парикмахеры творили причёски согласно последним европейским модам, специально подготовленные сотрудницы трудились над маникюром-педикюром. А косметолог учил правильно наносить макияж перед туалетным столиком с особым зеркалом с имитацией дневного или вечернего света. В конце концов преображённая женщина с сумочкой, заполненной образцами помад, пудр и теней, покидала этот волшебный мир с твердым намерением вернуться.

С 1946 года Элена Рубинштейн внедряет понятия маркетинга в свой бизнес, чтобы повысить продажи. Она делает акцент на новые продукты, разработанные ею в США.

 

1950-е были для США необычайно успешны, и Элена Рубинштейн увеличивает продажи в десять раз. Тогда она создает Helena Rubinstein Pavilion of Contempory Art в Тель-Авиве. В 1953 году она создает фонд помощи здравоохранительным организациям.

 

Вскоре Рубинштейн выпускает в продажу свой первый увлажняющий крем, а в 1958 году – первую водостойкую тушь, а затем тушь в тубе с аппликатором (часто называют как автоматическую тушь со сменным блоком).

Все это время Мадам Рубинштейн было присуще удивительное стремление к роскоши, на протяжении всей своей уже успешной жизни она покупала дорогие картины, антиквариат и недвижимость, могла похвастаться потрясающей коллекцией драгоценностей. Она ежегодно совершала кругосветное путешествие. Но в то же время Мадам жёстко следила за всеми расходами, постоянно урезая их, почти никогда не платила за себя в такси, часто покупала уцененную одежду, редко обедала в ресторанах, чаще ела на работе.

Элена прекрасно понимала, что косметика покупается не только ради ухода. Мадам продавала иллюзию богатства и волшебства, которую она ловко вкладывала в свои продукты, используя силу рекламы. Рубинштейн с удовольствием впускала журналистов и различные экскурсии в свои апартаменты, отлично понимая, что тем самым лишний раз подогревает интерес к своему бизнесу. Она вообще любила необычные рекламные ходы и креативные упаковки. Например, чтобы представить свой новый парфюм «Heaven Sent», Рубинштейн запустила с крыши дома на Fifth Avenue в Нью-Йорке пятьсот маленьких корзин с ангелочками в форме бутылёчка, прикрепленных к розовым и голубым воздушным шарам.

Империи HR принадлежали заводы и лаборатории по всему миру, цветочные плантации и салоны красоты в 14 странах, общее количество сотрудников в середине 1960-ых годов стремилось к 32 тысячам человек, а доходы от бизнеса на тот момент составляли более 150 миллионов долларов.

Один из набросков Пикассо

Элена представила миру тонирующую пудру для лица и первый механический аппликатор у туши, ее линия мужской косметики была одной из первых в мире, она разработала систему санаториев красоты, ввела практику консультирования клиенток в магазинах на тему ухода за кожей, создала вечерние классы для молодых работающих женщин, чтобы те могли овладеть секретами ухода за собой, и организовала программы красоты для физически и психически больных, создала гормональный крем, который позиционировала в своей рекламе как восстанавливающий клетки кожи, она внедрила в производство тщательное тестирование продукции, использование молочка в качестве легкой увлажняющей эмульсии, первый автозагар, водостойкие продукты.

Элена была необычайно деятельна, после окончания Второй мировой войны она лично поехала восстанавливать свой салон и научную лабораторию во Франции, которые сильно пострадали во время бомбежек. В то время ей уже было за 70 и она была крайне состоятельной Мадам, она могла с легкостью делегировать любую работу, но тем не менее продолжала многое делать сама.

Элена не покидала производство даже в 90, продолжая контролировать все лично. Когда на 94 году её жизни трое грабителей вломились к ней в шикарную Нью-йоркскую квартиру, в которой было ценностей на три миллиона долларов, она не потеряла хладнокровие и хитростью смогла их спугнуть, в результате они удрали лишь с сотней долларов. Этот случай прекрасно отражает силу её характера.

Её не стало 1 апреля 1965 года.

А вот тут можно посмотреть 3-минутный ролик про Элену (на английском с субтитрами)

С 1984 года марка Helena Rubinstein принадлежит группе L’Oreal, категории Luxe.

План выпуска новых продуктов на 2019 год от L’Oreal

Марка продолжает использовать современные научные разработки для создания высококлассных антивозрастных процедур. Первое средство с витамином С (1995 г.), первый антивозрастной крем с чистым ретинолом (1999 г.), первые растительные стволовые клетки (2009 г.). В 2008 году марка выпустила линию средств Re-Plasty с якобы мгновенным эффектом «как после пластической операции». С 2014 года бренд сотрудничает с французским Национальным институтом здравоохранения и медицинских исследований для изучение инновационных средств клеточного перепрограммирования.

И хотя сегодня марка Helena Rubinstein формально представлена в 50 странах мира, от былого величия, на мой взгляд, не осталось и следа. Почти во всем мире продукция представлена только онлайн (даже в США нет ни одной точки продажи судя по официальному сайту марки), никаких Дворцов и институтов красоты, никаких запоминающихся рекламных и маркетинговых кампаний.

Да, была в 2007-2009 отретушированная до неузнаваемости Деми Мур и даже декоративная косметика была представлена в фирменных корнерах… Но теперь, увы, почти ничего не осталось.

В то время я была поклонницей марки и в моей косметичке была и тушь, и помада, и блески, и карандаши с логотипом HR, были увлажняющие кремы и средства для снятия макияжа, а последний выпущенный аромат Wanted остаётся одним из любимых и по сей день. (Антивозрастная косметика в то время для меня ещё не была актуальна, а сейчас слишком мало стимулов, чтобы при прочих равных выбрать именно продукцию HR, отзывов на нее крайне мало ). Но почти всё, что было, кануло в лету и было снято с производства. В своих закромах нашла нераспечатанный флакон парфюмерной воды и карандаш для губ, который каким-то чудесным образом даже не распечатан из заводской упаковки. И то, и другое сняты с производства и в своем роде уже раритеты.

Марка затерялась среди других представителей люксовой ниши в закромах Лореаля, ей явно не хватает сильной амбициозной Женщины, которая бы смогла возродить имя Helena Rubinstein и вернуть ей былое величие!

Интересно ли вам было узнать об Элене и о создании марки? Что у вас было\есть из средств Helena Rubinstein и какое от них впечатление?

Спасибо всем, кто дочитал!

Ирина

Источники фото и цитат 1 2 3 4 5

Глава 35. Новая квартира в Лондоне . Хелена Рубинштейн. Императрица Красоты

Мадам решилась пуститься еще в одну авантюру. Журнал Real Confessions предложил ей вести рубрику ответов на вопросы о красоте. Читательницы журнала писали в редакцию, спрашивая у мадам Рубинштейн совета по поводу проблем с кожей, весом или макияжем. Рубрика «Королевы мира красоты» появилась в марте 1960 года, но Хелена очень быстро устала от этой игры в вопрос-ответ, и все закончилось.

Она старалась отвлечься, устраивая приемы у себя на Парк-авеню. На них присутствовали все знаменитости мира науки и искусства. Всем было интересно посмотреть на ее коллекцию миниатюр, которую она по таким случаям открывала для всеобщего обозрения. Эта коллекция, которую она собирала на протяжении тридцати пяти лет, была и вправду уникальной в своем роде. Она выставлялась в специальном зале (оформленном в стиле XVII века). Миниатюрная мебель и сотни декоративных элементов демонстрировали достижения краснодеревщиков и костюмеров, которые создавали все это на протяжении веков. Там были французские, итальянские, испанские, австралийские миниатюры, созданные во времена Ренессанса, Второй империи, правления Елизаветы, стиля Тюдоров и бидермейер, и даже американское народное творчество. Малейшая деталь – узор на расписной бумаге, картина, деревянная обивка или камин – были проработаны до мельчайших подробностей, все совершенно как в действительности. Каждый ансамбль располагался в небольшом ящичке, представлявшем собой образчик архитектуры того периода, к которому принадлежала миниатюрная мебель. Сотни очаровательных вещиц радовали взгляд: часы, фаянсовая посуда, крошечные цветы в маленьких вазочках, серебряные канделябры, настенная живопись, письменные приборы, книги в инкрустированных кожаных переплетах и много других невероятных штучек!


Куклы воплощали историю костюма за пять последних веков, каждая была сделана вручную. Хелена обожала миниатюры и старинных кукол и начала собирать эту коллекцию, когда была еще ребенком[152]. Ее приемы имели невероятный успех, и журнал Park Avenue Social Reveiew посвятил им отдельную статью.

Но Хелене было скучно. Вскоре после возвращения в Соединенные Штаты она захотела опять поехать в Лондон. Она провела там много счастливых лет в молодости и после всех несчастий, обрушившихся на нее, хотела немного отдохнуть. Хелена чувствовала себя истощенной и хотела напитаться новыми впечатлениями. Патрик отправился вместе с ней.

Она нашла подходящую квартиру в доме 247 на Найтс-бридж. Это было красивое двухэтажное здание эдвардианского стиля. На этот раз Мадам поскромничала – квартира состояла всего из четырех комнат и маленькой террасы, увитой плющом и засаженной небольшими кустами. Она доверила оформление интерьера молодому английскому архитектору Дэвиду Хиксу.

Во время ремонта в лондонской квартире Мадам и Патрик жили в Париже. Однажды Патрику позвонила баронесса Ги де Ротшильд. Они были давние приятели и познакомились еще до того, как баронесса вышла замуж за главу знаменитой банкирской династии, и даже до того, как Патрик встретил Хелену. Было это в Нью-Йорке, еще когда будущую баронессу звали просто Мари-Элен Ван Зюйленд.

Она звонила, чтобы поговорить о своем близком друге, Жорже Помпиду, который занимал важный пост в банке Ротшильда, а потом увлекся политикой. Он входил в штаб Шарля де Голля, и поговаривали, что генерал назначит его премьер-министром. «Вы должны немного ему помочь, – сказала она. – Он хочет квартиру на набережной Бетюн, в доме мадам Рубинштейн. Прошу вас, поговорите с ней».

В конце концов Мадам призналась, что уже знает об этом. Да что за Помпиду, это старая история! Мари Кюттоли уже все устроила. Хелена мудро опустила тот факт, что она обещала квартиру целых шесть лет назад. Хотя Пикассо так и не написал ее портрет, Мари достойно выполнила свою миссию – устроила встречу с каталонцем. Теперь настала очередь Хелены выполнить свое обещание.

Мадам, как и каждый раз, когда узнавала о его дружбе с какой-нибудь знаменитостью, очень удивилась, что Патрик хорошо знаком с баронессой де Ротшильд, и, как это было с Жаном Кокто, довольно высокомерно дала ему это понять. На самом деле ее немного беспокоили неизвестные ей отношения Патрика с другими людьми. Она часто задавала ему вопрос, не покинет ли он ее однажды, прельстившись более выгодным предложением работы. Этот страх мучил ее и делал подозрительной.

Наконец, была назначена встреча. Господин Помпиду явился ближе к обеду, и, в ожидании Мадам, Патрик развлекал гостя в гостиной. «Резкая линия подбородка, густые брови и большой нос подчеркивали блеск холодных умных глаз, которые все время перебегали с предмета на предмет. Он напоминал осторожного рачительного фермера на животноводческой ярмарке»[153]. Наконец появилась Хелена в домашнем платье, подбитом мольтоном[154], и тапочках в тон ему.

Она начала с того, что повела его осматривать свою коллекцию. Это было проверкой, которую она очень любила, потому что, как она говорила, «люди не могли удержаться, чтобы не начать сравнивать свое барахло с моим». Это позволяло ей легко оценить реальное состояние человека. Быстро выяснилось, что у Жоржа Помпиду ничего нет, кроме значительных познаний в области искусства. Это ей очень понравилось, и она решила отдать ему квартиру.

Но когда господин Помпиду собрался уходить, очень довольный результатом визита, Мадам промурлыкала почти шепотом:

– А как же насчет приплаты, месье?

В то время во Франции это означало, что новый жилец «приплачивал» некоторую сумму или владельцу, чтобы получить преимущество перед другим желающим, или бывшему жильцу в счет его взноса, а чаще всего обоим. Это было не совсем законно, но все так делали.

– Вам решать, – ответил господин Помпиду.

– Нет, это же вы банкир. Назовите вашу сумму.

– Восемь миллионов, – без колебаний сказал Жорж Помпиду.

– Сколько? Вы сказали восемнадцать миллионов?

– Нет, дорогая Мадам, восемь.

– Скажем, десять. Это очень хорошая квартира, с прекрасным декором.

– Я знаю, моя жена с ума по ней сходит[155].

– Значит, десять. Договорились?

Будущий премьер-министр не был человеком, склонным торговаться, и молча кивнул. Мадам, немного разочарованная тем, что он так быстро согласился, сделала еще одну попытку.

– Одиннадцать?

– Мы договорились на десять, дражайшая Мадам.

– Ну хорошо, так и быть.

Патрик удивился, как быстро этот человек одержал победу. Мадам обычно так легко не сдавалась. «Какой очаровательный человек», – начала Хелена, а потом, неожиданно рассердившись, стала упрекать Патрика за то, что он не вмешался и не помог ей получить за квартиру двенадцать миллионов. Патрик, уже наловчившийся в таких делах, напомнил ей, что господин Помпиду скоро станет премьер-министром и, возможно, окажется ей очень полезен. Буря постепенно стихла.

Мадам, будучи по характеру очень любопытной, стала приглядывать за новыми жильцами. Она вытягивала шею, чтобы заглянуть в их открытые окна, и отмечала, когда они уходят и возвращаются. Они всегда вежливо здоровались с ней, и в конце концов она стала считать их очень милыми людьми.

* * *

Но пришло время возвращаться в Лондон посмотреть на новую квартиру. 11 апреля 1961 года Хелена Рубинштейн открыла для прессы двери нового жилища в Найтс-бридже.

Квартира состояла из двух частей и точно соответствовала эклектическим вкусам своей владелицы. Задача Дэвида Хикса была непростой: он должен был примирить свои художественные устремления с требованиями заказчицы. В решении ему помогло изучение гардероба Хелены. Красный шелк, из которого был сшит ее любимый костюм, подсказал нужный оттенок полам и стенам прихожей. Туалет от Баленсиаги, в котором она была изображена на портрете Сазерленда, вдохновил его на создание обитых шелком стен гостиной. Эта комната служила одновременно офисом салона и столовой, в которой проходили банкеты, то есть должна была с легкостью вмещать сорок пять человек и фуршетный стол.

Повсюду царила роскошная неразбериха. В спальне, обитой расписанным белым шелком, можно было увидеть портрет Поля Пуаре кисти Роже де ла Френе и две акварели Шагала, которые она особенно любила. В смежной с ней ванной стены были покрыты настенной росписью итальянского художника Федерико Паллавичини, который работал с Патриком в журнале Flair. Атмосфера этого жилища была немного удушающей. В квартире, казалось, хотели воссоздать химерическую картину мира: экзотические цветы и птицы и на заднем фоне фантастические рисунки, как в Королевском павильоне в Брайтоне в его знаменитом стиле времен Регентства.


Прихожая освещалась мягким светом ламп, спрятанных за дубовыми панелями. Блики играли на китайских скульптурах времен династии Сонг, укрепленных на медных подставках. Везде стояла мебель разных стилей, а стены были увешаны абстрактными картинами Пикассо, Атлана, Клаве и Треведи. Там было много статуй разных времен, африканские маски, испанская Мадонна XVI века и многочисленные работы в мраморе ее друга Эли Надельмана.

Роскошная тенистая терраса выходила на Гайд-парк. Здесь Хелена написала книгу, которую потом назовут ее мемуарами – My Life for Beauty – «Жизнь за красоту».












Helena Rubinstein — Power Beauty с 1902 года

Aidez nous à mieux vous connaître …

Сивилите *

Мадемуазель

Мадам

М.

Prénom *

Ном *

Дата рождения *

Платит *
AfghanistanAfrique Du SudAlbanieAlgérieAllemagneAndorreAngolaAnguillaAntarctiqueAntigua-е-BarbudaAntilles NéerlandaisesArabie SaouditeArgentineArménieArubaAustralieAutricheAzerbaïdjanBahamasBahreïnBangladeshBarbadeBelgiqueBelizeBermudesBhoutanBiélorussieBolivieBosnie-HerzégovineBotswanaBrunéi DarussalamBrésilBulgarieBurkina FasoBurundiBéninCambodgeCamerounCanadaCap-VertChiliChypreColombieComoresCongo-BrazzavilleCongo-KinshasaCorée Du NordCorée Du SudCosta RicaCroatieCubaCôte D’IvoireDanemarkDjiboutiDominiqueEl SalvadorEspagneEstonieFidjiFinlandeFranceGabonGambieGhanaGibraltarGreater ChinaGrenadeGroenlandGrèceGuadeloupeGuamGuatemalaGuerneseyGuinéeGuinée équatorialeGuinée-BissauGuyanaGuyane FrançaiseGéorgieGéorgie Du Sud Et Les Îles Сэндвич Du SudHaïtiHondurasHongrieIndeIndonésieIrakIranIrlandeIslandeIsraëlItalieJamaïqueJaponJerseyJordanieKazakhstanKenyaKirghizistanKiribatiKoweïtLa RéunionLaosLesothoLettonieLibanLibyeLibériaLiechtensteinLituanieLuxembourgMacédoineMadagascarMalaisieMala wiMaldivesMaliMalteMarocMartiniqueMauriceMauritanieMayotteMexiqueMoldavieMonacoMongolieMontserratMonténégroMozambiqueMyanmarNamibieNauruNicaraguaNigerNigériaNiueNorvègeNouvelle-CalédonieNouvelle-ZélandeNépalOmanOugandaOuzbékistanPakistanPalaosPanamaPapouasie-Nouvelle-GuinéeParaguayPays-BasPhilippinesPitcairnPolognePolynésie FrançaisePorto RicoPortugalPérouQatarRoumanieRoyaume-UniRussieRwandaRépublique CentrafricaineRépublique DominicaineRépublique TchèqueSahara OccidentalSaint-BarthélemySaint-Киттс-ET-NevisSaint-MarinSaint-Мартина (Франсез партии Специальным) Сен-Пьер-э-MiquelonSaint-Винсент-и-ле GrenadinesSainte- HélèneSainte-LucieSamoaSamoa AméricainesSao Tomé-е-PrincipeSerbieSeychellesSierra LeoneSingapourSlovaquieSlovénieSomalieSoudanSri LankaSuisseSurinameSuèdeSvalbard Et Jan MayenSwazilandSyrieSénégalTadjikistanTanzanieTchadTerres Australes FrançaisesTerritoire Britannique De L’océan IndienTerritoires PalestiniensThaïlandeTimor OrientalTogoTokelauTongaTrinité-е-TobagoTunisieTurkménis tanTurquieTuvaluUkraineUruguayVanuatuVenezuelaVietnamWallis-ET-FutunaYémenZambieZimbabweÉgypteÉmirats Arabes UnisÉquateurÉrythréeÉtat Сите Du VaticanÉtats Fédérés De MicronésieÉtats-UnisÉthiopieÎle BouvetÎle ChristmasÎle NorfolkÎle Де ManÎles CaïmansÎles Кокосовые (Килинг) Îles CookÎles FéroéÎles Слышал Et MacDonaldÎles MalouinesÎles Mariannes Du NordÎles MarshallÎles SalomonÎles Turques-ET-CaïquesÎles Vierges BritanniquesÎles Vierges Де États- UnisÎles Mineures éloignées Des États-UnisÎles Åland

Quelle gamme de produit vous соответствует?

Соин

Maquillage

Les deux

Елена Рубинштейн — Бренд, макияж и жизнь

Кем была Елена Рубинштейн?

Елена Рубинштейн была предпринимателем и филантропом.В 1902 году она начала свою деловую карьеру в Австралии, продавая косметический крем, которым пользовалась ее мать. Вскоре она основала салон красоты и начала производить косметику, на каждом шагу прилагая все усилия, чтобы расширять свой бизнес. Рубинштейн открыла салоны в Лондоне и Париже, а с началом Первой мировой войны переехала в Америку. Ее косметический бизнес превратился во всемирную империю косметики, и в конечном итоге в 1953 году она создала Фонд Елены Рубинштейн для финансирования организаций, занимающихся вопросами здоровья детей.

Ранние годы

Рубинштейн родился в Кракове, Польша, 25 декабря 1870 года.В то время как ее отец был строгим, ее мать применила уникальный подход к воспитанию восьми дочерей: она сказала им, что они будут обладать влиянием в мире благодаря силе красоты и любви. С этой целью ее мама даже делала собственные кремы для красоты.

Будучи старшим ребенком, Хелена помогала своему отцу вести бухгалтерский учет, и ее интеллект заставил его настоять на том, чтобы она изучала медицинские науки. Ей нравилась работа в лаборатории, но она не хотела попадать в больницу, и ей разрешали прекращать учебу, если она соглашалась выйти замуж.Однако ее выбором стал не 35-летний вдовец, которого выбрал ее отец, а однокурсник из Краковского университета.

Бизнес начинается в Австралии

Отец Рубинштейна не одобрял ее выбор в мужья, поэтому она собрала вещи и переехала из родной Польши, чтобы жить с дядей в Австралии. Она принесла с собой дюжину бутылочек крема для красоты своей матери, сделанного из комбинации трав, миндаля и экстракта карпатской пихты. Кремы пользовались успехом у местных женщин, и Рубинштейн раздавал продукты, пока ее матери не пришлось прислать еще.

Работая случайными заработками и при финансовой поддержке женщины, кожа которой испытала на себе все преимущества крема, Рубинштейн вскоре начал продавать свою продукцию. Вскоре у нее появился собственный магазин в Мельбурне. Там она встретила польско-американского журналиста Эдварда Уильяма Титуса, и пара поженилась в июле 1908 года в Лондоне. Работая по 18 часов в день, Рубинштейн получила прибыль в своем косметическом бизнесе, а в 1905 году она отправилась в Европу, чтобы изучать достижения в лечении кожи. Когда она вернулась, она начала привозить своих сестер, чтобы помогать в бизнесе, а также привезла в Австралию доктора.Якоб Лыкуски, человек, который дал матери Рубинштейна формулы ее кремов, чтобы помочь в создании большего количества косметических продуктов.

Построение империи

В 1908 году Рубинштейн направилась в Лондон со 100 000 фунтов стерлингов, чтобы инвестировать в свой бизнес, и менее чем через год она открыла Салон красоты Хелены Рубинштейн. Вскоре она купила парижский салон и поручила ему управлять своей сестрой Полиной. Единственное, что тормозило Рубинштейна, было то, что она была беременна и родила двоих сыновей в 1909 и 1912 годах.Затем в 1916 году Рубинштейн открыла салон в Нью-Йорке. Затем последовали салоны в Сан-Франциско, Бостоне, Филадельфии, Чикаго и Торонто, а также продажи ее продукции в универмагах.

В 1920-е годы Рубинштейн в Голливуде учил старлеток правильно наносить макияж. Вернувшись в Нью-Йорк, у нее было ожесточенное соперничество как с Элизабет Арден, так и с Чарльзом Ревсоном, основателем Revlon, и в 1928 году Рубинштейн продал свой американский бизнес Lehman Brothers. (Однако вскоре после этого она перекупила его по дешевке, поскольку последующий обвал фондового рынка сделал бизнес доступным с огромной скидкой.)

Рубинштейн и Титус развелись в 1937 году, и следующим летом она вышла замуж за русского князя Артчила Гуриелли-Чкония, который был на 20 лет моложе. Пожизненный поборник здорового образа жизни и ухода за собой, Рубинштейн умер в Нью-Йорке 1 апреля 1965 года в возрасте 94 лет. Год спустя была опубликована ее автобиография My Life for Beauty .

Елена Рубинштейн | Американская деловая женщина

Хелена Рубинштейн (родилась 25 декабря 1870 года, Краков, Польша, Австро-Венгрия — умерла 1 апреля 1965 года, Нью-Йорк, Северная Каролина).Ю., США), косметолог, руководитель бизнеса и филантроп. Она основала Helena Rubinstein, Inc., ведущего производителя и дистрибьютора женской косметики.

Британника исследует

100 женщин-первопроходцев

Познакомьтесь с выдающимися женщинами, которые осмелились выдвинуть на первый план вопросы гендерного равенства и другие вопросы. Этим историческим женщинам есть что рассказать, от преодоления угнетения до нарушения правил, переосмысления мира или восстания.

Рубинштейн была одной из восьми дочерей в еврейской семье среднего класса в Польше. Она кратко изучала медицину в Швейцарии, а затем в конце 1890-х годов отправилась навестить родственников в Австралию. Там отсутствие косметики, особенно средств по уходу за кожей, побудило ее открыть небольшой магазин в Мельбурне по продаже кремов и тому подобного, которые она сначала импортировала из Европы, а затем начала производить сама. Затем она вернулась в Европу и изучала дерматологию у нескольких ведущих авторитетов, прежде чем возобновить свой бизнес.В 1908 году она открыла изысканный салон красоты в Лондоне, а в 1912 году еще один в Париже. С самого начала ее клиентура состояла из богатых и аристократических женщин, многие из которых нарушали общественные обычаи, покровительствуя ее салонам. В 1914 году она открыла салон в Нью-Йорке, а в течение следующих нескольких лет салоны появились также в Чикаго, Бостоне, Лос-Анджелесе и других городах Америки. С этого дня она проводила все большую часть своего времени в Соединенных Штатах.

В 1917 году Рубинштейн начала оптовую продажу своей продукции, предприятие, которое вместе с производством в конечном итоге стало основным видом деятельности ее бизнеса.Химики и исследователи, с которыми она работала, разработали сотни новых и улучшенных косметических средств, среди которых была первая линия лечебных средств по уходу за кожей. В годы, последовавшие за Второй мировой войной, она открыла производственные мощности на пяти континентах.

Имея личное состояние в 100 миллионов долларов, Рубинштейн занимал видное место в международном сообществе и содержал дома в городах по всему миру. Покровитель искусств, она основала Фонд Елены Рубинштейн в 1953 году для координации своей благотворительной деятельности, включая подарки музеям, колледжам и учреждениям для нуждающихся, особенно женщин и детей.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.
Подпишитесь сейчас

Когда красота — сила: День Елены Рубинштейн | Культура | Репортажи об искусстве, музыке и образе жизни из Германии | DW

Елена Рубинштейн родилась 25 декабря 1872 года в Кракове на территории современной Польши. Она была старшей из восьми дочерей; ее отец был еврейским торговцем керосином. Родители звали ее Чая. Позже она дала себе другое имя.

Отказавшись от брака, устроенного ее родителями, она покинула страну, на корабле отправилась в Австралию, чтобы жить со своим дядей и его семьей.

Елена Рубинштейн часто появлялась в белом халате.

В списке пассажиров корабля молодая женщина решила использовать имя Елена — намек на прекрасную Елену Троянскую. Она также написала, что ее возраст на четыре года моложе, чем она была на самом деле.

В багаже ​​она несла крем, который она, ее сестры и мать использовали дома в Кракове, как сообщается, по рецепту ее матери.

В те времена женщины мыли кожу водой с мылом; К кремам и эмульгаторам относились с подозрением, а женщины, которые их использовали, считались людьми сомнительными с моральной точки зрения.

Рубинштейн подчеркнула ее серьезность, сказав клиентам, что она кратко изучала медицину, хотя биографы оспаривают это.

Венгерский «дар небес»

Австралийцы открыто восхищались ее безупречным цветом лица, и она решила продавать крем, продавая смесь уникальных трав в бальзаме, который она назвала «Валазе».

Ее продукт сразу же стал хитом и вскоре был распродан. Она начала производить больше, покинула дом своего дяди и вскоре смогла открыть свой первый небольшой магазин в Мельбурне на заработанные деньги.Время было удачным: это был 1903 год, год после того, как австралийские женщины получили право голоса. Всего за несколько месяцев Рубинштейн, молодой и амбициозный, заработал состояние.

Вернувшись в Европу в 1905 году, Рубинштейн вернулся в Австралию два года спустя и встретил Эдварда Титуса, американского журналиста также польского происхождения. Пара поженилась в 1908 году в Лондоне и родила двоих сыновей. В 1908 году Рубинштейн основала свой второй салон в Веллингтоне, Новая Зеландия, и третий в том же году в Лондоне.

Императрица косметики

В 1912 году кремы Елены Рубинштейн завоевали Париж, где она открыла большой салон красоты.В 1914 году, во время Первой мировой войны, семья уехала из Европы в США. В Нью-Йорке Рубинштейн открыла еще один салон, тем самым увеличив свою империю.

Продукция Helena Rubinstein входит в группу L’Oreal с 1988 года.

К тому времени ее успех был бесспорным. Разработав свою первую косметическую линию, она теперь владеет всемирной сетью косметических фабрик, лабораторий и салонов красоты. В дальнейшем фабрики по производству ее продукции открылись в Великобритании, Франции, Германии и других странах.С тех пор ее продукты носили ее собственное имя, Helena Rubinstein, и продолжают носить их по сей день.

Рубинштейн также инвестировала в научную разработку своей продукции и в обширное обучение своего персонала. Даже в преклонном возрасте она по-прежнему интересовалась разработкой новых методов лечения. Проницательная деловая женщина, она продала свою компанию Lehman Brothers в 1928 году, но когда фондовый рынок рухнул, выкупила ее обратно за небольшую часть стоимости, сделав ее еще более успешной.

Замечательная коллекция произведений искусства

После окончания Первой мировой войны Рубинштейн вернулся в Париж очень богатым и начал создавать внушительную коллекцию произведений искусства.В течение многих лет она общалась с великими артистами — самые яркие писатели и мыслители Парижа на рубеже веков были частыми гостями дома, включая американских романистов Эрнеста Хемингуэя и Уильяма Фолкнера, а также художников Мана Рэя и Марка Шагала, с которыми она дружила. Рауль Дюфи и Сальвадор Дали писали ее портреты.

Однако Пабло Пикассо упорно отказывался писать ее картину, даже после того, как она просила его несколько раз. Она посетила его студию, чтобы попытаться изменить его мнение, но безуспешно.

Рубинштейн была женщиной, которая знала, как себя преподнести

В 1937 году Рубинштейн развелся и через год женился на грузинском принце Артчиле Гуриелли-Чконии. Он был на 23 года моложе ее, что только добавило ей легенды. Рубинштейн, возможно, не была такой традиционно красивой, как ее модели по уходу за кожей — ее рост составлял всего 4 фута 10 дюймов (1,47 метра), но она определенно знала, как представить себя в драматической манере. В отличие от своей бледной кожи, она красила губы ярко-красным, часто собирая черные волосы в толстый элегантный узел на затылке.

Ненасытная страсть к драгоценностям

Примерно в это же время успешный предприниматель стал прямым конкурентом легенды косметики Элизабет Арден. В 1939 году Рубинштейн представила первую водостойкую тушь для ресниц, которую она сама не изобрела, но получила патент. Она также была первой в отрасли, которая классифицировала разные типы кожи.

Помня о рентабельности производства, она также была чрезвычайно бережливым человеком. В известной сказке говорится, что она приехала в Нью-Йорк с коричневым бумажным пакетом вместо элегантной сумочки, которую можно было ожидать.Ходили слухи, что она спала в ночных рубашках, которые стоили всего 4 доллара. С другой стороны, у нее была ненасытная страсть к ювелирным украшениям, и, как говорят, она сортировала свои драгоценности в алфавитном порядке.

Магазины Helena Rubinstein расположены по всему миру, в том числе здесь, в Шэньчжэне, Китай

С 1988 года ее люксовый бренд входит в группу L’Oreal. К моменту смерти ее компания насчитывала 100 филиалов в 14 странах мира. 1 апреля 1965 года Хелена Рубинштейн скончалась в нью-йоркской больнице в возрасте 94 лет.Незадолго до своей смерти она сама управляла своей косметической империей. Помимо компании, Рубинштейн оставил после себя музей современного искусства в Тель-Авиве. В конце жизни она была одной из самых богатых женщин в мире.

Эта статья адаптирована с немецкого языка Сарой Хукал.

Закрытие фонда Елены Рубинштейн

На протяжении почти 60 лет Фонд Елены Рубинштейн поддерживает программы в области искусства, образования, здравоохранения и общественных работ, прежде всего в Нью-Йорке.

НЬЮ-ЙОРК, октябрь.31, 2011 / PRNewswire-USNewswire / — Фонд Елены Рубинштейн, основанный в 1953 году, официально прекратит свою деятельность к концу года. За свою почти 60-летнюю историю Фонд распределил около 130 миллионов долларов, в основном образовательным и общественным организациям Нью-Йорка.

Елена Рубинштейн была авторитетом в области красоты, пионером индустрии, меценатом, филантропом и коллекционером. Она родилась в Польше в 1871 году, в возрасте 18 лет иммигрировала в Мельбурн, Австралия, и в возрасте 20 лет начала свой косметический бизнес с одного продукта — простого крема для лица.В то время, когда возможности карьерного роста для женщин практически отсутствовали, Хелена Рубинштейн создала успешное предприятие, которое расширилось от Мельбурна до Лондона в 1902 году, до Парижа в 1906 году и до Нью-Йорка в 1912 году. Международная косметическая империя, которую она создала, принесла ей репутацию. как одна из самых успешных деловых женщин в мире.

Хелена Рубинштейн основала Фонд в подтверждение принципа, который она часто выражала: «Мое состояние исходит от женщин и должно приносить пользу им и их детям, улучшая качество их жизни.»Убежденная, что образование имеет жизненно важное значение для развития карьеры, она предоставляла стипендии, чтобы побудить молодых женщин получить высшее образование и продолжить нетрадиционную карьеру. Фонд поддерживал видение своего основателя на протяжении многих лет, уделяя особое внимание образовательным и карьерным инициативам, художественному образованию и здравоохранению. и прямые услуги для общин с низкими доходами. Большая часть пожертвований Фонда пошла на образовательные программы для всех возрастных категорий — от помощи детям в учебе в школе, до подготовки молодых людей к колледжу и миру работы, до предоставления взрослым возможности достичь своих полный потенциал благодаря профессиональному обучению, стажировке, стипендиям и возможностям стажировки.

Дайан Мосс, президент, руководит Фондом с 1968 года: «Мы гордимся тем, что поддерживаем многие организации, работающие в сфере образования, искусства в образовании, общественных услуг и здравоохранения. Некоторые из наиболее успешных инициатив и программ, в которых мы участвовали. Это была профессиональная подготовка безработных и возможность карьерного роста для молодых людей, понимание того, что привлечение людей к работе и карьерным возможностям — это самый ясный путь из бедности. После закрытия Фонда мы выделили несколько окончательных и значительных грантов, отражающих нашу историю ценности на протяжении многих десятилетий.«

Помимо того, что Хелена Рубинштейн была успешной бизнес-леди, она была другом и покровителем многих художников, которые сегодня признаны лучшими в мире. Активы фонда включали архив из более чем 600 фотографий, которые сейчас хранятся в Технологическом институте моды (Государственного университета Нью-Йорка), и 27 ее портретов, выполненных известными художниками (в том числе Сальвадором Дали, Павлом Челищев и Мари Лорансен), которые были проданы на аукционе Sotheby’s в 2011 году.

Список грантов фонда доступен на его веб-сайте: http://www.helenarubinsteinfdn.org

ИСТОЧНИК Фонд Елены Рубинштейн

Тряпки, богатство и соперничество: взлеты и падения магната красоты Хелены Рубинштейн

Хелена Рубинштейн изобрела водостойкую тушь для ресниц, первое увлажняющее средство и создала красную помаду, которую носят суфражистки, как знак сопротивления. Так почему же ее имя не нарицательное?

Может показаться, что наша одержимость красотой никогда не была столь сильной, но взгляд в прошлое говорит о другом. Make Up The Past — это колонка, в которой рассказывается о великих женщинах из истории и о том, как они использовали косметику для формирования своей идентичности, от древних королев до современных художников.

Если бы вы сказали Елене Рубинштейн, что в 2019 году даже самому заядлому фанатику красоты будет трудно сказать вам, кто она такая, мало шансов, что она этому поверит. Тогда, если бы вы сказали ей, что ее великая соперница, Элизабет Арден, до сих пор остается одним из самых известных имен в мире косметики, она была бы в ярости.

И тем не менее, за шесть десятилетий в отрасли история империи красоты Рубинштейна — это история современной косметики. Твердо держа руку на пульсе меняющегося отношения к макияжу на протяжении ХХ века, Рубинштейн с самого начала признал взаимовыгодные отношения между наукой и красотой, доказав, что в мире бизнеса женское прикосновение может быть прикосновением Мидаса. Она настолько властно властвовала над причудами и тенденциями этой непостоянной индустрии, что не кто иной, как Жан Кокто прозвал ее «царицей красоты» — но ее бурная история из лоскутов к богатству теперь в значительной степени забыта.

Хелена Рубинштейн родилась в 1870 году и окрестила Чая — первое из многих имен, которые она принимала на протяжении всей своей жизни. Уместно, что она приняла этот облик-хамелеон, учитывая то, что она позже впервые в истории предложит женщинам всех классов и слоев общества: возможность переделывать себя каждый день, не выходя из собственной спальни. Старшая из восьми сестер, выросшая в обширной еврейской семье со скромным достатком в центре Кракова, Рубинштейн рано проявила способности к математике и бухгалтерскому учету, но в возрасте 18 лет ее отец обручил ее с 35-летним вдовцом. к раздражению Рубинштейна.В качестве первого из многих проявлений неистовой независимости Рубинштейн связался с дядей, живущим в Австралии, и договорился о поездке туда. Что еще более важно, перед отъездом она собрала несколько банок крема для лица, которым клялась ее мать, придуманного венгерским химиком и состоящего, среди прочего, из трав, миндальной эссенции и экстракта пихты.

Именно этот крем стал для Рубинштейна золотым билетом к успеху: по прибытии в Австралию она начала продавать крем другим женщинам-эмигрантам, чья кожа все больше страдала от сильного солнца.Отсюда она открыла магазин в Мельбурне, затем еще один магазин в Сиднее, затем салон на лондонской Графтон-стрит, что позволило ей быть ближе к европейским дерматологам, от которых она получала научные знания, которые позволили ей производить некоторые из самых новаторских продуктов на рынке. Среди длинного списка инноваций Рубинштейн — первое увлажняющее средство — ее фирменный крем Valaze, который оказался таким хитом в Австралии — дебютировавший в 1902 году, первая водостойкая тушь для ресниц в 1939 году и первый профилактический антивозрастной продукт в 1956 году.

К началу Первой мировой войны у Рубинштейн также был популярный салон в Париже, но к тому моменту она была замужем за американским газетным магнатом Эдвардом Уильямом Титусом и в итоге переехала с двумя сыновьями через пруд в Нью-Йорк. Именно здесь она смогла поднять бизнес на вершину. Открывая салоны по всей стране и лично обучая персонал, Helena Rubinstein Incorporated имела оглушительный успех — настолько, что в какой-то момент она продала компанию Lehman Brothers за многие миллионы, но выкупила ее обратно за небольшую часть стоимости. во время финансового краха и перезагрузить его под ее бдительным присмотром.В своей новой итерации она основала обширный спа-комплекс на Пятой авеню, который служил универсальным флагманом для бренда Rubinstein и сотрудничал с художниками-сюрреалистами, такими как Жоан Миро и Сальвадор Дали, во всем, от интерьеров магазинов до дизайна продуктов. Именно это невероятное сочетание неистовой деловой хватки, технических ноу-хау и творческого чутья привело ее к смерти в 1956 году как одной из самых богатых женщин мира.

Но что тогда с ее знаменитым соперничеством с другим магнатом красоты Элизабет Арден? Восхождение Арден на вершину индустрии красоты произошло почти одновременно с восхождением Рубинштейна, и благодаря ее аналогичным новаторским разработкам в этой области они стали ожесточенно конкурировать, причем Рубинштейн язвительно называл Арден «другим».Но несмотря на то, что все, от книг до бродвейских мюзиклов, было написано об этих якобы кислотных отношениях, ирония заключается в том, что — немного похоже на еще одно из величайших женских соперничеств из истории, между королевой Елизаветой I и Марией, королевой Шотландии — они никогда не встречались на самом деле. и уж точно никогда не было кошачьих драк. Это не мешает писателям брать художественную лицензию и натравливать их друг на друга, что, возможно, больше говорит о том, как мы смотрим на динамику влиятельных женщин, работающих в одной отрасли, чем об их реальных отношениях.

Что, возможно, важнее деловой хватки и необычайного богатства Рубинштейна, так это то, что она олицетворяла. В современном мире мы считаем само собой разумеющимся, что интерес женщины к красоте не коррелирует с ее умом, трудолюбием или любыми другими качествами, которые могут подпадать под эту рубрику «серьезность». Женщины-политики рады украшать страницы модных журналов , , а совсем недавно мы узнали, что одна из самых известных в мире влиятельных лиц в сфере красоты изучает право, чтобы лучше понять свою страсть к реформе уголовного правосудия.

Но на рубеже 20-го века, когда Рубинштейн только начал строить свою империю, видимое нанесение макияжа в значительной степени рассматривалось как нечто незаконное: форма двуличной магии, используемой проститутками и — что, пожалуй, наиболее ужасающе — для застегнутое общество 1910-х — суфражистки. Для суфражисток, борющихся за право голоса как в Британии, так и в Америке, красная помада стала символом их эмансипации, а помада, которую они наносили, была произведена не кем иным, как Рубинштейном, который воспользовался возможностью построить новый мир для женщин, где они могли бы контролировать свои изображение с помощью макияжа, к большому удовольствию феминисток-хлопушек, которые следовали за ними на протяжении 20-30-х годов.

Бьюти-революция Рубинштейна была больше, чем просто превращение косметической индустрии в феномен массового рынка; хотя это тоже было. Это был путь ко всем возможностям, которые макияж может позволить современной женщине: первый пример сложных значений, которые мы расшифровываем, исходя из того, как человек выбирает красить свое лицо, от росистого мерцания лица, влияющего на красоту, до калейдоскопические цвета трансвеститов с минимальным воздействием туши и помады генерального директора.

Там, где Elizabeth Arden Inc продолжала процветать как независимое предприятие, компания Рубинштейна была продана конгломерату Colgate Palmolive в 1973 году, где медленно и анонимно вошла в состав L’Oréal. Но даже если ее имя больше не вспоминают так, как должно, с сегодняшним пониманием красоты как выражения индивидуальности, ее наследие повсюду. Одно из самых известных высказываний Рубинштейна было «красота — это сила»: кажется, обществу потребовалось немного времени, чтобы это понять.

Цвет денег | Жительница Нью-Йорка

Хелена Рубинштейн родилась в 1872 году в еврейском гетто Кракова, старшая из восьми дочерей торговца керосином. К позднему подростковому возрасту она покинула Польшу и перебралась в Австралию, где начала готовить чаны с кремом для лица. Она назвала его Валазе и заявила, что это было создание выдающегося европейского специалиста по коже по имени доктора Ликуски и «составлено из редких трав, которые растут только в Карпатах». Она арендовала витрину в центре Мельбурна и продавала свою смесь по ошеломляющей цене.

В отличие от хладнокровной технократической основательницы L’Oréal, Хелена Рубинштейн (сфотографированная в ее квартире в 1941 году) преуспевала в драме. Фотография ГЕРБЕРТА ГЕРА / ГЕТТИ

Всего за десять с лишним лет она стала миллионером. Она расширилась до Лондона, затем до Парижа, затем до Нью-Йорка, а оттуда почти до всех крупных городов мира. Она добавляла один продукт за другим, пока Helena Rubinstein Inc. не насчитывала шестьдесят два крема; семьдесят восемь порошков; сорок шесть духов, одеколонов и туалетной воды; шестьдесят девять лосьонов; и сто пятнадцать помад, плюс мыло, румяна и тени для век.В декабре 1928 года она продала свой бизнес Lehman Brothers за сумму, эквивалентную восьмидесяти четырем миллионам долларов в сегодняшних деньгах, и, когда бесхозяйственность Lehman и Депрессия снизили стоимость акций с шестидесяти до трех долларов, она выкупила свою фирму обратно. за гроши и довел до еще большего успеха. Она была ростом четырех футов десяти дюймов и говорила на странном сочетании польского, идиш, французского и английского языков. Она настояла на том, чтобы ее называли мадам. На момент своей смерти в 1965 году она была одной из самых богатых женщин в мире.

Биограф Рут Брэндон тратит первую часть «Уродливой красоты» (Харпер; 26,99 доллара), описывая восхождение Рубинштейна, и картина, которую она рисует на свой предмет, является необычной. Рубинштейн закупал произведения искусства целыми грузовиками; один критик однажды сказал, что у нее были «несущественные картины всех выдающихся художников девятнадцатого и двадцатого веков». Всего в одной комнате ее триплекса на Парк-авеню над камином висело семь Ренуаров. Ее легендарная коллекция драгоценностей хранилась в картотеке, отсортированной в алфавитном порядке: «А» — аметисты, «Б» — бериллы, «D» — бриллианты.«Нью-Йоркская гостиная Рубинштейна, как и все остальное в ней, была безвкусной, но полна удовольствия», — пишет Брэндон. «На нем красовался кислотно-зеленый ковер, спроектированный Миро, двадцать викторианских резных стульев, покрытых пурпурным и пурпурным бархатом, китайские журнальные столики, инкрустированные жемчугом, золотые турецкие торшеры, скульптуры острова Пасхи в натуральную величину, голубые опаловые вазы шести футов высотой. , Африканские маски вокруг камина и картины, покрывающие каждый дюйм стены ». Однажды она пригласила Эдит Ситуэлл на обед и, узнав, что предки Ситуэлл сожгли Жанну д’Арк на костре, воскликнула: «Кто-то должен был это сделать!» В 1950-х годах она взяла в компанию молодого человека на полвека моложе ее, ухаживая за ним на свидании, которое началось с обильного обеда («Мне нужно сохранить энергию!») И демонстрации «Бен … Гур »(« Самое интересное! Я рад, что еврейский мальчик победил! »).С тех пор Рубинштейн везде водил молодого человека, даже на государственный обед с премьер-министром Израиля Давидом Бен-Гурионом, который спросил ее: «Кто твой гой?» Рубинштейн ответил: «Это Патрик! А также . . . и да, он мой гой ».

Во второй части «Уродливой красоты» Брэндон рассказывает параллельную историю об одном из современников Рубинштейна, человеке по имени Эжен Шуэллер. Он родился на девять лет после Рубинштейна в Париже. Его родители держали небольшую кондитерскую на улице Шерш-Миди на Монпарнасе.Он был единственным ребенком — его четыре брата умерли в младенчестве — и его родители пожертвовали, чтобы отправить его в частную школу, субсидируя его обучение тортам. После успешной академической карьеры он стал преподавать химию в Сорбонне. Но неспешный ритм академической жизни ему наскучил. «Он залезал в окно и выходил из него до и после рабочего дня, иногда начинал работу в шесть утра, иногда оставался на работе до позднего вечера — часы, которые его коллеги необъяснимым образом предпочитали проводить со своими друзьями и семьей», — пишет Брэндон.Однажды к нему подошел парикмахер, ища улучшения по сравнению с использовавшимися тогда ненадежными красителями. Шюллер бросил работу и превратил свою квартиру в лабораторию. К 1907 году он усовершенствовал свою формулу и начал продавать ее местным парикмахерским. В 1909 году он зафиксировал свою первую прибыль. К 1930-м годам он был одним из самых богатых промышленников Франции, и его штаб-квартира переехала в величественное здание на Рю Рояль. Он вставал в 4 утра. , займитесь делами компании в течение двух часов, совершите часовую прогулку, а затем отвезите его на Rolls-Royce на каждый из его различных химических заводов, закончив свой день в полночь.Он назвал свою компанию L’Oréal.

Цель Брэндона, связанного с историями этих двух пионеров косметического бизнеса, — выявить их многочисленные связи и параллели — изучить, что развитие косметики в L’Oréal и Helena Rubinstein говорит нам о социальных конструкциях красоты. Однако противопоставление Рубинштейна и Шуллера наиболее интересно как своего рода естественный эксперимент в области предпринимательского стиля. В конце концов, это были два человека, рожденные в одном классе и в одну эпоху и заряженные одной страстью: делать косметику респектабельной.И все же они вряд ли могли быть более разными. Рубинштейн продавал иллюзию — обещание вечной молодости. То, что продал Шюллер, было реальным. «В индустрии красоты, претензии которой обычно мало связаны с реальностью, если вообще имеют какое-либо отношение к реальности, его продукт был уникален тем, что и он, и его клиенты знали, что он всегда будет выполнять именно то, что обещала упаковка», — пишет Брэндон. «L’Oréal сработал: он мог окрасить ваши волосы в любой цвет, который вы хотите, и безопасно. . . . В основе ее дела лежала народная мудрость; Бизнес Шуэллера держался на науке.

Брэндон называет карьеру Рубинштейна «хаотичной, чередой блестяще выполненных импровизированных вылазок». Она кричала и беспокоилась. Она колебалась от кризиса к кризису. Она населяла свою обширную империю всеми родственниками, которых могла достать. «Суть« Мадам »заключалась в том, что бизнес и эмоции были неотделимы», — говорит Брэндон, и она продолжает:

Она набирала адреналин: ее хаотичные, навязчивые письма к [своей подруге] Розе Холлей, в которых беспокойство Момент был нацарапан всякий раз, когда это могло произойти, на любом клочке бумаги, лежавшем под рукой, раскрывая постоянную беспорядочную панику под ее уверенным внешним видом: «Я не оплачивала счета последние три недели, дайте мне знать еще раз, что должно и должно быть оплачено сейчас.У меня ужасно не хватает денег, кажется, все хуже и хуже. . . . Я часто не знаю, стою ли я на ногах или на голове «.

Шюллер, напротив, был образцом разума и расчетов. Если он и беспокоился, то не оставил никаких следов. Он методично применял одни и те же принципы и научные методы к одному делу за другим, пока не перешел на мыло, краски, фотопленку и пластик. Он нанял профессиональных менеджеров и оставил после себя компанию, которая сегодня является колоссом.Рубинштейн был предпринимателем девятнадцатого века; ее стиль был личным и своеобразным. Шуллер был современным предпринимателем. Строители бизнеса, которых мы сегодня почитаем, которые привносят технические инновации и дисциплину на примитивные рынки, выглядят просто в его образе. Шуллер — это Стив Джобс. Это Марк Цукерберг. И на этом история Шуллера и Рубинштейна закончилась бы, если бы не маленькая история Второй мировой войны.

Одним из лидеров ультраправых во Франции в бурные годы, предшествовавшие Второй мировой войне, был Эжен Делонкль, которого Брэндон описывает как «умного и харизматичного морского инженера, чье гипнотическое личное обаяние сводило на нет его несколько абсурдную внешность — короткие, пухлые, неизменно в котелке.Делонкль руководил террористической группировкой La Cagoule, которая проводила политические убийства, стреляла в демонстрацию социалистов и взорвала две бомбы возле Триумфальной арки. У него был личный киллер по имени Жан Филлиоль, который однажды пытался убить премьер-министра Франции. После немецкого вторжения во Францию ​​в 1940 году Делонкль сформировал политическую партию под названием Mouvement Social Révolutionnaire, или M.S.R., которая в оккупированной Франции была одним из самых громких голосов в пользу сотрудничества с нацистами.Люди Делонкла маршировали по Парижу в сапогах и туниках, каталогизируя еврейскую собственность для экспроприации. В октябре 1941 г. взорвал семь парижских синагог с помощью взрывчатки, предоставленной гестапо. Делонкль был гангстером, головорезом и ярым антисемитом, а Эжен Шуэллер был одним из его главных покровителей. Шюллер писал для газеты Делонкле. Он дал ему деньги. Он даже установил M.S.R. в офисе рядом с его собственным в штаб-квартире L’Oréal.

Брэндон утверждает, что привязанность Шуллера к M.S.R. не было изначально идеологическим. Он не был прогерманским. Он не был нацистом. Нет никаких доказательств того, что он был особенно антисемитом. Многие из последователей Делонкля были по существу правыми роялистами, тоскующими по давно потерянной католической монархии. Шюллер был ребенком с улицы Шерш-Миди. Он верил в меритократию.

Поведение Шуллера основано на прагматизме. Он был бизнесменом, и сотрудничество с немцами было для него правильным бизнес-решением. «Годы войны были очень прибыльными для тех, кто мог продолжать производство — все, что можно было сделать, можно было продать, оккупанты готовы были платить любую цену за предметы роскоши, и существовал процветающий черный рынок дефицитных товаров первой необходимости», — пишет Брэндон.«Но только сотрудничество обеспечило доступ к сырью».

В ту минуту, когда Шюллер почувствовал поворот войны, он хладнокровно изменил курс. В конце 1941 года он начал разрывать связи с М.С.Р. и Делонкль. К концу 1942 года, когда Америка оказалась в состоянии войны, а Гитлер чрезмерно расширился в России, Шуэлер начал сближаться с Сопротивлением. Он позволил использовать фургон L’Oréal для тайной доставки почты. Он пожертвовал семьсот тысяч франков маки и два миллиона франков де Голлю в изгнании в Англию.Он начал работать с группой, которая в итоге помогла двумстам человек сбежать от нацистов. После окончания войны Шюллеру и ряду других французских промышленников было предъявлено обвинение в сотрудничестве. Его современник, автопроизводитель Луи Рено, закончил свою жизнь с позором, и его бизнес перешел в руки государства. Только не Шуллер. Легенда Сопротивления Пьер де Бенувиль встал и поручился за него. В послевоенные годы доброе слово героя войны было всем. Шуллер был оправдан.

«Я охотник-собиратель-накопитель».

Подробности того, как Шюллеру удалось избежать юридических проблем, ужасны. Оказывается, Бенувиль почти не знал Шуэллера. Похоже, он делал одолжение трем друзьям: Франсуа Далле, руководившему L’Oréal после смерти Шуэллера; Андре Беттанкур, женившийся на дочери Шуэллера и ставший одним из самых богатых людей в мире; и Франсуа Миттеран, который работал в L’Oréal в последние дни войны и стал президентом Франции.Но нельзя отрицать циничный блеск стратегии Шуллера. Как сказали бы на Уолл-стрит, он довел войну до совершенства. Когда в 1942 году рынок изменился, он закрыл короткую позицию в Германии и пошел в длинную по Франции, и неловкий факт в поведении Шуллера заключается в том, что эта способность преодолевать неожиданные препятствия — это то, что мы обычно ценим в предпринимателях. Предприниматель — это человек, одержимый своим творением, который применяет всю силу своего интеллекта, чтобы защитить и поддержать его. Вот почему Александр Грэм Белл не отказывался от телефонных разговоров, и почему Hewlett и Packard продолжали работать в своем гараже в Кремниевой долине.Нам нравится это про них. Вот Брэндон, описывающий, что случилось с Шуллером, когда он впервые приступил к своему проекту по окрашиванию волос. Уволившись с работы и имея всего восемьсот франков на свое имя, он уступил принуждению к изобретательству:

Двухкомнатная квартира на улице д’Альжер стоила 400 франков в год, которые, поскольку ему приходилось есть и на покупку материалов отдали ему чуть меньше двух лет. Столовая стала его офисом, спальня — лабораторией. Он жил один, готовил себе еду и спал на раскладушке, пока она не была вытеснена лабораторным оборудованием.. . . «Когда я вспоминаю те дни, я не представляю, как я их пережил», — размышлял он сорок лет спустя.

Итак, почему мы должны удивляться тому, что Шюллер переступил моральную черту на службе той же навязчивой идеи? Дочь Шуэллера, Лилиан Беттанкур, позже пыталась оправдать поведение своего отца в военное время, говоря, что он был «патологическим оптимистом, который не имел ни малейшего представления о политике и которому всегда удавалось оказаться не в том месте». Брэндон скептически относится к такому объяснению.Но это не совсем так. Люди, которые отступают в свои двухкомнатные квартиры или захламленные гаражи и выходят через два года с более совершенной мышеловкой , являются патологическими оптимистами и редко имеют первое представление о политике. Шюллер не был за Францию; он не был за Германию. Шюллер был за Шюллера. Инженер, работавший в L’Oréal, сказал об этом лучше всего: «Я думаю, что М. Шуэллер слишком оппортунист, чтобы рискнуть полностью поддержать кого-либо».

Одна из классических историй предпринимательского канона связана с основателем Ikea Ингваром Кампрадом.На заре существования компании другие шведские производители мебели бойкотировали Кампрад, протестуя против того, что они считали его хищническим ценообразованием. Его бизнес находился в кризисе: он мог выполнять лишь часть своих заказов. Кампрад отправился в Польшу, где производственные затраты были вдвое меньше, чем в Швеции. Там он заключил серию сделок, которые в конечном итоге сделали Ikea ведущей европейской компанией по производству недорогой мебели и превратили ее из безвестности в одного из крупнейших розничных торговцев в мире.Вот и предприниматель в действии: блестяще преодолевает препятствие себе во благо. Но официальная история Ikea вряд ли учитывает значение , когда Кампрад совершил ту поездку в Польшу. Это был 1961 год. Берлинская стена вот-вот должна была подняться. Холодная война была на пике. Польша, как и другие страны советского блока, находилась в тисках репрессивного режима. «Их визит длился неделю, и его все еще можно отследить почти шаг за шагом в документах, составленных польской тайной полицией», — беззаботно пишет журналист Бертил Торекулл в корпоративной биографии, которую он составил вместе с Ингваром Кампрадом.А как Кампрад основал магазин? «Сначала мы занимались контрабандой заранее, — рассказывает Кампрад Торекуллу. «Мы незаконно брали такие инструменты, как напильники, запчасти для машин и даже копировальную бумагу для древних пишущих машинок. . . . Мы купили средства защиты для носа и рта, когда увидели ужасную обстановку, и мы взяли много подержанного оборудования у фирмы в Йёнчёпинге [в Швеции] и вместо этого установили их в Польше ». Поскольку история Ikea была написана в 1998 году — спустя много времени после падения коммунизма, когда Польша стала здоровой демократией и неприятности советского блока начали уходить в прошлое, поездка Кампрада в Польшу рассматривалась как своего рода героическое паломничество. .Но то, что Кампрад сделал в 1961 году — приспособился к полицейскому государству, нарушил закон — не сильно отличается от того, что сделал Шуэллер в 1940 году. Кампрад не слишком волновался о моральных последствиях сотрудничества с советским блоком, потому что он не был Меня не интересуют моральные последствия. Он был предпринимателем, пытающимся спасти свой бизнес. Он был слишком оппортунистом, чтобы рискнуть полностью поддержать кого-либо. Кампрад был за Кампрад.

Сравните героя Холокоста Оскара Шиндлера.Шиндлер тоже был предпринимателем. Он приехал в Краков в самом начале войны и понял, что благодаря нацистской программе арианизации он может получить полностью функционирующую еврейскую фабрику эмалированной посуды практически за бесценок — в основном за обещание сохранить прежних владельцев фабрики на работе. Он заключил выгодный контракт на поставку военных товаров. В Эмалии, так называлась фабрика, он начал производить боеприпасы, что дало его фабрике и его еврейской рабочей силе звание «незаменимое для военных действий».За первые пять лет войны он заработал огромные деньги. Но когда немцы решили закрыть предприятие Шиндлера в Кракове и отправить его рабочих в газовые камеры, Шиндлер резко изменил свою позицию. Он убедил немцев разрешить ему перевезти своих сотрудников и оборудование в Брюннлиц в Чехословакии. Вот бизнес-профессор Рэй Джонс в своей статье «Экономическая загадка Оскара Шиндлера»:

Шиндлер использовал деньги, которые он заработал [в Кракове]. . . давать взятки, чтобы получить разрешение на строительство завода, превратить завод в оружейный завод и вспомогательный лагерь, доставить своих рабочих на завод, заплатить СС за труд заключенных, купить для них еду на черном рынке, чтобы нанять дополнительных рабочих и дать необходимые взятки, чтобы фабрика Brunnlitz оставалась открытой.К концу войны он буквально потратил все деньги, которые он заработал в Эмалии, все свое личное состояние.

Шиндлер — редкий бизнесмен, который разрешает этические конфликты капитализма военного времени так, как мы сегодня считаем удовлетворительным. Но он делает это, нарушая все правила хорошего предпринимательства, подвергая опасности свою компанию, свои инвестиции и все свое личное богатство ради благополучия своих сотрудников. Момент морального величия Шиндлера заключался в его признании того, что нацистская угроза требовала от него большего, чем то, что он был хорошим бизнесменом.Поэтому в Брюннлице он держал в платежной ведомости бесчисленное количество людей, которые вносили мало или вообще ничего. Он медлил с запуском завода, утверждая — неправдоподобно — что у него возникли трудности с запуском. Он саботировал свою технику, чтобы снаряды, которые он делал для немецкой армии, были бесполезны. Он сознательно подверг свою компанию опасности. К 1944 году, заключает Джонс, Шиндлер «не имел серьезных промышленных намерений». Практически каждое предприятие, которое он пытался предпринять на протяжении всей своей жизни, заканчивалось неудачей, что вполне логично.Война вылечила его от навязчивой идеи предпринимательства. Шиндлер больше не был для Шиндлера.

Однажды утром в мае 1964 года воры ворвались в квартиру Елены Рубинштейн на Парк-авеню. Они выдавали себя за курьеров с розами и связали ее дворецкого под дулом пистолета. Но когда они удивили ее в спальне, она бросила им вызов. Ключи от сейфа были в ее сумочке, а ее сумочка была похоронена под грудой бумаг на ее кровати. «Мадам молча вытащила ключи и с характерным присутствием разума бросила их в одном месте, в которое, как она могла быть уверена, никто никогда не заглянет: на ее широкую грудь, — пишет Брэндон.«К тому времени, когда воры заметили кошелек, в нем было всего несколько горстей бумаги, пудреница, пять двадцатидолларовых банкнот и пара бриллиантовых серег стоимостью около сорока тысяч долларов. Серьги откатились, когда они его перевернули, и Мадам накрыла их салфеткой.

Воры привязали Рубинштейна к стулу кусками простыни и скрылись с сотней долларов. Когда ее освободил дворецкий, она сказала ему положить розы в морозилку на случай, если в тот день у них будет компания.Брэндон говорит, что она рассчитала, что воры, «заплатив 40 долларов за розы. . . утром получили всего 60 долларов прибыли ».

Рубинштейну в то время был девяносто один год, и она все еще полностью владела своим бизнесом. Вскоре она отправилась в Париж, Танжер и Нормандию, а затем вернулась домой в Нью-Йорк, где умерла от инсульта. «Триплекс на Парк-авеню был сдан в аренду Чарльзу Ревсону из Revlon, выскочке, имя которой она всегда отказывалась произносить, обращаясь к нему только как к« человеку с гвоздями », — пишет Брэндон.Ее необыкновенная коллекция произведений искусства, недвижимости, высокой моды и ювелирных украшений была рассеяна, и бизнес, который она строила большую часть века, был в конечном итоге превращен в квартал, переходя от одного владельца к другому, пока, наконец, не произошло девятнадцатилетие. В восьмидесятые годы он был приобретен за гроши дочерней компанией L’Oréal в США Cosmair, председатель которой Жак Коррез был бывшим главным помощником ненавидящего евреев фашиста Эжена Делонкля.

Это момент, когда две стороны истории Брэндона сходятся воедино, и естественный эксперимент с конкурирующими стилями предпринимательства завершается.Победила сторона Шуллера. Двадцатый век победил девятнадцатый, и Брэндон, по понятным причинам, делает большую часть окончательной сделки. Коррез называл себя «полковником» бригады МСР и был одним из тех, кто маршировал по улицам Парижа в сапогах, сдавая еврейскую собственность нацистским экспроприаторам. Когда он впервые приехал в Нью-Йорк на Cosmair в 1950-х, он сразу же разыскал Рубинштейна. Он хотел купить ее компанию с момента ее смерти.Он участвовал в секретных переговорах с Лигой арабских государств, чтобы выяснить, как «очистить» свойства Рубинштейна от их еврейства, чтобы L’Oréal не попала под арабский бойкот. В телевизионном интервью в 1991 году его спросили: «Считаете ли вы себя настоящим антисемитом?» На что он огрызнулся: «Не знаю, был ли я, но вот-вот им стану». Брэндон не сомневается, что приобретение L’Oréal компании Helena Rubinstein Inc. было личным:

Учитывая его прошлое и его вызывающее высокомерие, трудно поверить, что еврейство Хелены Рубинштейн не сыграло никакой роли в абсолютной решимости Корреза приобрести свой бизнес.Он никогда не проявлял никакого интереса к очень похожей Элизабет Арден, которая была столь же влиятельным игроком, которая умерла всего через год после мадам, и чей бизнес пошел под откос так же, как и Хелена Рубинштейн. Напротив, по характеру кажется, что, прибыв в Нью-Йорк и оценив ситуацию, он должен был решить возобновить старую игру, которую он так любил в Париже, — полковник Коррез redivivus, за исключением только высоких сапог и поперечных ремней. . Все, что он делал, указывает на то, что ему доставляет удовольствие эта основная драма, причем его удовольствие, несомненно, усиливается тем фактом, что только он осознавал это.

Другая возможность, конечно, заключается в том, что это вообще не было личным. Неудобный урок победы Эжена Шуэллера над Хеленой Рубинштейн заключается в том, что иногда это просто бизнес.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.